Пятерка западных компаний выступила против решения Польши отрезать её от «Северного потока — 2»

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
8 октября 2020, 14:59

Причастные к «Северному потоку — 2» компании ответили демаршами на штрафы и запреты со стороны польского антимонополиста UOKiK, не согласившись с его видением западной солидарности.

Коллаж: Тамара Ларина

 

Пятеро смелых

 

Европейские компании выразили несогласие со вчерашним решением польского антимонопольного ведомства, запретившего им финансировать строительство газопровода «Северный поток — 2» и «выкатившего» многомиллионные штрафы.

Так, дюссельдорфская Uniper заявила, что не  согласна с решением и рассматривает возможность его обжалования. В Shell агентству РИА Новости также заявили о несогласии с решением: «В настоящее время мы изучаем это решение и определяемся с дальнейшими шагами», — сообщили в англо-голландской компании.

В австрийской нефтяной OMV, крупнейшей в Центральной Европе, твердо убеждены, что компания соблюдает все применимые законы. Наибольшая доля в «европейской» части штрафа приходится на Engie Energy (44,7 миллиона долларов). «Мы опротестуем это решение немедленно», — заявили в Engie агентству РИА Новости.

Напомним, что накануне в Польше сделали шаг, который можно расценить как попытку остановить строительство газопровода «Северного потока — 2». Решение найдено по-своему изящное. Прямо оно не требует прекратить строить газопровод, что Польша сделать не в силах. Но тамошнее антимонопольное ведомство сочло, что в его юрисдикции штрафные и ограниченные запретительные санкции против участников проекта.

Как уже сообщалось, управление по охране конкуренции и потребителей Польши (UOKiK) объявило, что штрафует российский «Газпром» и его европейских партнеров за строительство газопровода «Северный поток — 2». Непомерный штраф для российской компании составляет 7,6 млрд долларов. В ожидании этого штрафа в польском антимонопольном ведомстве называют его самым большим в его истории.

Пять европейских участников консорциума — французская Engie Energy, немецкие Uniper SE и Wintershall Holding GmbH, австрийская OMV Mineralölverwaltung AG и голландско-британская Royal Dutch Shell — обязали выплатить в сумме 61 млн долларов. Не так и много, но штрафы сопровождаются запретом на финансирование проекта.

Мотивация польской стороны состоит в приобретении «Газпромом» монопольного положения на европейском рынке, нарушении энергобезопасности ЕС, и ущемлении интересов польских потребителей.

А суть его, можно сказать, геополитическая: «С точки зрения энергетической безопасности это предприятие делит Европу на две части, с границей на Одере», — утверждают в UOKiK. Там недоумевают: «Удивляет отсутствие понимания этого аспекта западными корпорациями, участвующими в предприятии», — подчеркивается в пресс-релизе польского ведомства.

Но западные корпорации и на сей раз не проявили никакого понимания.

 

Выбор момента

 

Юридическая техника действий UOKiK включает в себя усмотрение в действиях консорциума «намерения концентрации» (антимонопольная линия), и обвинение в том, что его участники создали совместное предприятие, но — скрыто, чтобы обойти польское регулирование.

«Wintershall Dea убеждена, что польский антимонопольный регулятор в данном случае применяет нетрадиционный подход, прилагая широкое толкование понятия концентрации», — заявил представитель этой немецкой компании газете «Ведомости».

Соглашения, заключенные между инвесторами «Северного потока — 2» и «Газпромом», являются не камуфлированием совместного предприятия, а именно финансовыми соглашениями — так обозначили свою позицию в Uniper. В соответствии с польским законодательством финансовые соглашения не подлежат обязательному уведомлению и в предыдущей практике антимонопольных органов, включая UОKiK, такого прецедента не было, заявил в Uniper «Ведомостям». Там подчеркнули, что не согласны с оценкой UОKiK.

Реакция России на штраф Польши, также, конечно, имела место. Первым отреагировал на решение польского антимонопольного органа сам «Газпром». Отметив, что проект фактически реализован не через совместное предприятие, а дочерней компанией «Газпрома» с привлечением заемного финансирования, там заявили: «Решение UOKiK нарушает принципы законности, соразмерности и справедливого разбирательства, а беспрецедентная величина штрафа свидетельствует о желании любыми средствами противодействовать реализации проекта «Северный поток — 2».

РИА Новости уточняет, что изначально «Газпром» и его партнеры действительно планировали создать совместное предприятие и обращались по этому поводу в UOKiK, но не получили его разрешение. Тогда и было принято решение о создании финансового консорциума. В Uniper сейчас комментируют это так, что в соответствии с польским законодательством финансовые соглашения не подлежат обязательному уведомлению.

Действительно, с тех пор газопровод был почти достроен, и это не вызывало нареканий. Собственно, если бы не американские санкции, он бы уже скоро год, как прокачивал российский газ в Европу. Принятие, именно сейчас, польским регулятором своего решения может быть вызвано тем, что у консорциума вновь наметилась возможность достроить «Северный поток — 2». Но как Польша может взыскать штраф с «Газпрома» и его партнеров?

 

Широкая польская душа

 

В целом польский регулятор очень широко толкует понятия, от которых отталкивается в определении нарушения местного законодательства по защите конкуренции, полагает партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. В основе лежит желание защитить положение польских потребителей, которые в теории могут пострадать из-за увеличения доли «Газпрома» на европейском рынке. И в теории это может увеличить возможность диктовать свою цену со стороны российского поставщика.

Однако этот факт легко можно поставить под сомнение, ведь Польша наращивает потребление СПГ, отмечает Дмитрий Горбунов. Скоро оно составит 7,5 млрд куб м в год, при этом «Газпром» с 2022 года, возможно, вовсе прекратит поставки газа в Польшу, так как страна заявляла о намерениях не продлевать этот контракт. Соответственно, обвинять «Газпром» или его партнеров в нарушении местного законодательства о конкуренции будет просто не целесообразно, тем более что оно повторяет в большей степени общие законы ЕС об энергетическом рынке.

Еще одно требование UOKiK – обязать европейских партнеров «Газпрома» расторгнуть контракты о финансировании «Северного потока —2» в течении 30 дней. Изначально, еще в 2016 году регулятор не одобрил заявку компаний на формирование СП и было принято решение выбрать модель с единственным акционером и финансовыми партнерами. Именно это регулятора Польши и не устраивает, поскольку в соглашениях о финансировании были предусмотрены залоги акций оператора проекта в пользу этих компаний.

В целом требование регулятора о расторжении этих соглашений может быть формально выполнено, считает Дмитрий Горбунов, поскольку в результате санкций проект и так по большей части дофинансирован самим «Газпромом». А европейские компании с высокой вероятностью уже выполнили свои финансовые обязательства, причем в силу американских санкций они не смогут получить залоговые акции в собственность.

Польша уже не первый раз накладывает штрафы на «Газпром» и из-за «Северного потока — 2», и из-за других вопросов, связанных с поставками газа, напоминает юрист. Однако эти санкции и эти требования не смогут оказать существенное влияние на реализацию проекта, считает он. Штраф как в адрес «Газпрома», так и в адрес его европейских партнеров вполне может быть обжалован сначала в компетентных судах страны, а если это понадобится – то и в иных судах Евросоюза, куда могут обратиться компании, базирующиеся в других странах.

Польша, добавляет шеф-аналитик ТелеТрейд  Пётр Пушкарёв,  выступает давним и очень резким противником строительства газопровода по многим причинам. Прежде всего, она считает его способом политического и экономического давления России и «Газпрома» на Европу. С другой стороны, Варшава уже в перспективе двух лет хотела бы использовать проходящий через её земли газопровод Baltic Pipe для поставок газа из Норвегии через Данию в Польшу и Германию.