«Северный поток — 2» могут и не достроить

Анна Королева
27 ноября 2020, 11:04

Балтийский вояж морского трубоукладчика «Академик Черский» в этом году может завершиться в Калининграде, куда направилось судно. Событийный и информационный фон проекта становится все более противоречивым.

Российское трубоукладочное судно "Академик Черский" вышло из немецкого порта Мукран на острове Рюген (на фото), направившись в Калининград

Балтийский вояж завершается

Судно-трубоукладчик «Академик Черский» спустя месяц стоянки в немецком порту Мукран направилось обратно в Калининград, сообщило агентство  «Прайм» со ссылкой на портала по отслеживанию судов Marine Traffic. Ранее передвижения судна в районе этого порта рассматривались наблюдателями как надежда на скорое начало достройки газопровода «Северный поток — 2».

Расположенный в самой восточной точке Германии порт Мукран служит, как известно, логистической базой строительства газопровода, а судно «Академик Черский» общепринято связывать с завершением работ на финальном участке газопровода «Северный поток — 2» (хотя это не нашло официального подтверждения по причине конфиденциальности, обусловленной санкциями США против строительства газопровода).

В Балтийском море собралась уже целая небольшая флотилия судов, очевидно, с целью достройки «Северного потока — 2». В октябре, когда «Академик Черский» стоял на якоре недалеко от Калининграда напротив Куршской косы, около него проводило работы судно снабжения «Финвал». Затем в конце месяца он направился в Мукран в сопровождении еще нескольких судов: «Артемис Оффшор», «Остап Шеремета», «Финвал» и «Умка».

«Артемис Оффшор» и «Остап Шеремета» вернулись в Россию ранее в ноябре, а в четверг вечером курс на Россию взял и «Академик Черский». По данным Marine Traffic, судно прибудет в Калининград 28 ноября.

«Флотилия», это хорошо, но есть и плохие новости. 26 ноября стало известно, что сертификатор «Северного потока — 2» норвежская Det Norske Veritas — Germanischer Lloyd (DNV GL), прекратила участие в проекте из-за угрозы санкций со стороны США. В компании-подрядчике Nord Stream 2 AG от комментариев отказались.

Функции DNV GL заключались в проверке документации и строительных работ на предмет соответствия стандартам. Кроме того, компания также должна была выдать сертификат соответствия после завершения строительства «Северного потока — 2».

Но крупные корпорации, европейские участники проекта, должны уметь учитывать и такие риски. А всего несколько дней назад Райнер Сил, исполнительный директор австрийской OMV AG, имеющей непосредственное отношение к «Северному потоку — 2», заявил, что в ближайшем будущем ничто не сможет помешать завершению этого проекта. Его интервью на эту тему последовало за схожими заявлениями других защитников «Северного потока — 2»: руководителей Engie SA, Wintershall DEA и Uniper SE.

Информационный фон проекта, таким образом, противоречив. События носят в основном негативный характер, оттеняя при этом оптимистичные заявления и политические шаги, не имеющие, впрочем, практических последствий. Кроме тех, что партнеры, как страны, так и компании из проекта не выходят. Эксперты вслед за этим высказывают почти противоположные точки зрения.

Достроен не будет?

«Удивительно не то, что «Академик Черский» возвращается в Калининград после месяца стоянки в Мукране, а то, что он вообще приходил в Германию, на базу «Северного потока — 2». Бессмысленность такого вояжа была изначально очевидна, поскольку достроить газопровод невозможно в обозримой перспективе», — полагает Марк Гойхман, главный аналитик ТелеТрейд.

Санкции США не позволяют достроить газопровод, говорит он. Пожалуй, единственные в мире суда, способные сделать это технически, невзирая на санкции – «Академик Черский» и баржа «Фортуна». Но и им нужно доукомплектование оборудованием, выполнение иных необходимых условий. Да и попытки обойти санкции за счёт изменения собственников этих судов вряд ли помогут, предполагает Марк Гойхман.

Отметим, что судно «Академик Черский» в этом году перестало принадлежать «Газпрому». Изначально судно числилось за «Газпром флотом», летом 2020 года стало известно, что оно  стало принадлежать Самарскому теплоэнергетическому имущественному фонду (СТИФ), который входил в группу «Газпром», но на 30 июня с. г. в списке аффилированных лиц газовой монополии комапнии СТИФ и ее владельцев уже не было

Кроме того, продолжает Марк Гойхман, необходимы вспомогательные работы и услуги (снабжение, страхование, сертификация, транспортировка и пр.), но обслуживающие компании не готовы  выполнять их из-за угрозы тех же санкций США. Подрядчики в последнее время получают по этому поводу специальные предостережения от американских структур.

Давление США и некоторых стран внутри ЕС на остановку «Северного потока — 2» усиливается, констатирует Марк Гойхман.  Победа Байдена в данном плане может только подлить масла в огонь. Он и его партия демократов — последовательные противники «Северного потока —2» и сторонники сдерживания России  в энергетической и политической сфере. Санкции могут быть усилены, хотя и существующих вполне достаточно для остановки проекта.

Вообще, с осени прошлого года в отношении крупнейшего морского газового проекта поменялось многое. Внешние препятствия на его пути проекта породили ситуацию, когда у «Газпрома» могли ослабнуть и мотивы для его достройки.

Как напоминает Марк Гойхман, «Северный поток — 2» изначально рассчитывался как путь поставкам газа из России в обход Украины. Его мощность в 55 млрд куб м в год действительно на годы вперёд, с запасом обеспечивала бы дополнительные потребности Старого Света в газе. На украинский транзит оставалось бы лишь 10-15 млрд куб. м. Предполагалось, что новый газопровод будет запущен до конца 2019 года, когда истекал срок транзитного соглашения с Киевом. Но ситуация резко изменилась в декабре того же года, когда США ввели жёсткие санкции против компаний, участвующих в работах по «Северному потоку — 2».

Тогда основной подрядчик по укладке труб — швейцарская компания Allseas прекратила работы под угрозой санкций. «Газпром», для выполнения своих обязательств по поставкам газа в Европу, при заключении нового договора о транзите через Украину был вынужден заложить в него на 2020 года объем в 65 млрд куб. м, и далее по 40 млрд куб. м в год до 2024 г.  Поэтому необходимость в «Северном потоке — 2» кардинально уменьшилась на годы вперед, отмечает эксперт.

При этом он обращает внимание на то, что основными бенефициарами проекта, помимо России, выступают развитые страны  Европы, прежде всего Германия. Поставки через «Северный поток —2» были бы дешевле и удобнее, чем из иных источников, включая СПГ из США. Кроме того, газопровод дополнительно поднял бы роль Германии, а также Австрии как крупных распределительных хабов в Европе. Он давал прежде и давал бы далее рабочие места и загрузку европейским компаниям. Помимо этого, инвесторами в Европе вложены уже колоссальные деньги в проект. Но его реализация считает Марк Гойхман, возможна лишь в случае отмены санкций, чего не стоит ожидать, заключает он.

Что нам стоит «Северный поток — 2» достроить

Норвежская сертификационная компания DNV GL, которая оказывала услуги сертификации судов и трубопровода для Nord Stream 2AG, расценила новые разъяснения американского госдепа к акту о защите энергетической безопасности ЕС (PEESA) как реальную угрозу новых санкций, отмечает главный аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. Для компании с миллиардными оборотами это слишком высокие риски, поэтому компания, разумеется, поставила на паузу процесс предоставления сертификационных услуг для «Северного потока — 2».

Для проекта это означает очередную серьезную проблему, полагает аналитик. Это связано не только с очередными рисками конечной сертификации готового трубопровода — для того, чтобы он начал функционировать по европейским стандартам — но также и с тем, что теперь главное судно трубоукладчик «Академик Черский» не сможет получить сертификат соответствия, позволяющий начать работы на дне Балтики. Из-за того, что судно должно было пройти длительную модернизацию оборудования, до выхода новых разъяснений к американским рестрикциям норвежская DNV GL просто не успела выдать все необходимые документы. И это, возможно, и стало основной причиной возвращения «Черского» в Калининград, говорит аналитик.

Между тем пока ситуация не является полностью безвыходной, уверен Алексей Антонов. В Nord Stream AG-2 выразили точку зрения, что правительства стран ЕС и Еврокомиссия вправе защищать европейские компании от незаконных экстерриториальных санкций. Очевидно, это говорит о том, что от ЕС ждут решительных действий в диалоге с США.

Помимо этого, добавляет он, чтобы «Академик Черский» был сертифицирован и имел возможность начать работы в датских водах, он, согласно информации от Датского энергетического агентства, вправе привлечь любую третью сторону, которая занимается сертифицированием. Для того, чтобы не было путаницы, следует пояснить, что Дания изначально, выдавая разрешение на строительство, закладывает обязательство перед компанией, его получившей, предоставить необходимые сертификации судам, проводящих работы в территориальных водах.

В сухом остатке — сейчас для оператора проекта стоит вполне выполнимая задача найти местную датскую компанию, оказывающие такие услуги. При этом рисков, что она откажется под санкциями, не так много, считает аналитик, поскольку услуга будет носить локальный характер, а оплата может быть проведена через местную валюту и местный банк, что снизит риск заморозки счета.

Очевидно, заключает Антонов, что на это потребуется дополнительное время. С одной стороны, это еще больше отбросит сроки завершения строительства «Северного потока — 2» вперед, но с другой, позволит создать условия для его завершения. А к тому времени будет яснее позиция США по санкциям. И если она будет щадящей, то, возможно, норвежский сертификатор сможет провести необходимые работы по полной сертификации трубы, тем более, замечает он, что именно от этого обязательства компания пока публично не отказывалась.