Законопроекты против педофилов не доходят до первого чтения

Москва, 06.11.2020
Новые случаи сексуального насилия над малолетними усиливают общественное давление на власть с требованием найти способы надежно оградить извращенцев от контакта с детьми.

Коллаж:Тамара Ларина

Нынешней осенью сообщения о случаях насилия над детьми поступали из Магадана, Рыбинска, а сегодня — из подмосковной Истры. 

Нельзя сказать, что законодатели обходят эту проблему молчанием, но пока все их инициативы вызывают противоречивые отклики. И как следствие, все они не доходят даже до первого чтения в Госдуме.

Так, в октябре 2019 года после убийства в Саратове 9-летней девочки была выдвинута идея создать общенациональный реестр педофилов (такой был введен в нынешнем году, например, в Украине). Но до законодательного оформления она не дошла до сих пор.

Почти год спустя, в сентябре 2020-го, зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина к той идее вернулась, предложив законодательно оформить взятие педофилов под пожизненный контроль. То же самое предложила и Уполномоченная по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова — поводом стала трагедия в Рыбинске, где 15 сентября две школьницы были изнасилованы и убиты, как подозревается, гражданским мужем их матери, ранее уже отбывшим срок за насильственные преступления. Но полтора месяца спустя про эти инициативы тоже ничего не слышно. 

 

Хорошо забытое новое

 

А в конце октября 2020 года в Госдуме Анатолий Выборный («Единая Россия») предложил внести поправки в статьи 99 и 101 Уголовного Кодекса РФ, предусмотрев в нем возможность так называемой «химической кастрации» педофилов.

Автора законопроекта не просто поддержали в КПРФ и «Справедливой России», а предложили сделать документ еще более жестким в отношении насильников. Сам факт активного сотрудничества правящей партии и оппозиции, не частый в законотворческой практике, показывает, что эта тема в самом деле не взята думцами с потолка, как это часто бывает при приближении парламентских выборов.

Однако, несмотря на кажущуюся очевидность того, что детонасильников надо держать в ежовых рукавицах, жесткие меры в их отношении поддерживают далеко не все. Та же Госдума уже однажды, в 2016 году, отклонила аналогичный законопроект. Тогда это дало повод детозащитникам даже говорить о наличие в парламенте «педофильского лобби». На самом деле, законопроект, разработанный депутатом Госдумы 6-го созыва («СР»), затем сенатором Антоном Беляковым, не дошел до первого чтения не из-за противодействия неких таинственных защитников педофилов, а по причине нарушения регламента, сказал «Эксперту Online» автор поправок в УК Анатолий Выборный.

«Мои поправки концептуально близки к тем, что предлагал Беляков в своем законопроекте. Он по образованию медик, я поэтому его экспертизе доверяю. С учетом всех последних событий, связанных с насилием над детьми, я и решил придать его инициативе второе дыхание», — объяснил депутат.

Дабы его поправки не повторили судьбу законопроекта Белякова, Анатолий Выборный продвигает свою инициативу со строгим соблюдением всех требований. До конца ноября он ожидает получения заключений на проект от правительства и Верховного Суда РФ, и, если они будут положительными, законодатель рассчитывает предложить свой билль на первое чтение еще в осеннюю сессию Госдумы.

Как ожидает Выборный, его законопроект может встретить возражения со стороны коллег из других фракций именно как слишком мягкий. Но, подчеркивает депутат, в таком деле ни в коем случае нельзя применять подход «казнить, нельзя помиловать».

«Я, в отличие, скажем, от справедливоросса Олега Нилова, не считаю, что все насильники над детьми — конченые люди. Я допускаю, что в ряде случаев человек мог просто сорваться, и применять к нему высшую меру было бы несправедливо. И одного 10-летнего срока ему будет более чем достаточно, чтобы такой инцидент стал в его жизни последним», — говорит он.

 

Преступники или больные?

 

В отношении педофилов существует два принципиально отличающихся подхода. Первый — которого придерживаются ряд депутатов фракций «СР» и ЛДПР — состоит в том, что подобные преступления должны проходить по категории тягчайших, и никаких послаблений для тех, кто надругается над детьми, быть не должно.

В этом их позиция совпадает с общественным мнением: большинство россиян требует для педофилов именно максимально жестких карательных мер. По данным ВЦИОМ, только 14% опрошенных считают педофилов психически больными людьми. По убеждению же 83-х процентов, химическая кастрация должна быть обязательной для всех, чья вина в совершении сексуальных действий в отношении несовершеннолетних доказана. И лишь 9% опрошенных полагают, что эта процедура должна носить добровольный характер и являться условием досрочного освобождения осужденного за педофилию.

Однако сторонники приоритета универсальных прав человека доказывают, что педофилия является именно психическим заболеванием, поэтому никакие меры карательно-пенитенциарного характера таких людей не исправят, сколько бы «ходок» они ни совершили. Эту позицию разделяет и Анатолий Выборный.

«Если судебно-медицинская экспертиза покажет, что пойманный педофил в каком-то смысле не контролирует свои действия, то к нему надо относиться как к любому другому психически больному человеку, а не как к преступнику. Возможно, ставить на пожизненный учет, применять какие-то меры медикаментозного характера. Но расстреливать — это перебор», — считает Выборный.

В России действует мораторий на смертную казнь, поэтому «чрезвычайные меры», упомянутые Выборным, осужденным педофилам не грозят. Тем более, настаивает он, предложенные им поправки в УК не ужесточают уже имеющихся там санкций; они вводят только саму возможность применения мер медикаментозного контроля за поведением педофилов после отбытия ими срока заключения.

Выборный особо подчеркивает, что его предложения не подразумевают применения «химической кастрации» педофилов по умолчанию. Такая мера должна применяться исключительно к рецидивистам — которых, по информации депутата, примерно половина от общего числа осужденных по статье 134 УК РФ.

Против «химической кастрации» и прочих жестких мер высказываются в том числе некоторые правозащитники (например, член Совета по правам человека при президенте России Игорь Каляпин) и даже, что совсем парадоксально, представители некоторых родительских организаций (в частности, «не портить жизнь» педофилам призывала председатель «Совета матерей России» Татьяна Буцкая).

Стальные санкции

Только то, что человек признан судмедэкспертизой психически неуравновешенным, не дает оснований отпускать его на все четыре стороны или, тем более, сочувствовать их «нелегкой судьбе», уверена директор Фонда профилактики социального сиротства Александра Марова.

«Даже химическая кастрация для таких людей — слишком мягкая мера. К тому же, многие специалисты не уверены в ее эффективности. Ведь по такой логике, любого убийцу можно записать в сумасшедшие. Разве человек со здоровой психикой будет заниматься, скажем, расчлененкой? Без стальных санкций в отношении таких преступников ни один родитель не может оставаться спокойным, когда его ребенок находится вне дома», — сказала она «Эксперту Online».

Марова указывает, что те случаи насилия над детьми, которые становятся достоянием СМИ и общественности — это лишь часть подобных преступлений. Во многих случая, утверждает она, полиция просто отказывается возбуждать дела по заявлениям потерпевших, поскольку правоохранители знают, что очень часто обвинения в педофилии используются в качестве способа сведения счетов между взрослыми.

«Какая часть отказов в возбуждении дел по статье 134 в самом деле обоснована, а какая позволяет реальным насильникам оставаться безнаказанными, не знает, наверное, никто», — признается Марова.

Химическую кастрацию или любой другой метод предотвращения рецидивов со стороны педофилов считает неоправданно мягким и президент Гражданской комиссии по правам человека Татьяна Мальчикова.

«Такие предложения полностью разрушают судебную систему, мои коллеги в СПЧ с этим полностью согласны. Потому что не только насилие над детьми — вообще любое преступление можно оправдать тем, что преступник был невменяем», — сказала она «Эксперту Online».

Вообще, вся система судебно-медицинской экспертизы на вменяемость дает широчайшую возможность для злоупотреблений, потому что в психиатрии не существует самого понятия нормы, и умелые адвокаты всегда смогут «отмазать» своих доверителей на основании таких экспертиз, считает Мальчикова.

«Такие экспертизы предоставляют огромное пространство для манипуляций. Поэтому развращение несовершеннолетних должно караться одинаково для всех, совершивших такие действия, без ссылок на то, что педофил «не был в состоянии обуздать свои инстинкты». Никто не против того, чтобы таких извращенцев лечить, как лечат воспаление легких — но делать это надо только внутри тюремных стен», — настаивает она.

Мальчикова говорит, что она знакома с упреками в том, что ее позицию многие сторонники абстрактных прав человека называют жестокой. Но, настаивает она, раздавать педофилам «индульгенции» в виде признания их психически больными означает игру в рулетку.

«Я знаю десятки случаев, когда такие люди, «отмазанные» адвокатами на основании заключений психиатров, выходили на свободу и снова принимались за свое. Причем часто преступления совершаются еще более жестокие, потому что преступник уже получил доказательство своей безнаказанности», — говорит она.

С другой стороны, химическая кастрация является насилием над человеком, которое нельзя применять даже к преступнику, продолжает правозащитница.

«Вкалывать препараты или отрезать педофилу что-то — это уже близко к опытам доктора Менгеле, фашизм какой-то. Ведь вору у нас не отрубают руку, чтобы он не смог украсть еще раз. Педофил должен нести уголовную ответственность наравне с любыми другими преступниками, и выделять их в какую-то привилегированную категорию совершенно недопустимо. Никто не снимает с человека персональную ответственность за его поступки, неважно, по какой статье УК они квалифицируются», — подчеркивает Мальчикова.

Новости партнеров







Запуск маркетплейса позволит ММК существенно нарастить онлайн-продажи

ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» планирует в начале 2021 года запустить собственный маркетплейс – электронную платформу, где покупатели смогут заказывать металлопрокат и метизы онлайн

Мировые эксперты представили достижения «Индустрии 4.0» на конференции по цифре

Мировые лидеры цифровой индустрии, ведущие университеты и научно-исследовательские центры представили на конференции достижения в области цифровизации и поделились опытом внедрения разработок в крупных транснациональных и отечественных промышленных компаниях

Аналитики данных захватывают рынок труда

В ближайшие пять лет одной из самым популярных вакансий станет специалист по обработке данных. В целом, для рынка это не новость, а вот для молодых специалистов, получивших образование совсем в других областях – большой вызов

Мясо вместо танков

Поставки российской сельскохозяйственной продукции за рубеж уже превысили доход от экспорта оборонно-промышленного комплекса. О том, как Россельхозбанк поддерживает это наступление, рассказывает первый зампред правления банка Ирина Жачкина

Ставки сделаны

Власти Москвы одобрили проект бюджета на 2021 год и на плановый период 2022–2023 годов. Мэрия делает упор на социальные программы и наиболее важные инфраструктурные проекты

Живучий Honor для всей семьи

Производитель мобильных и носимых гаджетов Honor выводит на российский рынок новый смартфон Honor 10X Lite с блоком камер из четырех модулей и самой быстрой зарядкой, доступной в среднем ценовом сегменте. «Эксперт» разобрался в ключевых особенностях новинки и выяснил, почему стоит обратить внимание на новый смартфон.

«Векторы развития медицинского бизнеса. Быть первым: преимущество или испытание?»


Новости партнеров

Tоп

  1. Чубайс не ушел под Шувалова
    Кабмин устроил большую чистку среди институтов развития. Причем с некоторыми решили не церемониться — их просто ликвидируют. Некоторые — объединяют. Иногда — в довольно странные гибриды
  2. Армения. На пути к катастрофе
    Как Никол Пашинян довел Армению до военной капитуляции и почему он до сих пор у власти
  3. Возможна ли российская школа без «Войны и мира»
    Рассмотреть возможность убрать огромные тома таких классических литературных произведений, как «Война и мир» и «Тихий Дон» из школьной программы предложила доцент Московского городского педагогического университета (МГПУ), кандидат филологических наук Ирина Мурза. Предложение немедленно вызвало бурную дискуссию в СМИ, педагогической, филологической и родительской среде, дойдя даже до Госдумы
Реклама