Путин взъелся на цены

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
10 декабря 2020, 12:23

Президент поручил правительству разобраться с проблемой роста цен на продукты питания в России.

Коллаж: Тамара Ларина

Российский президент провёл в режиме видеоконференции совещание по экономическим вопросам. В своем выступлении он решил «поговорить о, безусловно, о крайне важных вопросах для любой российской семьи – а это занятость, доходы, цены на товары, прежде всего базовые товары». В этом контексте Владимир Путин обратил внимание кабмина на проблему роста цен на продукты питания.

Глава государства признал, что доходы россиян снизились, рынок труда испытывает нагрузку, выросла безработица. Но, по его словам, важнее другая проблема: что делать с другими показателями, в частности с ростом цен, прежде всего на базовые продукты питания?

«Рост цен на базовые продукты питания – это пандемией не объяснишь. Причём здесь пандемия? Сахарный песок – министр сельского хозяйства сейчас докладывал – внутреннего производства достаточно, чтобы покрыть внутренние потребности. Но почему цены-то выросли на 71,5%? Слава богу, здесь, как мне докладывают, стабилизация происходит определённая. А подсолнечное масло – 23,8%, и продолжает расти; мука – на 12,9% выросла, макаронные изделия – 10,5; хлеб и хлебобулочные изделия на 6,3% – это-то почему?» – задал президент вопрос.

А объяснение есть: по словам главы государства, это динамика цен на мировых рынках и попытка подогнать внутренние цены под мировые, а также использовать экспортные возможности. «Я уже упоминал сейчас на предыдущей нашей встрече с правительством про советские времена, когда всё есть, но не всем хватает. А здесь всё есть, но не всем по карману, не могут купить», – отметил Владимир Путин.

По словам главы государства, у властей есть все необходимые инструменты, нужно только своевременно реагировать на то, что происходит. «М, конечно, самое главное – это интересы и благополучие наших граждан, поэтому все решения должны быть сбалансированными и – ещё раз хочу это подчеркнуть – своевременными», – подчеркнул он.

Ускорение годовой инфляции в ноябре с 3,2% до 4,4% и прогнозы Минэкономразвития по достижению ее уровня в 4,8% по итогам года – отголоски ослабления рубля с июля по октябрь, указывает председатель правления КПК «Обновление» Михаил Дорофеев. Это ослабление повлияло на рост цен на непродовольственные товары, а также скачок цен на ряд продуктов питания, который возник вследствие роста мировых цен из-за неурожая и влияния пандемии COVID-19, сказавшейся на поставках.

Так, подсолнечное масло с начала года подорожало на 25,9%, сахар – на 72,7% гречку – на 40,6%, пшеничную муку – на 12,7%. Российские аграрии получили возможность нарастить экспорт выращиваемой продукции, которую стало выгоднее поставлять за рубеж и вследствие ослабления нацвалюты. Для смягчения этого инфляционного шока в отдельных категориях продовольствия в МЭР прорабатывается вариант введения экспортных пошлин, в частности на семена подсолнечника.

С макроэкономической точки зрения текущее ускорение инфляции снижает шансы на снижение Банком России ключевой ставки на 0,25% на заседании 18 декабря, считает Михаил Дорофеев. Хотя в интервью Bloomberg председатель ЦБ Эльвира Набиуллина не исключила такой сценарий (несмотря на инфляцию в 4,4% в реальном выражении).

Тем не менее в ЦБ считают, что текущее ускорение роста потребительских цен носит временный характер, отмечает он – дальше будут преобладать дезинфляционные факторы, связанные с ослаблением экономики. Поэтому не исключено, что ключевая ставка все же будет снижена в 2021 году. Так по данным ЦБ из-за «второй волны» спад ВВП в четвертом квартале в пересчете на годовые темпы ускорится с 3,7% до 5%+ и этот эффект будет ощущаться как минимум в январе-марте.

С учетом стабилизации ситуации на валютном рынке в октябре-ноябре, можно ожидать завершения эффекта переноса обменного курса на непродовольственные цены в дальнейшем, полагает Михаил Дорофеев. Рост цен на продовольствие можно также «поднастроить» при помощи квот/пошлин, но необходима тесная интеграция с отраслевыми игроками из позиции «не навреди».

Россия – крупный игрок на мировом продовольственном рынке, заключает эксперт. Ранее в Российском зерновом союзе отметили, напомнил он, что варианты квотирования или повышения вывозных пошлин могут лишь подстегнут дальнейший рост цен в мире, поскольку мировой рынок испугается ограничений поставок из России.

Отчаянная ситуация в стране всё-таки не с ценами, считает шеф-аналитик ТелеТрейд  Пётр Пушкарёв, а с бедностью: доходы едва ли не у четверти семей оказались ниже плинтуса. Про уволенных в кризис всё ясно и так, но и возможностей вернуть нормально зарплаты работающим хотя бы на прошлогодний уровень у работодателей нет из-за упавших оборотов.

Выход, по словам аналитика, в программах неотложной адресной помощи государства малоимущим, можно в форме продовольственных карточек, и одновременно — в субсидиях пострадавшему малому, среднему бизнесу, на что сегодня правительство скупится. Тем или иным путём, именно «вниз» должно идти больше живых денег, тогда не станет ни для кого «мировой проблемой», условно, цена пачки сахара в 60 руб. вместо 50 руб. Рост ценников идет не по всему продовольственному набору, а по «избранным» товарным группам, отмечает он.

Ввести на социально значимые продукты потолки предельной индексации цен в год — в теории можно, но как бы не породить дефицита, если торговцы погонят тогда на экспорт больше объемов продовольствия, говорит Пётр Пушкарёв. Поэтому могут потребоваться на время либо квоты, ограничивающие напрямую общие объемы экспорта таких продуктов в зависимости от сезонного производства, от урожая, либо, действительно, экспортные тарифы, вывозные пошлины, чтобы примерно уравнять маржу прибыли при реализации товара за рубеж и внутри страны.

Тогда рост цен на внешних рынках может и не потянуть так сильно вверх цены в России, но гарантий нет: вывозные пошлины обозлят торговцев, прогнозирует он. Они, говорит аналитик, потеряют часть сегодняшнего сверхдохода от продажи оптовых партий продуктов по выгодным ценам за рубеж. И, вопреки ожиданиям, могут попытаться тут же возместить недостачу подъемом еще раз внутренних отпускных цен. Поэтому квоты, ограничивающие не прибыль от экспорта, а объёмы экспорта — предпочтительней, считает аналитик: тогда избыток оставшегося в России товара сможет эффективнее осадить внутренние цены.

Ещё один корневой вопрос, добавляет Пушкарев: высокая себестоимость производства продуктов для агрохозяйств и переработчиков чаще связана с их высокой закредитованностью. Свои проценты по кредитам, как и стоимость перевозки, производители еды вынуждены закладывать в первичные отпускные цены, и здесь выход может быть в субсидировании кредитов для фирм-производителей продовольствия.