OilPrice: Россия готова помогать Ирану в работе над мегапроектами

Сергей Мануков
30 декабря 2020, 17:06
Horst Faas/ASSOCIATED PRESS

Сотрудничество между Москвой и Тегераном в энергетической сфере носит стратегический характер.

Тегеран ставит перед собой большие и амбициозные задачи в энергетике. Это и продолжение развития нефтяных месторождений Западного Каруна, и завершение работ на супергигантском газовом месторождении Южный Парс, включая 11-ю фазу; и окончание строительства нефтепровода из Горе в Джаск. Вместе с работой над крупными проектами решается общая задача оптимизации производства и доходов нефтехимического сектора в санкционных условиях. Энергетический сектор всегда играл важную роль в иранской модели так называемой «экономики сопротивления».

Работа не прекращается ни на минуту. Только в последние дни декабря были запущены три крупных нефтехимических проекта, а также обсуждалось сотрудничество с Россией в нефтегазовой промышленности.

В период наиболее жестких санкций предыдущего этапа (2011-12 гг) нефтехимическая отрасль ИРИ была одной из главных целей американских и европейских санкций. Это значило, что «легально» продавать нефтехимическую продукцию Тегеран мог только покупателям за пределами США и Евросоюза.

Однако во время действия второго раунда санкций ситуация изменилась. Сейчас США наказывают любого человека, который покупает, продает или перевозит продукты иранского нефтехимического сектора независимо от того, где он живет. В этот раз, однако, Европа пошла своим путем и санкции против Тегерана вводить не стала.

Иран давно очень энергично развивает свою нефтехимическую промышленность. Первоначально была поставлена задача довести ее производство к 2025 году до 100 млн тонн. На прошлой неделе министр нефтяной промышленности ИРИ Бижан Зангане уточнил, что рубежа в 100 млн тонн иранский нефтехимический сектор достигнет на три года раньше графика. В 2022 году этот сектор должен приносить иранской казне не менее 25 млрд долларов в год. Согласно пересмотренным планам доходы от нефтехимии к концу 2026 года должны достичь как минимум 37 млрд долларов при годовом производстве около 133 млн тонн.

К завершению нынешнего года, который в Иране закончится 20 марта 2021 года, в работе будут восемь нефтехимических проектов и еще девять должны к концу марта уже работать. К 20 марту 2021 года производство нефтехимического сектора ИРИ должно вырасти с 66 млн тонн до как минимум 77 млн тонн в год.

Только на прошлой неделе были официально введены в строй три крупных проекта: цеха по восстановлению олефина и серы на нефтехимическом заводе (НХЗ) в Иламе, цех по производству сульфата калия на НХЗ в Урмии и НХЗ в Хегматанехе суммарной мощностью 0,75 млн тонн и объемом инвестиций в 866 млн евро.

Основная продукция нефтехимических заводов, этилен, полиэтилен, моноэтиленгликоль и метанол пользуются большим спросом в Китае.

У Ирана большое преимущество в производстве этиленовых продуктов, позволяющее ему сохранять низкие цены, потому что добываемый на его территории газ содержит очень много этана.

Ирану помогают развивать нефтехимический сектор западноевропейские компании. Отношения с другим партнером — Россией, ухудшившиеся после неудачных переговоров по доле Ирана в доходах от добычи углеводородов в Каспийском море, как утверждает OilPrice (OP), в последнее время вновь наладились. Москва тоже помогает Тегерану развивать нефтехимический сектор.

21 декабря состоялась рабочая встреча между Зангане и заместителем председателя правительства России Александром Новаком, продолжающим курировать энергетический сектор. Оба участника встречи вновь говорили об усиливающейся необходимости сотрудничества между странами в разных областях и, главным образом, в энергетике. Россию всегда больше всего интересовали иранский газ и связанные с ним сектора нефтехимической отрасли, а также нефть, как следует из Меморандума о взаимопонимании между Министерством энергетики Российской Федерации и Министерством энергетики Исламской Республики Иран о сотрудничестве в области торговли электрической энергии, подписанного в 2017 году.

Сначала между управляющим директором Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Али Кардором и президентом «Газпрома» Алексеем Миллером была достигнута устная договоренность о том, что российский газовый гигант заменит Linde в планируемом комплексе по производству сжиженного газа в Кише, Северный Парс, и на месторождении Фарзад. Иранская сторона намерена возвращать российские инвестиции газом, который будет продавать «Газпром».

Заинтересованность Москвы в сотрудничестве с Ираном в области энергетики в первую очередь объясняется ее желанием играть как можно более весомую роль в определении маршрутов следования иранского газа, добыча которого быстро растет. Дело в том, что если иранский газ пойдет в Европу, то это России, естественно, будет не выгодно. К тому же, сотрудничество между Россией и Ираном в газовом секторе способно оказать значительное влияние на ценообразование газа в масштабах всей планеты. Последняя идея лежала, кстати, в основе создания в 2008 году так называемой «газовой тройки» или газового ОПЕК из России, Ирана и Катара