Две группы ученых приступили к поиску источника Covid-19

Дарья Ларина
4 декабря 2020, 16:35
Коллаж: Тамара Ларина

Спустя год после начала пандемии, ученые решили, что наконец-то пришло время разобраться в истоках катастрофы. Две оперативные группы попытаются выяснить, кого винить кроме летучих мышей и возможно ли вообще найти источник в запутанной цепочке заражений.

Число заражений пока что только растет, но скоро гонка за вакциной от коронавируса достигнет своей финальной стадии. Сейчас все мы задержали дыхание в ожидании той самой поворотной новости, а вот часть исследователей, наоборот, переключает свое внимание с нынешнего накала страстей обратно к началу пандемии, в надежде распутать загадочный клубок происхождения вируса и предотвратить аналогичную катастрофу в будущем.

Этим занялись две оперативные группы. 5 ноября ВОЗ опубликовала правила участия в международной исследовательской миссии, которая откладывалась почти год. А на прошлой неделе комиссия, созданная The Lancet, во главе с экономистом Джефри Заксом, объявила о формировании похожей группы 12 экспертов из 9 стран. Обе команды попытаются выяснить, как вирус перешел от животных человеку.

Группы никак не связаны друг с другом и внезапное начало их параллельной работы можно списать на случайность, но кроме этого — на то, как много ресурсов и организации требуется для создания таких комиссий. Потребовался почти год, чтобы всерьез заняться вопросом.

Возможно, одной из причин была расстановка приоритетов. Когда события начали развиваться так быстро, все силы уходили на борьбу с вирусом здесь и сейчас. Теперь заражений только больше, но и работа над вакцинами кипит. Просто сейчас появилось время: вся инфраструктура наладилась, масочно-перчаточный режим повсеместно введен, можно наконец заняться историей вопроса.

Конечно, нельзя сказать, что это не делалось до сих пор, и одна из версий, та, что называет источником вируса летучих мышей, стала общепринятой и официальной для ВОЗ. Однако консенсуса в научном сообществе и в общественном мнении  нет, и вот, сама организация инициировала расследование, а наряду и с ней и один из наиболее авторитетных журналов по вопросам медицины.

Безусловно, между группами будет негласное соревнование, научная гонка за правдой. Победит ли кто-то в итоге, непонятно, так как спорно, можно ли вообще найти первоисточник вируса. С первого случая пневмонии, в китайском городе Ухань, прошло уже больше года, и 11 месяцев с того момента, как ученые впервые идентифицировали причину пневмонии, как новый коронавирус, предположив, что он попал к нам от летучих мышей.

Экспертам придется найти не только первый заболевший вид, но и проследить всю цепочку заражений. А ведь вирус мог передаться человеку от нескольких видов сразу. Задача усложняется тем, что исследователям придется идти уже по холодным следам, используя не прямые материальные доказательства, а интервью, хранимые биологические образцы, статистику, геномные данные и тысячи научных работ, опубликованных с начала пандемии.

На самом деле, их задача не заключается в том, чтобы найти первого «нулевого» зараженного или ту самую летучую мышь. Велика вероятность, что эти двое никогда не будут найдены. Их цель описать и объяснить ту систему, природное и социальное положение вещей, в которой мог произойти такой инцидент.

«Это гораздо сложнее, чем пойти и просто выбрать какие-то образцы, как мы выбираем яблоки на рынке», - рассказывает Питер Дасзак, президент некоммерческой исследовательской организации EcoHealth Alliance, который возглавляет оперативную группу Lancet, - «Речь идет о том, что менялось в регионах с точки зрения экологии, вирусов и общества при контакте с дикой природой.  А еще, какие были проведены исследования, чтобы оградить нас от такой угрозы в будущем, а что не было сделано», — сказал ученый в интервью журналу Wired.

«И это не будет выглядеть, как в кино, когда ученные надевают лунные костюмы и эпично идут в эпицентр заражения, обсуждая возможные версии», — продолжает он, — «Частично, потому что мы до сих пор не можем поехать в Китай, но и интеллектуально все будет проходить совсем не так. У публики совершенно неправильное представление о такого рода исследовательских группах. Все ожидают, что мы просто возьмем лупу, посмотрим на улики и найдем преступника. Но, на самом деле, мы никогда не сможем выйти за пределы разумного сомнения с ковидом. Наука так не работает. Наука работает по принципу гражданского права: где преобладание доказательств?».

Джефри Закс, основавший комитет, согласился с коллегой: «Цель – не судебно-медицинское расследование, а научная оценка»,— цитирует его Wired.

Сложный путь

Препятствия у них внушительные, и это еще без политической части вопроса. А политика с самого начала использовала ситуацию. Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп назвал Сovid «китайской заразой», чтобы настроить общество против экономических противников.

Другие страны воспользовались локдауном и увеличили слежку за гражданами. Помимо этого, Китай недавно выдвинул теорию о том, что вирус был завезен в Ухань в замороженных продуктах и уже давно циркулировал в других странах мира.

Вообще, не совсем понятно, как охотно Китай будет кооперировать с исследователями. Оперативная группа ВОЗ была в проекте еще с февраля и планировалась вместе с китайцами. Но в октябре Майкл Раян, исполнительный директор по срочным вопросам здравоохранения, заявил, что усилия все-таки придется разделить: первая фаза будет осуществляться китайскими исследователями в Китае, а потом уже ученые других стран смогут присоединиться, полагаясь на готовые материалы, достоверность которых проверить не смогут. Такая же судьба, с большой вероятностью, ждет группу Lancet.

Попытки Китая снять клеймо страны, где началась катастрофа, вначале кажутся малообоснованными. Однако на данный момент появилась новая информация, предполагающая пересмотр оригинальной теории происхождения вируса. Американские ученые обнаружили антитела SARS CoV-2 в крови донора, забор которой произошел на западе США 14 декабря 2019 года. Исследователи из Франции нашли остатки вируса в образцах мокроты человека, госпитализированного 27 декабря. А итальянцы сообщили, что антитела были найдены в крови, которую раковый больной сдал еще в сентябре 2019.

Такие данные удивляют с учетом того, что первый доказанный случай был зафиксирован в середине декабря в Ухане, о чем ProMED сообщил миру 30 декабря прошлого года. Вопрос о первоначальном переносчике Covid-19 с новыми данными становится в разы сложнее.

Пока что самым вероятным переносчиком ученые считают летучих мышей из провинции Юнань. Новый коронавирус у них был обнаружен еще в 2013 году – анализ генетического кода показал совпадение на 96%. Но эти 4 процента разницы – достаточное доказательство того, что вирус перешел к нам не один раз и не только от мышей. Скорее всего, он вначале был передан человеку, потом какому-то животному и обратно человеку. Или же мыши предали вирус другим животным, которые потом заразили нас.

Наиболее известна версия, согласно которой вирус попал к людям с рынка морепродуктов в Ухане. Есть версия и о том, что — от панголинов (животных из семейства броненосцев). А недавно Covid нашли у норок в Европе. Тем не менее, ни один из этих фактов не дает ясной картины.

Пример со старших

Возможно и такое, что ясной картины не будет никогда. Оказывается, что вспышки болезней, где ученые смогли провести прямую связь между животным-передатчиком и человеком – лишь редкие просветы в изучении мира дикой природы, с годами долгой работы. Классический пример (вдохновивший фильм «Заражение») — вспышка вируса Нипах в Малайзии в 1998. Вырубка лесов вынудила летучих мышей перебраться ближе к краю леса, где располагались заводчики свиней. Дальнейшая цепочка событий такова: мыши заразили свиной корм, а фермеры заболели из-за контакта со скотом. Когда эпидемиологи начали расследовать этот случай, все было прямо у них перед глазами: фермы, свиньи и пещера неподалеку, где гнездились летучие мыши. Генетическое совпадение вируса у всех особей было стопроцентное, в отличие от нынешней ситуации.

Задачу упрощало и то, что вспышка в Малайзии была единичной. Тогда не произошло ни одного случая заражения вирусом Нипах в других местностях. Но с начала века ежегодные вспышки стали происходить на границе Индии и Бангладеш, в семьях зарабатывающих собиранием финикового сока. Опять же, тут получилось выяснить, что переносчиками стали мыши, уже без свиней. Цепочку было проследить несложно.

Эбола, возможно самая изученная животная инфекция, также попала к нам от летучих мышей. Но даже при такой изученности, Эбола, как и остальные вирусы, оказалась неприступной, когда дело дошло до того, чтобы предсказать следующую вспышку. Результаты исследований, опубликованных в 2016 году, показывают, что почти все из 34 случаев невозможно было предсказать даже с использованием нейросети.

Вспышка SARS (первого коронавируса), которая произошла в 2002 году в Китае и коснулась 30 других стран, была погашена уже в средине 2003 года. Тогда причину нашли с необычайной быстротой из-за того, что существовала очевидная эпидемиологическая связь: большинство первых зараженных были связаны с рынками животных в городе Гуандун, а это в свою очередь привело исследователей к циветтам и енотовидным собакам, которые там продавались. Потом стало понятно, что у этих животных инфекция появилась только после того, как их поймали и привезли на рынок. Тогда из всех возможных животных на рынке с вирусом, ученые остановились на летучих мышах. Другими словами, такой точный ответ смогла дать оперативная работа: быстро забили тревогу, быстро привлекли международных экспертов и по горячим следам пришли к эпицентру заражений.

Жизнь без вирусов возможна?

Нина Чарыкова, врач-инфекционист из Санкт-Петербурга со стажем более сорока лет, рассказала «Эксперт online» о препятствиях на пути решения такой задачи: «Я думаю, найти источник Covid будет невероятно сложно, так как прошло столько времени с первых заражений. Более того, животные, у которых вирус возник вообще впервые, могли быть его переносчиками лишь временно, а это значит, что первоисточник, возможно, так и не будет найден. И это вообще может быть никак не связано с рынком в Ухани, потому что тех самых летучих мышей обнаружили вообще за тысячу километров от него. И даже если получится проследить историю вируса, представьте, как много времени это займет. Экспертам придется копаться в старых данных, рассчитывая на то, что какие-то образцы сохранились. Для этого нужно будет исследовать не только Ухань, но вообще весь Китай и даже, наверное, весь мир, потому что надо найти животных реально причастных к ковиду, а не только тех, которые оказались тогда на рынке или в городе. А потом еще сложнее: понять, где и как это животное взаимодействовало с людьми. Может оказаться, что оно взаимодействовало вообще только с другими животными. Короче говоря, задача почти невыполнимая».

Но даже, если таких высот получится достичь – это лишь часть поставленной цели. Вторая и не менее важная задача: выяснить, что требуется, для того, чтобы ситуация не повторилась в будущем. А это еще сложнее. Тем более, что ученые не могут найти согласия по поводу того, как это сделать. Дасзак думает о том, чтобы найти новый коронавирус у других видов и тогда предотвратить его попадание к человеку. Но эксперты ВОЗ утверждают, что такие попытки предпринимались и в прошлом, но это не сдерживало вирус и не предсказывало всего охвата заражений. Например, так было с вирусом Зика, из-за которого с 2015 по 2018 страдала Америка. Хотя у обезьян его впервые обнаружили еще в 1947 году.

«Неплохой выход – просто пытаться обнаружить вспышки настолько рано, насколько это возможно», — предложила Нина Чарыкова.

Конечно же, это упадет на плечи здравоохранения. Повышенная бдительность потребует проверять каждого пациента с любыми симптомами без прямой причины и стопроцентной уверенности в ней. Потом эти симптомы надо будет вносить в какую-нибудь глобальную систему учета, которая при выявлении закономерности объявит тревогу. Но систему такую создать затратно и сложно, да и тревога может оказаться ложной.

С Covid-19 сейчас история будет похожая. Гонка за источником вируса затронет больницы, которым нужно будет вести более детальный учет и пересматривать свои архивы в поисках новых-старых данных по вирусу. Нужно ли это сейчас врачам, которые и так перерабатывают – очень спорный вопрос. С одной стороны, нагрузка будет в разы больше, но если это поможет предотвратить катастрофу в будущем, то можно и сделать последний рывок. А там уже и всеобщая вакцинация не за горами.