А вот и не случится банковского кризиса

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
28 января 2021, 12:58

Несмотря на триллионное с лишним падение прибыли российских банков «от S&P» и стремительный рост с начала года дефицита ликвидности «от ЦБ», нас ждет «превращение банковских продуктов в товар массового потребления». Возможно и так, но скорее всего, ближайший ответ банков на вызовы будет весьма консервативным

Владимир Гердо/ТАСС

Банки без денег

По оценке рейтингового агентства S&P, отечественные банки в 2021-2022 годах недополучат 1,4-1,6 трлн рублей чистого процентного дохода. Это объясняется целым рядом проблем, основными из которых будут низкие ставки в экономике. В агентстве уверены, что постепенное снижение потерь по кредитам и рост комиссионного дохода будут недостаточными для спасения прибыли банков.

«В ближайшие два года чистый процентный доход российских банков будет на 1,4-1,6 трлн рублей (19-21 млрд долларов) меньше того объема, который они могли бы получить, если бы средний показатель чистой процентной маржи в банковском секторе оставался на уровне 4%... Мы ожидаем, что этот показатель может снизиться на 50-75 базисных пунктов в 2021 году - до исторического минимума 3,25-3,5% — и потенциально еще на 25 б.п. в 2022 году», — цитирует Finmarket текст отчета. 

В агентстве констатировали, что в текущей ситуации банкам все труднее привлекать новые розничные депозиты для финансирования роста. Это обусловлено снижением реальных располагаемых доходов, а также усилением конкуренции с финансовыми рынками.

«Банки оказались неспособны снижать стоимость фондирования теми же темпами, которыми снижалась ключевая ставка в 2020 году, — отметили в S&P. — Кроме того, в текущей ситуации им все труднее привлекать новые розничные депозиты для финансирования роста». Указано, что в октябре 2020 года средняя процентная ставка по средствам розничных клиентов достигла исторического минимума в 3,29%. Реальная ставка при этом продолжала снижаться и составила минус 0,7%.

Между тем, Банк России уже сегодня констатирует проблемы с ликвидностью у российских банков. Так, по данным регулятора, структурный дефицит ликвидности сектора к 27 января достиг 1 трлн 37,1 млрд рублей, по сравнению с 837,9 млрд рублей днем ранее. Наращивание дефицита происходит почти постоянно с 14 января 2021 года. Тем не менее, к концу 2021 года регулятор прогнозирует профицит ликвидности банков в размере 0,7-1,3 трлн рублей по мере возвращения наличных в банки, которые граждане и компании забрали во время пандемии.

Не высказывают особого пессимизма и в S&P. Хотя там отмечают, что «поскольку прибыльность является "первой линией защиты" от убытков, ее снижение в целом приведет к снижению устойчивости сектора и к новым факторам стресса» (среди которых в агентстве видят и ухудшение условий операционной деятельности, расходы на которую будут расти темпом 5-7% в год), там все же сохраняют прогнозы по рейтингам большинства российских банков как «стабильные». Банки, отмечается в аналитическом отчете, остаются хорошо капитализированы.

Любопытен прогноз-рекомендация, согласно которому предстоит «превращение банковских продуктов в товар массового потребления». Эта перспектива связывается с работой с «технологически грамотными клиентами». В целом аналитики рейтингового агентства уповают на технологическую трансформацию.

В первую очередь, соглашается основатель TalkBank Михаил Попов, банки пострадают от снижения разницы ставок по депозитам и кредитам. Второй момент — инициативы ЦБ по снижению комиссии за переводы скажутся на комиссионных доходах, что значительно уменьшит поступления банков. Но при этом пока большинство банков имеют стабильный статус, и негативные явления ожидаются ближе ко второй половине 2021 года.

Банкир признает, что ситуация на финансовых рынках в целом непростая, не только в России, но и в мире. Экономические эффекты, вызванные пандемией, привели к ухудшению портфелей кредитов, что потребовало от регуляторов смягчения требований к активам банков и их капиталам. Понадобилось и снижение ключевых ставок для обеспечения системы ликвидностью. 

Но обратной стороной этого явления стало снижение ставок по депозитам и отток клиентских денег из банковской системы. Ценность хранения денег в банках стала не актуальна для многих вкладчиков, так как в реальности банк больше не защищает их от инфляции, констатирует Михаил Попов. Можно хранить деньги в валюте и размещать в другие инструменты

Выход для банковской системы глава TalkBank видит в сокращении издержек на отделения и контакт-центры с переводом бизнеса в цифровой формат.

Консервативный ответ

Что касается дефицита ликвидности у банков, указывает руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган, если он примет глубокий и устойчивый характер, ситуация чревата ростом процентных ставок и замедлением объемов кредитования. Текущий показатель, который по состоянию на 27 января превысил 1,04 трлн, относительно невелик и в ближайшие месяцы может смениться профицитом.

В декабре население и бизнес нарастили спрос на наличность, изъяв из банковской системы порядка 0,5 трлн руб. Сократил объем средств на депозитах в коммерческих банках также Минфин — сразу на 1,2 трлн руб. Но в той или иной степени эти средства вернутся в банковскую систему. 

В 2021 году уменьшится давление и со стороны долгового рынка, считает эксперт. В условиях возросших санкционных рисков и приостановки Банком России смягчения монетарной политики, российские банки стали основными покупателями размещенных ОФЗ. Преимущественно за счет выпуска гособлигаций был покрыт дефицит федерального бюджета в 4,1 трлн руб. (3,8% ВВП). В 2021 году этот показатель ожидается на уровне 2,75 трлн руб. (2,4% ВВП).

При возврате тех средств, которые население и бизнес конвертировали в наличность в первую волну коронакризиса, можно ожидать реализации прогноза ЦБ о возврате банковского сектора в состояние профицита ликвидности в размере 0,7-1,3 трлн руб. к концу года.  Сокращение процентных доходов банковского сектора будет обусловлено влиянием резкого снижения Банком России ключевой ставки (в июне на 1%, в июле — на 0,25% до 4,25% годовых).

В условиях высокой конкуренции, вслед за смягчением монетарной политики банки были вынуждены снижать ставки по кредитам, что оказывало давление на показатель чистой процентной маржи. Это совпало с замедлением темпов прироста более маржинального розничного кредитования из-за ухудшения кредитоспособности заемщиков и последствий ужесточения банковских нормативов. В январе-ноябре эти темпы составили 12,8%, тогда как за аналогичный период предыдущих двух лет 17,4% и 20,9% соответственно. Во втором полугодии динамику выправила льготная ипотека, которую продлили до лета 2021 года. Из-за двузначных темпов роста цен на первичном рынке, ее продление выглядит неочевидным.

Восстановление темпов необеспеченного кредитования можно ожидать скорее во втором полугодии, полагает Михаил Коган. Это будет происходить по мере возврата экономики на траекторию роста и «расчистки» текущих портфелей от «плохих кредитов», которые дадут о себе знать после окончания «кредитных каникул» и последствий второй волны коронавируса, которая обошлась без карантина. Банки в начале года будут вынуждены придерживаться консерватизма в кредитной политике и, возможно, нарастят резервы, что окажет давление на прибыль и может не позволить выйти даже на уровни прибыли 2020 года (за 11 месяцев — 1,4 трлн руб.).