Мелкий частный инвестор теперь не один

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
11 февраля 2021, 19:08

Государство, теперь уже и в лице президента, все более решительно берет курс на защиту инвесторов на фондовом рынке. При этом, по данному вопросу между государством и финансовым бизнесом возникала трещина. Как финансисты, так и некоторые аналитики опасаются, что регулирование не столько поможет инвестору, сколько помешает ему.

Михаил Климентьев/ТАСС
Президент РФ Владимир Путин на совещании с членами правительства РФ в режиме видеоконференции в Ново-Огарево

Инвестора защитят закон, «стратегия» и… Золото?

Одной из тем совещания президента с членами правительства в среду, 10 декабря стала защита инвестиций российских граждан. Вопрос о том, что делается в данном отношении, Владимир Путин адресовал главе Минфина. Антон Силуанов заверил, что все необходимые меры принимаются. Комментируя эти меры, глава одного из крупнейших российских банков ВТБ уже заявил, что «сегодня важно находить баланс между регулированием и развитием рынка».

По оценке президента, за 2020 год на фондовый рынок пришло беспрецедентное количество людей — свыше 6 млн человек, и показатель числа участников рынка приближается к 10 млн. Ими инвестировано уже 10 трлн рублей.

«Я отдаю себе отчёт в том, что здесь перерегулировать ничего нельзя, так же как и в случаях с продуктами питания, допустим, с другими товарами широкого пользования. Но ясно, что там нужно бороться с другими явлениями», — заявил Владимир Путин.

Президент попросил министра финансов подумать, как на рынке ценных бумаг защитить интересы граждан. «Нам ни в коем случае не нужно здесь второе издание обманутых вкладчиков, обманутых дольщиков — условно, конечно», — подчеркнул он. «Мы же понимаем, что в любую секунду, наверное, уже появляются всякие посреднические конторы, которые обещают манну небесную», — добавил Путин, попросив Антона Силуанова сказать по этому поводу несколько слов.

Министр указал на соотношение, согласно которому при 10 триллионах рублей вложений в инструменты финансового рынка в банках размещены депозиты на 35 триллионов, «то есть соотношение уже серьёзное. Поэтому, безусловно, мы здесь должны этот вопрос очень серьёзно отрегулировать».

Основной причиной интереса к фондовому рынку он назвал низкие процентные ставки, а вместе с тем развитие цифровых технологий и простоту открытия инвестиционных счетов. Теперь это можно сделать «по гаджету, по телефону открыть инвестиционный счёт и начинать работать на финансовом рынке».

«Поэтому мы не должны допустить, чтобы на фондовом рынке была возможность вводить людей в заблуждение, о чём Вы давали поручение. Именно на это обращено сейчас наше самое пристальное внимание — на то, чтобы не допустить агрессивный маркетинг финансовых посредников», — заявил Антон Силуанов.

И он рассказал о внесенном в Госдуму законопроекте, который «как раз защищает наших граждан от такой агрессивной политики со стороны финансовых посредников, финансовых институтов, которые предлагают сложные инвестиционные продукты нашим людям», — такие, о которых говорится, что «говорится о том, что ставки по таким инструментам более высокие, чем по вкладам, а защита такая же, как и по депозитам, а это отнюдь не так», при том, что «возврат по вложению в такие продукты тоже сомнителен, он ничем не гарантируется».

Законопроект, будет рассмотрен Госумой феврале-марте. Он «наделяет Банк России правом определять требования к составу и качеству предоставляемой информации», — что, полагает министр финансов.

«Правительство Российской Федерации вместе с Банком России работает над стратегией развития финансовых рынков до 2030 года», — заявил вслед за этим Антон Силуанов. В стратегии будет предусмотрен институт «профессиональных помощников, управляющих компаний, которые могли бы подсказать, как правильно сформировать портфель финансовых активов», помочь определить цели инвестирования и инструменты с минимальными рисками.

Следующее важное заявление: правительство предлагает расширить лимит взноса на индивидуальные инвестиционные счета с одного до трех миллионов рублей «и предоставить возможность изъятия этих средств без потери налоговых преференций в особых жизненных ситуациях».

Министр пообещал также развивать «инструменты долгосрочного накопительного инвестирования на срок от 10 лет и более». Они должны стать не только солидным объектом вложений, но и источником длинных денег для экономики.

«Мы прекрасно понимаем, что такие инвестиции должны осуществляться осознанно, без агрессии со стороны посредников, без обмана, что и будет урегулировано подготовленным законопроектом, который будет рассмотрен в ближайшее время», — заключил он.

Эта тема волнует не только правительство: сами финансовые институты и банки, похоже, довольно сильно озабочены предстоящими ограничениями. Так, как говорится в сообщении банка ВТБ, его глава Андрей Костин уже заявил, что он поддерживает регулятивные инициативы ЦБ (хотя спикером на встрече президента с кабмином был глава Минфина, проблемами неквалифицированных инвесторов занимаются Банке России). «Но важно находить баланс между регулированием и развитием рынка» — заметил он.

«Излишние ограничения могут привести к тому, что инвесторы будут искать альтернативу, будут уходить с российского рынка ценных бумаг и делать выбор в пользу менее понятных, прозрачных и надежных продуктов, будут уходить в золото, доллар, биткойн или открывать счета у иностранных брокеров, при работе с которыми они гораздо меньше защищены с правовой точки зрения», — высказал мнение Андрей Костин.

«После введенных ЦБ ограничений по приобретению сложных инвестпродуктов физическими лицами продажи приостановлены до апреля 2022 года. Даже такие, как, например, облигации крупнейших российских банков — ВТБ и Сбера — с полной защитой капитала, привязанные к золоту, которые абсолютно надежны с точки зрения интересов клиента. А ведь такие инструменты как раз надо расширять, а не ограничивать. Мы считаем, важно поддерживать оптимальный уровень регулирования и постепенно расширять линейку доступных для инвестирования инструментов», — добавил глава ВТБ.

Защитить нельзя бросить на произвол рынка

Если говорить о сегодняшнем уровне защищенности инвестора, то за последние несколько лет было сделано крайне много полезного, комментирует ситуацию с регулированием главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Несмотря на неоднозначное отношение большинства участников рынка к необходимости обязательного тестирования неквалифицированных инвесторов, изменения в законодательстве позволят сделать эту сферу более безопасной, считает он.

Следующим полезным этапом будет введение обучающей программы для начинающих инвесторов, и, в частности, о создании такого продукта уже начали говорить в Центробанке, Мосбирже и Ассоциации развития финансовой грамотности, рассказал Как считает Алексей Антонов.

Более категоричен эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский, который считает, что никакой защиты инвесторов и не требуется, а если говорить о том, что новоиспеченные трейдеры мало понимают в устройстве фондового рынка, то этот навык нарабатывается только с опытом и ошибками. Он согласен с тем, что необходимо непрерывное обучение, постоянное повышение финансовой грамотности. Брокеры постепенно вводят небольшие курсы из базовых понятий рынка, говорит эксперт.

Дополнительное разделение участников фондового рынка также не требуется, уверен аналитик, поскольку критерии для квалифицированных инвесторов и на текущий момент довольно жесткие — все-таки 6 миллионов на счетах или аттестат ФСФР 1.0 имеет очень ограниченное количество граждан. Еще одно, на что стоит обратить внимание — количество реально активных счетов существенно меньше 10 миллионов, которые были открыты за 2020 и 2021 год. Таким образом, такого рода «защита» приведет только к тому, что инвесторы начнут уводить активы к иностранным брокерам и работать через них.

«Облигации ВТБ и Сбера — это история, над которой нужно работать непосредственно самим банкам, а не ЦБ, — продолжает эксперт. — Структурные продукты этих институтов настолько непрозрачны и запутаны, что иногда остаются непонятными даже для самих сотрудников этих банков. К тому же что с ними будет, если цены на золото пойдут вниз, раз они обеспечены золотом? О какой сохранности капитала тогда может идти речь?», — задается вопросом Алексей Кричевский.

Таким образом, мы видим, что и в стане оппонентов нового регулирования нет единства. И необходимость дополнительных — защиты ли инвестора, защиты ли рынка, вылезает, грубо говоря, сама собой. Это — абстрагируясь от конкретики по поводу тех или иных упоминаемых финансовых инструментов, об их качестве мы тут не судим. Кто-то считает, что о безопасности инвестора должно заботиться государство, кто-то, что — эмитент инструмента (и сам инвестор), спор тут базируется как на разнице интересов, так и ценностных позиций.

Во всяком случае, государство явным образом взяло курс на регулирование, как до этого в банковской сфере, и с этого курса, судя по предпринимаемым шагам, не свернет. Хотя до гарантий защищенности инвестиций на фондовом рынке, по аналогии с депозитами, дело не дошло и вряд ли дойдет.

Но новые реалии налицо: из под крыши банка, по старинке воспринимаемого нами как «сберкасса» независимо от названия, мы вышли на открытые ветрам рынки. По замечанию Алексея Кричевского, из действенных инструментов инвестиций можно назвать, по большому счету, только бизнес, коммерческую недвижимость и фондовый рынок. Первые два пункта, говорит аналитик, по несколько ошибочному мнению инвесторов, большинству недоступны, поэтому и стали массово открываться брокерские счета.

«Криптовалюта же — пока что чисто спекулятивная история, которая не дается для торговли у лицензированных российских брокеров, разве что за исключением пары фондов на Мосбирже, — добавил он. — Для торговли криптовалютой люди уходят к компаниям, работающим без лицензий или находящимся под зарубежной юрисдикцией. Но массовой историей в России криптовалюта не станет еще несколько лет».