Люди гибнут за металл

Леонид Крутаков
доцент Финансового университета при Правительстве России
14 февраля 2021, 22:54

В конце декабря 2020 года Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России предложила ввести экспортные пошлины на стальную продукцию и сырье для нее сроком на полгода.

предоставлено пресс-службой
Леонид Крутаков, доцент Финансового университета при правительстве РФ

Чуть ранее Минпромторг предложил ввести вывозную пошлину на отходы и лом черных металлов в размере 5%, но не менее 45 евро за тонну, а Минэкономразвития эту инициативу поддержало.

Лоббистом новых запретительных пошлин выступил Минстрой России, что стало очевидно уже на начальной стадии дискуссии. Как отмечалось в первичном сообщении Минэкономразвития, «это решение в том числе нацелено на предотвращение роста цен на строительные материалы».

Парадоксально, но глава Минпромторга Денис Мантуров при этом считает, что «рост цен в стройке на 18%, насколько нам известно, произошел не из-за цен на арматуру и в целом на строительные материалы. Сегодня 95% стройматериалов производятся и используются российские, и только меньше 5% — это премиальный сегмент, который вообще не влияет на рынок». И тем не менее идея о пошлине была принята, к вящей радости Минстроя.

Куратор строительной отрасли России Марат Хуснуллин и глава Минэкономразвития Максим Решетников в правительство пришли из московской администрации. Однако дело тут не в персоналиях, а в возможных последствиях предлагаемого строителями решения.

Итак, в качестве пиар-прикрытия инициативы по вводу новых пошлин было использовано удорожание жилищного строительства. Тема социально значимая, а следовательно, резонансная. Фокус тут в том, что новые пошлины никакого влияния на рост цен в жилищном строительстве не окажут. Точнее, влияние будет минимальным, а в перспективе — отрицательным.

По оценкам Ассоциации предприятий черной металлургии «Русская сталь», куда входят все ведущие металлургические комплексы страны (98% чугуна, 90% стали), в стоимости 1 кв. м недвижимости металлопрокат составляет от 3 до 6%. Доля делится в зависимости от типа строения. Дорожное строительство (мосты, тоннели, эстакады) и деловые центры требуют в два раза больше арматуры, чем жилье.

Понятно, что металлурги — лица заинтересованные, принимать их информацию на веру не стоит. Однако Минпромторг оценивает максимальную долю металла в стоимости строительства не более чем в 6,55%, что неотличимо от цифр «Русской стали». В 2020 году, по данным министерства, отпускная стоимость 1 кв. м жилья в целом выросла на 18%, а рост цен металлопроката прибавил к общему удорожанию всего 1,65%.

Взгляд на проблему анфас и в профиль показывает, что металл и удорожание жилищного строительства связаны чисто умозрительно. А вот последствия для отечественной металлургии в случае введения новых пошлин будут материальные.

Выступая 19 января перед Госдумой, замминистра финансов Алексей Сазанов заявил, что удорожание металлов в России вызвано ростом котировок на мировом рынке, что связано с восстановлением промышленности различных стран (в первую очередь КНР) после пандемии при дефиците предложения лома.

Следует ожидать, что введение экспортных пошлин на лом очень быстро (в течение квартала) приведет к снижению его сбора, дефициту и росту цен. И это оптимистический сценарий. Скорее всего, рост пошлин приведет к росту контрабандных поставок лома за рубеж, прежде всего в Китай. Одновременно отечественные металлургические компании рискуют получить зеркальное увеличение пошлин на рынках других стран, потеряв свою долю сбыта.

Сорок процентов продукции, произведенной отечественными металлургами, поставляется на экспорт. То есть речь идет не только об экспортной выручке предприятий, но и о налоговых поступлениях в бюджет России. Если доля отечественной металлургии на мировом рынке снизится в результате новых пошлин, вернуть ее будет очень сложно, если вообще возможно.

Как справедливо отметил замглавы Минпромторга России Виктор Евтухов, российские металлурги и без того работают в очень сложных конкурентных условиях на внешнем контуре. «Наши компании подвергаются различным расследованиям и последующим ограничениям за рубежом. На сегодня за границей действует порядка 40 различных ограничений для поставок российской металлургической продукции». Введение новых пошлин он назвал не до конца продуманным решением.

Виктор Евтухов заявил, что решения должны быть взвешенными, резких скачков цен допускать нельзя ни на каком направлении. Металлургия — один из рынков, с которого наиболее активно пытаются вытеснить российских экспортеров. Под предлогом антидемпинговой борьбы против российских компаний применяются самые разные инструменты, наше правительство постоянно, начиная с 1990-х годов, подает в ВТО претензии по поводу дискриминационных ограничений в отношении России.

Пожалуй, самым любопытным в истории с инициативой о запретительных пошлинах для металлургов является тот факт, что их настоящей причиной была борьба стройкомплекса страны за продление льготной ипотеки, срок действия которой должен был закончиться уже летом. Вопрос для Минстроя и строительного лобби очень серьезный, от него напрямую зависят объемы строительства жилья.

Оппонентом Минстроя в этом вопросе выступает глава ЦБ России Эльвира Набиуллина, которая неоднократно заявляла, что пользу от льгот получают не столько граждане, сколько застройщики и обслуживающие их банки, обращая внимание на ускорение роста цен на жилье. Рост цен на металлопрокат послужил очень удобным поводом для дополнительного разогрева социального подтекста строительной темы.

Вопрос с льготной ипотекой был решен 21 января, когда на совещании у президента было принято принципиальное решение продлить льготную ипотеку до конца года. После этого решения тему с пошлинами можно было спокойно закрывать, но инерция у таких тем очень высокая.

Все интересанты решили свои проблемы, запроса со стороны рынка на введение пошлины уже нет, но тема по-прежнему горяча. Чиновничий аппарат так устроен, что если тема вышла на уровень правительства, то ее решение (неважно, в какую сторону) должно принести дивиденды. И речь здесь идет не о государственном бюджете, а о конкретных чиновниках.