Европейские банки заблудились в «тоннеле» плохих кредитов

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
18 февраля 2021, 10:00
EPA

История, похоже, повторяется. Европейским налогоплательщикам в который уже раз, придется, скорее всего, спасать банки. Главной проблемой финансовых организаций Старого Света сейчас является невыплата долгов заемщиками, у которых из-за пандемии просто нет для этого денег.

Сейчас, в конце зимы, большинство банкиров сходятся во мнении, что самые тяжелые дни остались позади. С другой стороны, немало европейских банкиров полагают, что рассчитывать на быстрое восстановление банковской системы не стоит. По крайней мере, настроений сверхоптимистов не разделяют главы таких крупных европейских банков, как Societe Generale и BNP Paribas, Фредерик Удеа и Жан-Лоран Боннаф соответственно.

«Оптимизм – орудие войны,- заявил в январе директор Credit Agricole Филипп Брассак, споря с пессимистами.- И мы эту войну можем выиграть».

Кроме вышеперечисленных банков, прибыль в прошлом году из-за плохих кредитов резко снизилась и у других крупных европейских банков. К примеру, у испанского Santander и немецкого ING.

В отличие от Брассака и большинства его коллег, которые все же смотрят в будущее с оптимизмом, европейские чиновники в отношении банковской системы континента настроены скорее пессимистически. Они придерживаются мнения, что проблемы банков на континенте не закончились, а только начинаются. Еврочиновники и политики боятся, что после окончания действия программ помощи правительств европейских стран банкам из-за проблемы с невыплаченными долгами заемщиков придется очень нелегко. По крайней мере, эти опасения, названные «широкомасштабным корпоративным бедствием», обозначены как главная угроза для европейских банков в исследовании, представленном министрам финансов стран членов еврозоны в понедельник, 15 февраля.

Первое, что бросается в глаза в этом исследовании, это очень большая зависимость банков от поддержки правительств при оказании помощи нуждающимся в кредитах предприятиям и компаниям. Авторы исследования считают, что приблизительно у каждой четвертой компании в Европе без программ помощи властей в конце прошлого года были бы очень большие неприятности. Объем долгов и кредитов, выданных под гарантии правительств, т.е. налогоплательщиков, на выплату которых наложен в связи с пандемией мораторий, составлял на конец 2020 года приблизительно 587 млрд евро (712 млрд долларов).

«Необходимо избежать резкого роста дефолтов»,- заявил журналистам после встречи главных еврозоновских финансистов еврокомиссар по экономике и финансам Паоло Джентилони.

Пессимизм царит и в главном европейском банке – ЕЦБ. В январе ЕЦБ предупредил, что европейские банки отложили для компенсации «плохих» кредитов и займов значительно меньше средств, чем их коллеги в США. В ведомстве Кристин Лагард считают, что в ряде банков этой проблеме уделяют явно недостаточное внимание.

Европейские банки выдают предприятиям и компаниям кредиты на разных условиях. Во Франции, Испании и Италии, например, многомиллиардные кредиты выдавались под гарантии правительств, а в Германии – в виде щедрых грантов.

Лубочная картина, которую намеренно или искренне рисуют главы большинства европейских банков, противоречит и данным, собранным European Datawarehouse. Экономисты компании проанализировали в декабре данные по кредитам в общей сложности на полтриллиона евро и пришли к выводу, что пятая часть кредитов в Великобритании нуждается в отсрочке выплат. В Португалии и Италии эта цифра ниже, но все же больше 12%, а в Ирландии она около 10%.

Чиновники сходятся во мнении, что проблема существует, но расходятся в путях ее решения. После финансового кризиса в конце нулевых 19 членов еврозоны договорились передать надзор над кредиторами европейскому центробанку. Однако сейчас они не могут прийти к единому мнению относительно того, что делать, если проблемы возникнут и у заемщиков.

Богатые страны, как водится, не горят желанием помогать бедным, Италии и Греции, например, и создавать очередной общеевропейский фонд спасения. Клаус Реглинг, директор Европейского стабилизационного механизма (ESM), фонда спасения, созданного после кризиса 2008 года, заявил журналистам после встречи министров финансов, что его фонд со следующего года сможет помогать находящимся в трудном положении банкам.

«Мы создали крепкую вторую линию обороны»,- объяснил он.

Однако обращение за помощью к ESM – больше даже политическое, чем финансовое решение. Усилия ЕЦБ по созданию специального банка, который будет продавать плохие кредиты банков стран еврозоны, до сих пор не увенчались успехом.

Пока политики и министры финансов спорят о том, как решать проблему плохих кредитов и долгов, которые могут отправить европейские банки в нокдаун, сами банкиры продолжают надеяться на лучшее, то есть помощь правительств и в конечном итоге налогоплательщиков.

«В конце тоннеля обязательно будет свет,- уверен глава ING Стефан ван Рийсвийк,- вот только где конец тоннеля, мы не знаем».