Бен Сальман спешит на помощь

Леонид Крутаков
доцент Финансового университета при Правительстве России
18 февраля 2021, 15:24

 Вчера на совместном симпозиуме ОПЕК-МЭА министр энергетики Саудовской Аравии Абдул-Азиз бен Сальман Аль Сауд заявил, что королевство готово компенсировать резкое падение добычи нефти в США, нарастив собственную добычу. Причиной такой расторопности принц называет угрозу резких ценовых колебаний.

Собственно, от чего Саудовская Аравия предложила застраховать рынок, на то он и напоролся. Сразу после заявления бен Сальмана в течение полутора часов Brent обвалился с 64,60 до 63,19 долл./б. Потом рынок часть падения отыграл, но за этот короткий период прибыль расторопных трейдеров составила несколько миллиардов долларов.

Спору нет, в США реальный коллапс: в разгар всемирного потепления пришла «русская зима» откуда не ждали. В начале февраля в Техасе было +20, а к середине месяца в Permian температура упала до -18 градусов. Даже в Хьюстоне, на побережье Мексиканского залива столбик термометра показывал -10.

Операторы вынуждены экстренно останавливать скважины по техническим и технологическим причинам. Трубопроводы также останавливаются (в Техасе они в основном наземные), так как не рассчитаны на такие морозы. Добыча нефти упала примерно на 3,5 млн б/с (30%), непосредственно в Пермском бассейне – на 2 млн б/с (45%). На 20% упала добыча газа, а нефтепереработка – на 30%.

Пострадала также возобновляемая генерация. Лопасти ветряков не выдерживают морозов (на ветер приходится около 20% генерации Техаса), а снегопады и ураганы «заносят» снегом солнечные панели. В общем, Армагедон. Понятно, что ситуация потянула нефтяные цены вверх, и вот тут Саудовская Аравия сыграла на противоходе, встряхнув рынок.

Вопрос тут не в биржевых торгах фьючерсами. И даже не в общеизвестном секрете, что Эр-Рияд позиционирует себя как лидера арабского мира, но всегда играет на стороне Вашингтона. Дело в подходах Саудовской Аравии к договоренностям в рамках ОПЕК+.  Когда рынок падал, сокращать добычу требовалось от всех. Когда рынок стал расти и появилась возможность резко нарастить свою долю продаж, Эр-Рияд выразил готовность взвалить эту тяжелую работу на свои плечи.

Отдельно стоит отметить, что в рамках сделки ОПЕК+ Россия приняла на себя львиную долю сокращений в процентном отношении к экспорту. Россия и Саудовская Аравия изначально сократили добычу на 2,5 млн б/с. В саудовском экспорте этот объем составляет всего 27%, а в российском – 48%.

В этом смысле, одностороннее сокращение Саудовской Аравией добычи на 1 млн б/с было абсолютно оправданным шагом. Даже в таком варианте «экспортная пропорция» была не в пользу России. Это хорошо понимают и в Эр-Рияде, и в Вашингтоне, и в Москве. Скорее всего речь идет об очередном торге саудитов вокруг продления сделки ОПЕК+. Подобный номер Эр-Рияд уже исполнял дважды.

Первый раз при заключении сделки, когда саудиты в ночь перед решающим заседанием ОПЕК+ выдвинули российской делегации очевидно невыполнимый ультиматум. Сделка сорвалась, а Эр-Рияд сыграл в демпинг, обвалив цены. После чего последовал щелчок кнута из Вашингтона (Трамп пригрозил вывести американские войска из Саудовской Аравии) и согласие королевской семьи на сделку в компромиссном варианте. 

Второй – при продлении сделки в декабре прошлого года. Тогда Эр-Рияд выдвинул требование-ультиматум о повышения объема сокращения добычи в рамках сделки еще на 2 млн б/с (с 7,7 до 9,7 млн б\с) и распространении этого объема сокращений на 1-й квартал 2021 года. В итоге договорились о повышении добычи на 500 тыс. в январе (планировалось 1,9 млн б/с) с возможностью дальнейшего повышения добычи на тот же объем в следующем месяце по результатам совместного мониторинга.

Накануне очередного заседания комитета ОПЕК+ Саудовская Аравия вновь взрывает ситуацию. Под благородными лозунгами о поддержке американских братьев и спасении мирового рынка углеводородов, саудиты, как всегда, скрывают желание продвинуть собственные интересы и завоевать новых потребителей. А разговоры о компенсации падения добычи в США – традиционная игра Эр-Рияда, который вместо того чтобы быть регулятором рынка выступает в роли искусного манипулятора.