Сквозь трель победных реляций прорываются тревожные звонки

Анна Королева
Корреспондент Expert.ru
2 февраля 2021, 12:26

По оценке МЭР, по сравнению с другими странами Россия гораздо легче переносит коронакризис. Однако у этой точки зрения есть серьезные оппоненты.

pixabay

Чиновники и ученые расходятся в оценках

Как заявила замминистра экономического развития РФ Полина Крючкова, разносторонние меры поддержки граждан и бизнеса, принятые правительством для преодоления последствий пандемии, помогли экономике России проходить вызванный пандемией кризис намного легче, чем другие страны мира.

«Первая оценка Росстата ВВП за 2020-й год оказалась существенно лучше прогнозов Минэкономразвития. Несмотря на то, что цифра 3,1% еще может корректироваться как вверх, так и вниз после анализа поступающих данных, уже очевидно, что Россия прошла 2020-й год лучше, чем большинство других крупных экономик. Так, ВВП США в прошлом году упал на 3,5%, ВВП Германии — на 5%, ВВП Франции — на 8,3%. Ключевую роль здесь сыграли оперативно принятые разносторонние меры поддержки граждан и бизнеса», — цитирует агентство «Прайм» заместителя министра.

Она добавила, что на ситуацию большое влияние оказала передача ответственности за введение ограничений на уровень регионов. Это позволило властям действовать тогда и в том объеме, который был необходим конкретно в отдельной области или крае, а также снимать их , как только позволяла эпидемиологическая обстановка.

В то же время, есть совсем другие, и тоже весьма авторитетные оценки. Академики РАН Абел Аганбегян, Борис Порфирьев, член-корреспондент РАН, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв подготовили доклад «О преодолении текущего кризиса и путях развития экономики России», согласно которому далеко не все так радужно в российской экономике. «Прогноз к концу 2020 года — рост смертности на 250 тыс. человек в сравнении с 2019 годом, или на 15%, что является самым высоким индикатором среди стран мира, — пишут «Ведомости» со ссылкой на текст документа. — Не говоря уже о гуманитарном и социальном измерении людских потерь, экономический эквивалент (в терминах стоимости человеческого капитала) оценивается в 4,8% ВВП, что сопоставимо с ожидаемым в 2020 году снижением ВВП».

Существенно, по-видимому, то, что здесь оценивается эффект кризиса на человеческом уровне. Внушает большую тревогу показатель смертности.

Люди и ВВП

Победные реляции Минэкономразвития вызывают немалый скепсис, отмечает главный аналитик ТелеТрейд Марк Гойхман. Снижение ВВП только на 3,1%, даже если верить Росстату — результат далеко не действий правительственных мер поддержки. Они, безусловно, имели своё значение, но были крайне недостаточными, скупыми по сравнению как с необходимостью, так и с аналогичными действиями в других странах.

Позитивный же результат года — то, что, перефразируя, можно назвать: достоинства как продолжение недостатков. Небольшое снижение экономики связано с малым ростом в предыдущие годы. Высота, с которой можно было упасть, невысока. Кроме того, в развитых странах, где снижение оказалось больше, оно происходило прежде всего в сфере услуг, более всего пострадавшей из-за локдаунов. Но в России доля данной сферы в экономике мала, поэтому её сокращение привело к меньшему уменьшению ВВП.

Также, продолжает аналитик, «цена» экономического «успеха» чрезвычайно велика с точки зрения человеческого фактора, который и должен быть основным, целевым, в том числе и при сравнении с иными странами. Повысилась бедность и смертность населения.

Из-за низкой поддержки людей денежными выплатами, в отличие от «большинства других крупных экономик», отмеченных Минэкономразвития, в России реальные доходы населения упали на 3,5% в 2020 году. И доклад академиков РАН приводит данные о том, что рост смертности в России в 2020 году на 15% «является самым высоким индикатором среди стран мира». Экономические потери стоимости человеческого капитала оцениваются в докладе в 4,8% ВВП. И такое сокращение для страны важнее и негативнее, чем снижение самого ВВП на 3,1%, полагает Марк Гойхман.

В 2021 году, предполагает эксперт, вероятно, перестанут действовать с прежней силой шоковые факторы падения ВВП. К ним нужно отнести острую фазу пандемии с локдаунами по всему миру и в России, падение из-за этого внешнего спроса и цен на ресурсы, выручки компаний самых разных отраслей и секторов и пр. Риски, безусловно, сохраняются, но очевидно, «дно» падения пройдено.

Статистически отсчёт изменения ВВП будет происходить относительно этого «дна» — низшего уровня 2020 года. А если влияние резко негативных драйверов прекратится, то «тскок» от минимума в экономике уже будет означать её рост по сравнению с 2020 годом. Если в прошлом году снижение оценивается в 3,1%, то возможно повышение ВВП 2,5-3% в 2021году. Таким образом, к «допандемическому» уровню 2019 года Россия ещё не поднимется.

Ситуация противоречива

Заключение о снижении ВВП на 3,1% можно пока все же поставить под сомнение, говорит член генерального совета Деловой России Алим Бишенов. Это может быть официальным показателем, но в действительности картина пока хуже, считает он. Если брать тот же прогноз Минэка, то снижение ВВП страны за 20-й год могло составить от 3,5 до 3,8%, при этом ранее в Росстате оценивали падение также в пределах 3,5%, снижение за 9 месяцев прошлого года оценено именно по этой шкале и тут Росстат с Минэком солидарны. Более того по прогнозам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, спад экономики в действительности может составить еще больше, так в СП оценивают это значение в 4,5%.

Эксперт так же обращает внимание на структуру российской экономики:, если говорить о других, более развитых странах, указывает он, то в РФ действительно цифры более утешительные, но это, скорее вызвано именно отсталостью нашей экономики от своих европейских соседей. Дело в том, что экономика России и так до пандемии не могла демонстрировать стремительных высот — от этого и такой разрыв. Так на долю всей экономики сектор услуг и МСП, которые считаются наиболее пострадавшими от пандемии, приходится не такой большой процент в сравнении, например, с бюджетным или оборонным сектором.

Доля бюджета в нашей стране по-прежнему значительна и это в свою очередь оказало влияние на статистику. Помимо, этого поддержку экономике оказал отказ от второго жесткого локдауна и быстрая перестройка внутреннего туризма под запросы россиян. Еще из благоприятных факторов можно назвать отскок цен на нефть. Также поддержку экономике оказал резкий рост спроса на финансовые и информационные услуги в удаленном формате, что подстегнуло к росту отдельных направлений IT сферы.

В то же время, указывает Алим Бишенов, проблем у экономики пока еще много. Основная проблема для регионов — это снижение притока инвестиций в местные экономики, а также снижение потребления домохозяйств. В конечном счете, выйти на целевые показатели по экономическому росту возможно только через несколько лет при удачно нисхождении пандемии на нет. А пока начавшейся год большинство экономистов называют «потерянным для экономики» или «переходным».

Среди основных угнетающих факторов можно выделить: сохранение высокой доли неопределенности в мире по коронавирусу и ограничениям с ним связанным; сокращение инвестпрограмм со стороны системообразующих предприятий; отсутствие реальной массовой возможности малому и среднему бизнесу получать выгодные кредиты. Если говорить о прогнозах, то, ожидает эксперт, вероятнее всего, экономика РФ за текущий год может вырасти в пределах 3-3,3%  при последовательном восстановлении мировой экономики в ближайшие три года.