Россия и Европа: нас не трогай — мы не тронем

Игорь Серебряный
20 февраля 2021, 05:20

Резкое обострение отношений между Москвой и Евросоюзом ставит вопрос не только о политическом, но и о военном противостоянии Европы и России.

Лев Федосеев/ТАСС
Пограничники у каменного пограничного знака — Екатерининский копец на российско-норвежской границе в Печенгском районе

Москва никогда не приветствовала такого открытого вмешательства в свои внутренние дела, какое было продемонстрировано в январе расквартированными в столице представителями западных держав. Речь, конечно, о беспрецедентном внимании, проявленном дипломатами к суду над Алексеем Навальным. Градус последовавших вслед за этим демаршем заявлений внешнеполитических ведомств и высокопоставленных чиновников взлетел до таких уровней, что за политическим противостоянием экспертам волей-неволей приходится рассматривать и возможность противостояния военного.

За всю историю ни одна европейская держава, в одиночку или в коалиции, не одерживала решающих военных побед над Россией, за единственным исключением — Крымской войны в середине XIX века. А после Второй мировой европейские страны вообще исчезли как самостоятельная военная сила, растворившись в НАТО, где их удельный вес — даже вместе взятых — оказывается меньше, чем у США.

И в Вашингтоне, и в Москве, и в европейских столицах прекрасно знают соотношение сил в треугольнике Европа — США — Россия и понимают, что без американского прикрытия Европа в противостоянии с восточным соседом не имеет никаких шансов.

Цифры говорят сами за себя

Единственное, в чем европейские члены НАТО превосходят Россию — суммарная численность личного состава, составляющая 1 млн 410 тысяч человек. Отметим, что в это число не входят контингенты стран, которые, будучи членами блока, не являются членами ЕС (Албания, Норвегия, Черногория, Македония, Исландия и Великобритания). Совокупная же численность войск, которые НАТО как единый организм может выставить на европейском ТВД, даже без учета американских и канадских контингентов составляет 3 млн 200 тысяч человек. Это заметно превышает людские мобилизационные ресурсы России (в 2020 году они составляли 900 тысяч человек «под ружьем» и еще 2 миллиона в запасе). Что же касается расквартированных в Германии американцев, то погоды в случае реальных боевых столкновений 29 тысяч «штыков» плюс 9600 человек в составе авиационных соединений не сделают. А численность американского персонала, дежурящего на постоянной основе в других странах Европы, еще ниже.

Но на этом преимущества европейцев заканчиваются. Общее количество танков в 21-й европейской армии, входящей в НАТО, составляет сегодня 11 тысяч машин — ровно в два раза меньше, чем располагает Россия. Превосходство России в этом виде войск не только количественное, но и качественное: последние модификации российских танков Т-90 и Т-72 не уступают по основным боевым характеристикам натовским M1A2 Abrams и Challenger-2, а новый Т-14 «Армата», который скоро начнет поступать в войска, превосходит их практически по всем параметрам.

Что касается объединенных натовских военно-воздушных сил, то их костяк в Европе составляют, по данным издания Flight International, ВВС Франции (1282 единицы) и Турции (чуть более 1000). Авиация других европейских стран НАТО не представляет какой-либо серьезной боевой силы, так как там полностью полагаются на американское воздушное прикрытие. Россия же располагает на западном направлении 3547-ю боевыми единицами.

При таких соотношениях понятно, почему компьютерные симуляции вооруженного конфликта между Европой (без участия США) и Россией дают результат не в пользу европейцев. Уже в 2018 году главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти признавался, что российская армия обошла натовские по всем критериям. А проведенные Польшей в этом месяце военные учения «Зима-20» закончились её полным разгромом. Польская армия, вооруженная ЗРК Patriot, системами залпового огня HIMARS и истребителями пятого поколения F-35, потерпела поражение от симуляционной российской армии всего за пять дней.

Защита Европы: фантастика и реальность

Европа без НАТО сегодня полностью небоеспособна не только из-за слабой военной составляющей, но и по причине отсутствия единого понимания военной стратегии на политическом уровне. Это смущает экспертов как в России, так и в НАТО, поскольку ни у тех, ни у других нет четкого понимания, что следует засчитывать в военный потенциал европейских членов альянса.

По словам аналитика Центра стратегической конъюнктуры Олега Пономаренко, сегодня существуют два в равной мере легитимных подхода к такого рода оценкам. Первый — засчитывать те военные ресурсы, которые физически расположены на территории конкретного европейского государства и могут быть задействованы в критической ситуации. Это значит, что в сумму будут включаться и расквартированные там американские контингенты. При таком сценарии по умолчанию считается, что нападающей стороне придется столкнуться с совокупной военной мощью всех сил, географически находящих в границах атакуемой страны.

Второй подход учитывает только солдат, танки, самолеты и прочую технику, которые находятся под юрисдикцией конкретного государства. Этот подход, подчеркивает Пономаренко, требует принимать во внимание политический фактор, а это неизбежно ведёт к непредсказуемости, поскольку заранее неизвестно, какие конкретно силы НАТО согласится вовлечь в защиту того или иного союзника. Кто бы что ни говорил, но «цена», скажем, Великобритании и Черногории при декларируемом их равенстве очень сильно отличается — что, кстати, и сами они прекрасно понимают.

Поэтому едва ли не с момента образования НАТО внутри блока ведутся споры о том, будут ли готовы более сильные его члены ввязываться в серьезные конфликты ради «младших» партнеров. Нечеткость условий, при которых может быть задействована якобы гарантирующая такую помощь статья 5 Хартии, не позволяет заранее оценить размер и состав войск обороняющейся стороны.

В повести Тома Клэнси «Верховный главнокомандующий», вышедшей в 2015 году, описана именно такая (во всех отношениях фантастическая) ситуация, когда российские агрессоры через территорию Белоруссии вторгаются в Литву. Будучи опытным политическим фантастом, Клэнси описывает, как в Брюсселе и Вашингтоне очень долго решают, стоит ли ссорится с Москвой из-за сугубо локального даже по европейским масштабам конфликта. В книге литовцев спасают «триста спартанцев», которые встают на пути агрессора, не дожидаясь, пока раскачаются регулярные армии НАТО.

Но это фантастика. А если предположить, что вооруженный конфликт между Россией и какими-либо европейскими членами НАТО всё же произойдёт, то при любом сценарии, предусматривающем американский нейтралитет, европейцам ничего хорошего не светит, убежден эксперт Центра комплексных европейских исследований ВШЭ Василий Кашин.

«Если брать военный потенциал европейских стран НАТО в совокупности как некую абстрактную величину, суммируя военные расходы членов блока, то их вооруженные силы, за исключением ядерного оружия, окажутся вторыми в мире по боевой мощи, превосходя и Россию, и Китай. Но в том-то и дело, что это сугубая абстракция. Никакой единой евроармии не существует, а есть два десятка карликовых национальных армий, ни одна из которых по отдельности не представляет реальной силы», — считает он.

Ядерная сдержанность

Во всех компьютерных, экономических и «полевых» симуляциях военного столкновения европейцев и русских за скобки выводится фактор ядерного оружия — крайне дорогого и бессмысленного, когда речь идет о европейском театре военных действий. Собственно, в нём просто не возникает необходимости — все расчеты показывают, что российские вооруженные силы положат противника на обе лопатки и без применения таких крайних мер.

Надо добавить к этому, что хотя ядерный потенциал стран Европы составляет 384 боеголовки морского базирования и 60 авиационного у Франции и 225 боеголовок на подлодках «Трайдент» у Великобритании, что в совокупности делает его третьим в мире после США и России, но потенциальным «жертвам российской агрессии» от этого ни жарко, ни холодно, поскольку все эти боеголовки не являются «собственностью» НАТО.

Правда, в Европе еще с 1950-х годов размещены американские тактические ракеты с ядерными боеголовками. Сегодня их там насчитывается, по неофициальным данным (официальных не существует), порядка 150-200 единиц, но использование этих ракет в случае двустороннего конфликта между Россией и любой из стран Европы также практически исключено. «Кнопка» от них находится в руках американского командования, и вряд ли даже 5-я статья Хартии НАТО убедит Пентагон в целесообразности ядерного конфликта с Россией, так как это автоматически переведет региональную войну в глобальную (для предотвращения такого развития событий и заключался Договор об ограничении СНВ).

«Вряд ли американцы или французы захотят самоубиться, применив ядерное оружие даже самой малой мощности против российских объектов — хотя ситуации, при которых ядерное оружие может быть применено, описаны и у натовцев, и у нас, — говорит Василий Кашин. — Но эти ситуации подразумевают куда более угрожающее развитие военной обстановки, чем падение, к примеру, Таллинна. На европейском театре военных действий вообще практически нет задач, которые нельзя было бы решить с помощью обычных вооружений, как традиционных, так и суперсовременных — высокоточных бомб, дронов, радиоэлектронных средств борьбы и т. д. Мы видим это на примере конфликтов в Нагорном Карабахе или на Ближнем Востоке».

Так или иначе, сегодня оборонительное пространство Европы представляет собой лоскутное одеяло, которое не сшивается воедино, несмотря на огромные финансовые затраты на инфраструктуру, вооружение и содержание воинских контингентов. «Это тот случай, когда суммирование отдельных частей не приводит к сопоставимому увеличению конечного результата», — говорит Кашин.

Так что пока, во всяком случае, эксперты с обеих сторон могут спать спокойно.