Кто возглавит Автоград?

Николай Пономарев
эксперт центра ПРИСП
25 февраля 2021, 10:22

В борьбе за кресло главы Тольятти столкнутся интересы Самарского губернатора, корпорации «Ростех», АвтоВАЗа и местных элит

Фото: tgl.ru
Мэр Тольятти Сергей Анташев ушел в отставку

На днях стало известно, что мэр Тольятти Сергей Анташев покидает свой пост. Согласно версии пресс-службы правительства Самарской области, Анташев принял такое решение по причине неоднократных жалоб со стороны местного населения и множества претензий со стороны регионального руководства. В частности, тольяттинского градоначальника обвинили в срыве реализации нацпроектов, одновременно вменив ему низкое качество решения задач в области экологии, ЖКХ и дорожного строительства.

Публичная позиция регионального руководства вызвала, между тем, немало вопросов у местных журналистов. Почему Анташев был вынужден уйти в отставку, а, например, глава Новокуйбышевска Сергей Марков, к которому также было предъявлено немало претензий, сохранил свой пост? Насколько обоснованной была критика в адрес бывшего мэра с учетом того, что Тольятти остается моногородом, и его благополучие определяют, скорее, позиции руководства АвтоВАЗа и «Ростеха»? Создаст ли уход Анташева «окно возможностей» для местного отделения КПРФ? И не обусловлена ли отставка градоначальника лишь частью еще более масштабных перестановок на региональном уровне?

Отставка мэра Тольятти — системный шаг

Отставку Анташева следует рассматривать в контексте общей картины взаимодействия между региональным руководством и главами муниципальных образований Самарской области, считают наблюдатели, близко знакомые с областными управленческими процессами.

Бывший мэр Тольятти — далеко не первый руководитель муниципалитета, лишившийся своего поста по причине неудовольствия со стороны возглавившего регион в 2018 году Дмитрия Азарова. Немногим ранее свои кабинеты были вынуждены покинуть главы Пестравского, Большеглушицкого и Большечерниговского районов. На этом фоне отставка Анташева представляется лишь частью кампании по переформатированию корпуса муниципальных глав в соответствии с целями и управленческим стилем нового главы региона.

Дмитрий Азаров стал губернатором, сменив на этом посту своего давнего оппонента Николая Меркушкина, что само по себе превращало масштабные кадровые перестановки на уровне муниципальных глав в вопрос времени.

Кроме того, нынешний глава региона ранее возглавлял Всероссийский совет местного самоуправления и руководил в верхней палате парламента комитетом по федеративному устройству, региональной политике, вопросам местного самоуправления и делам Севера. Именно Азаров являлся (по крайней мере, формально) одним из инициаторов внедрения таких институтов, как муниципальный фильтр и сити-менеджмент, что достаточно наглядно характеризует его представления о системе организации политической власти на уровне региона.

Поэтому вполне логично предположить, что проблемы жителей Тольятти стали скорее формальным поводом для отставки Анташева, а публичная критика в его адрес со стороны губернатора носила ритуальный характер.

«Социалку» на шею — и на дно

«Автоград» действительно переживает сегодня не лучшие времена, однако ситуация вряд ли бы изменилась к лучшему даже в том случае, если бы Сергей Анташев внезапно стал гением менеджмента. Тольятти остается моногородом со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. Собственники АвтоВАЗа оптимизируют производство и сокращают персонал, одновременно отказываясь от социальных обязательств перед местным населением. Городская администрация с трудом справляется с выполнением возложенных на нее обязательств — во многом лишь за счет увеличения кредитного бремени.

В лучшие годы на АвтоВАЗе работали (без учета персонала предприятий-спутников) более ста тысяч сотрудников. Именно его конвейеры обеспечивали заработком львиную долю жителей города. Предприятие содержало широкую сеть социальной инфраструктуры, которая не только обслуживала граждан, но и позволяла создавать новые рабочие места. Но с 2009 года численность сотрудников предприятия последовательно сокращается — к началу 2020 года она составляла 35 тысяч человек. Столь масштабное сокращение нанесло более чем ощутимый ущерб городскому бюджету — около 60% его доходов обеспечиваются поступлениями НДФЛ.

Передача в 2009 — 2011 годах социальной инфраструктуры АвтоВАЗа на баланс местной администрации едва не обрушила городскую экономику, потребовав увеличения расходной части бюджета Тольятти сразу на 1,7 млрд рублей. Спасти ситуацию удалось лишь благодаря вмешательству Москвы: федеральный центр предоставил властям Самарской области дополнительные субсидии и кредиты. Это помогло сгладить шоковый эффект для локальной экономики, но не решило главной проблемы: для все скудеющего бюджета Тольятти даже частичное обслуживание приобретенной социальной инфраструктуры превратилось в непосильную ношу.

К концу мая 2020 г. кредитный портфель Тольятти составлял уже около 6,6 млрд рублей. Для сравнения, в проекте городского бюджета на 2021 г. собственные доходы муниципалитета были определены на уровне 7,1 млрд.

И без того тяжелое положение городской экономики усугубили последствия «коронакризиса». В первой половине 2020 года индекс промышленного производства в Тольятти сократился на 15,5% по сравнению с аналогичным периодом предшествующего. Производство легковых автомобилей упало на 34,2%, комплектующих и принадлежностей для автотранспортных средств — на 38,7%. Официальный уровень регистрируемой безработицы в городе только за январь—июнь 2020 года вырос почти до 4,9%, что естественным образом отразилось на поступлении налоговых отчислений.

Положить конец деградации Тольятти способны лишь масштабные преобразования, не ограничивающиеся местным и муниципальным уровнями. Мэр в такой ситуации выступает в качестве фигуры, способной лишь замедлить эрозию экономики и социальной сферы. В его распоряжении в принципе отсутствуют ресурсы, необходимые для обеспечения серьезных перемен к лучшему. Добиться смены трендов в развитии города можно только путем разработки и реализации комплексной программы привлечения инвесторов хотя бы на региональном уровне, взяв в качестве образца модели Белгородской или Ульяновской областей.

Мэра выберут АвтоВАЗ, «Ростех» и местные

В местных СМИ и новостных пабликах отставка мэра положила начало бурной дискуссии о том, каким образом местное отделение КПРФ, контролирующее почти половину мест в городской думе, воспользуется открывшимися возможностями в плане назначения нового градоначальника.

Активные участники споров о будущем местных коммунистов исходят из того, что в Тольятти существуют жизнеспособные отделения федеральных партий, координирующие свои действия с региональными и федеральными структурами и спаянные воедино жесткой дисциплиной. Но такое убеждение ошибочно.

Реальными игроками на поле местной политики выступают АвтоВАЗ, «Ростех» и 3—4 неформальных группы, руководимые авторитетными предпринимателями, чей бизнес в некоторой его части не всегда можно назвать легальным.

Здесь необходимо сделать пояснение. С 2006 г. АвтоВАЗ традиционно ассоциировался с корпорацией «Ростех», однако было бы ошибкой считать, что эти два понятия тождественны. Тольяттинским автозаводом владеет СП Alliance Rostec Auto B.V., доля которого в капитале АвтоВАЗа за последние годы была увеличена до 100%. Французскому концерну Renault принадлежат 67,61% акций, корпорации Сергея Чемезова — 32,39%. При этом представители «Ростеха» уже заявили о намерении снизить свою долю в компании до 25% после ее перехода из нидерландской юрисдикции в российскую (процесс должен завершиться в первой половине 2021 г.). Сокращение присутствия корпорации обусловлено объективными факторами: за период 2012 — 2020 гг. АвтоВАЗ лишь дважды завершал год с отчетами о прибыли по российским стандартам бухгалтерского учета. Чистый убыток АвтоВАЗа в 2020 году по международным стандартам финансовой отчетности составил 196 млн евро. На начало 2021 г. предприятие имело задолженность перед «Ростехом» в размере 20 млрд рублей. При этом у Сергея Чемезова в прошлом неоднократно возникали претензии к кадровой политике иностранных партнеров, наиболее ярко отразившиеся в оценках работы бывшего гендиректора АвтоВАЗа Бу Андерсона. Все это дает основания утверждать, что хотя «Ростех» и продолжает оказывать значимое влияние на работу предприятия, на местной политической арене АвтоВАЗ все же сохраняет статус самостоятельного игрока, отмечает большинство региональных экспертов.

Что же до местных групп интересов, то каждая из них представлена в рамках сразу нескольких партий: лидер может занимать высокое положение среди местных единороссов, в то время как его сын будет представлять семейный бизнес в качестве депутата, скажем, от КПРФ или ЛДПР.

Поэтому, считают осведомленные наблюдатели, вопрос о выборах нового мэра будет согласовываться не с главами местных партийных отделений или лидерами фракций, а в кулуарных переговорах представителей федеральных игроков с лидерами групп интересов — местные группы элит в Тольятти традиционно обладают аномально высокой (по общероссийским стандартам) степенью автономии. В их распоряжении — широкий выбор средств влияния на ситуацию в городе и в целом в Самарской области. Они могут не только заблокировать процесс выборов согласованного в Самаре кандидата, но и существенно усложнить жизнь региональному руководству накануне выборов в Госдуму — хотя бы в порядке «пассивного сопротивления».

Вероятнее всего, в такой ситуации Дмитрий Азаров предпочтет выбрать «кандидата № 1» на пост мэра из числа представителей местного истеблишмента — появление «варяга» в кресле градоначальника приведет скорее к снижению управляемости муниципалитетом. Но ему, безусловно, придется предварительно согласовать свой выбор с представителями АвтоВАЗа и «Ростеха».

Наблюдателям, впрочем, не стоит концентрироваться исключительно на выборе проходного кандидата на пост мэра. Борьба за места его заместителей тоже обещает быть весьма интересной: проигравшие в битве за продвижения своей креатуры на должность тольяттинского градоначальника наверняка постараются минимизировать ущерб. А достичь этого можно будет лишь за счет появления лояльных фигур на первых позициях внутри команды нового мэра.