«Медленными, постепенными, эволюционными действиями вывести страну из кризиса не получится»

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
4 февраля 2021, 14:55

Россия оказалась единственной страной среди экономик сравнимого масштаба, которая вошла в текущий кризис не после периода роста, а после периода многолетней стагнации, отмечают академики-экономисты, написавшие очень тревожный по посылу и смелый по задачам доклад о пути развития экономии страны

Коллаж: Тамара Ларина

Социально-экономическая ситуация, возможно, потеряла присущий ей два десятилетия запас прочности, сохранявшийся, несмотря на ряд кризисов. Этим, в немалой степени, может объясняться и повышенная политическая нервозность начала 2021 года.

Группа видных экономистов РАН (по заказу Вольного экономического общества) подготовила 18-страничный доклад «О преодолении текущего кризиса и путях развития экономики России». Он создавался с ноября 2019 года, но особую акутальность приобретал по мере своего написания. 

Доклад (основную работу сделал академик Абел Аганбегян, совместно с академиком Борисом Порфирьевфм и членкорром РАН, директором Института народнохозяйственного прогнозирования Александром Шировым) является попыткой предложить правительству оптимальный рецепт выхода из нарастающего кризиса.

12 трлн рублей — и ключик у нас в кармане

Способы быстрого, безболезненного и где-то даже приятного решения копившихся почти десятилетие проблем способны насторожить своей простотой. Тем более, что сами авторы признают, что «даже если не будет третьей волны коронавируса, возникает необходимость, как минимум, удвоить объем финансирования антикризисных мероприятий. Без этого восстановление экономики до уровня 2019 г., а тем более 2012-2013 гг., будет длиться не два года, а 4-5 лет или больше».

Если существующий объем финансирования антикризисных мероприятий, сейчас заложенных в бюджет, составляет 5-6 трлн рублей, то расходы, «запрашиваемые» учеными под свою программу, превышают 10-12 триллионов. Уже одно это вызывает сомнения в реалистичности предлагаемых мер. Но иного пути, считают экономисты, нет: «В противном случае Россия вновь попадет в ловушку низких темпов роста, выйти из которой, как доказал мировой и отечественный опыт прошлых лет, намного труднее, чем из кризиса», говорится в документе.

Источников и объема необходимых средств для восстановления и ускорения экономического роста вполне достаточно, уверены авторы.

В частности, из золотовалютных резервов России (115 млрд долларов) легко можно взять в 2021-2023 годах до 2/3 их объема, чтобы профинансировать предлагаемые меры. «Ещё 150 млрд долларов из ЗВР можно было бы использовать в качестве низкопроцентного инвестиционного кредита (под 3-5%), в том числе на закупку не имеющего аналогов в стране технологического оборудования. При этом оставшиеся 300 млрд долларов гарантированно обеспечат безопасность финансовой системы», — уверены авторы, называя и другие источники: средства бизнеса и населения, держателям которых нужно предложить привекательные схемы их инвестирования.

О том, как Банк России намерен стимулировать экономический рост, читайте в статье «Восьмое криптопослание Госдуме».

Социализм с либеральным лицом

В числе антикризисных мер авторы предлагают если не радикальные, то смелые:

  • ввести 30-процентный подоходный налог с зарплат выше 100 тысяч рублей,
  • отменить НДФЛ с низких доходов (размер не указан),
  • вернуться к пятилетним планам,
  • раздать «вертолетные деньги» пенсионерам и безработным,
  • поднять минимальную зарплату с нынешних 12 тыс. до 20 тыс. руб,
  • списать часть задолженности заемщиков по банковским кредитам,
  • увеличить пособия для семей с детьми.

Авторы предлагают также «объединить в кооперативы сотни тысяч самых продвинутых подсобных и фермерских хозяйств». Опасливые из наблюдателей увидят здесь возвращние к колхозам, но, скорее всего, подразумеваются аналоги хорошо знакомого нам по продукции на полках магазинов финского кооператива Valio.

Если выше и можно усмотреть намеки на социализм, хотя скорее — на социальность, то потом в докладе следует крутой разворот.

«В подчинении государства можно было бы оставить госструктуры, которые производят до 40% ВВП», при том, что сегодняшний уровень оценивается авторами в 75%. Для сравнения они приводят «социалистический» Китай, указывая, что там на долю госкомпаний приходится около 30% ВВП.

В рамках сокращения доли государства в экономики предложена приватизация, действительно радикальная: приватизировать «Газпром», «Роснефть», РЖД, Ростех, Росатом, «Аэрофлот», «Связьинвест», ВАЗ и другие компании, «включая предприятия ОПК».

Общие рекомендации в этом русле таковы:

  • провести коренную реформу собственности, 
  • покончить с чрезмерным огосударствлением, 
  • объявить частную собственность основой экономики, священной и неприкосновенной, на страже которой стоят все государственные органы,
  • создать рынок капитала, конкурирующую среду, чтобы рыночная
  • система толкала вперед экономику, а не замедляла её, как сегодня. 

Всё вместе дает основание назвать доклад примером идеологической конвергенции (чтобы не сказать «эклектика»), вызывая в памяти манеру провинциальной девушки «Надену всё самое красивое сразу». Но можно назвать это и комплексным подходом.

Запуск с толчка

Александр Широв в разговоре с «Экспертом Online» настойчиво доказывает, что режущая глаза эклектичность/всеядность опубликованных рекомендаций — неизбежный компромисс, необходимый потому, что российскую экономику в том состоянии, в котором она пребывает все последние годы, запустить можно только «с толчка», как автомобиль с безнадежно севшим аккумулятором.

Предлагаемые меры, подчеркивает Широв, не несут никакого избыточного радикализма. Они продиктованы осознанием того, что тот самый «черный день», для которого копятся золотовалютные резервы и Фонд национального благосостояния, уже наступил, поэтому продолжать держать полтора триллиона долларов (третьи в мире по объему резервы) под подушкой дальше теряет смысл. Подобная прижимистость ведет лишь к тому, что с каждым годом для запуска экономики будет требоваться все большее усилие.

«Медленными, постепенными, эволюционными действиями вывести страну из кризиса не получится, мы в этом убеждены. С ненулевой перспективой новых санкций это становится еще более очевидным. То, что мы предлагаем, позволит экономике работать первые несколько лет на «искусственном дыхании», но за эти несколько лет в стране восстановится потребительский спрос, который даст возможность экономике функционировать уже в естественном режиме», — объясняет экономист.

Программой-минимум, после выполнения которой этот аппарат искусственного дыхания можно будет безопасно отключить, Широв называет возвращение социально-экономических показателей к показателям 2014 года — водораздела, после которого реальные располагаемые доходы населения начали стабильно сокращаться.

Из двух существующих в природе стратегий роста благосостояния населения — «дать рыбу или дать удочку» — предложенные авторами меры однозначно относятся к категории первых. Но, доказывает Широв, иного способа быстро и ощутимо поднять доходы населения, «зарядить севший аккумулятор», в России сегодня просто не найти.

«В России около 50 процентов денежного оборота создают домашние хозяйства. И эта половина стагнирует с 2013 года. Давайте не будем строить иллюзий — население не может стать источником инвестиций в экономику. На реальный сектор, на малый и средний бизнес надежд особых тоже нет, они из-за пандемии лежат на боку, и перспективы непонятные. Инвестировать при отсутствии перспектив частный бизнес не станет, за исключением, может быть, каких-то отдельных случаев, которые погоду не сделают», — констатирует он.

Россия оказалась единственной страной среди экономик сравнимого масштаба, которая вошла в текущий кризис не после периода роста, а после периода многолетней стагнации. За те семь лет, которые упоминает Широв, реальные доходы сократились на 10,4%, розничный товарооборот — на 9,6%; объем платных услуг — на 15%.

Это, кстати, является основанием для «оптимистических» заявлений властей о том, что Россия переживает кризис с меньшими потерями, чем другие страны. Такие заявления, при всем их лукавстве, формально верны: экономика России к моменту начала глобального кризиса находилась уже на том уровне, что падать дальше было почти некуда.

Где в таком случае государству искать «прикуриватель» для запуска экономического маховика? Только в собственном «багажнике», уверены авторы доклада.

Под этим понимаются государственные инвестиции, причем не в пресловутые национальные мегапроекты, которые по определению являются «долгостроем», а в основной и человеческий капитал («экономику знаний») — в документе предлагается их прирост до 15% в год.

Основным объектом госинвестиций в человеческий капитал должны стать бюджетники — учителя, ученые, врачи. Нужно, считают экономисты, сделать «ковидные» надбавки постоянными, поскольку их отмена моментально обнулит тот позитивный эффект, который эти выплаты оказали на общую покупательскую способность населения в 2020 году.

«Не надо бояться, как это делают критики, что люди «проедят» эти деньги. Именно это и является целью! Ведь повышение потребительского спроса вызовет рост загрузки мощностей, то есть у бизнеса появится стимул для инвестирования. И экономика постепенно поедет сама, без внешнего тягача. Никто не говорит, что надо «кормить людей рыбой» бесконечно. Но экономика таких размеров как российская очень инерционная и медленная. Добавьте массу ограничений по экспорту сырья, на которые тоже надо как-то реагировать», — говорит Широв.

Пакет предложенных мер, по подсчетам разработчиков, даст возможность довести рост ВВП через несколько лет до 3-4 процентов, что станет колоссальным скачком (хотя, соглашается Широв, таковым он окажется за счет низкой стартовой базы).

Альтернативой, указывает он, будет только усиление социальной поляризации и напряжения в обществе: «Я уверен, что такая альтернатива властям совершенно не улыбается».

Живите долго

По оценке главного автора доклада Абела Аганбегяна, если те меры, которые он с коллегами предлагает, ввести в действие сегодня, то цель — возврат уровня жизни россиян к 2013 году будет достигнута уже в 2022 году. Тогда же экономика выйдет на 3-процентный годовой рост, или на 4 трлн рублей профицита.

При этом дату, с которой экономику можно будет полностью снять с «искусственного дыхания», академик отодвигает до того момента, когда ее рост превысит 4 процента (поскольку часть доходов требуется беречь от сиюминутного проедания. Сейчас в России на реинвестирование в «экономику знаний» и прочие долгосрочные цели развития идет 14% ВВП, что все равно намного ниже, чем в странах ЕС, Китае и США).

По расчетам академика, это может произойти к 2025 году, «если следовать нашим рекомендациям». А к 2035 году можно будет поставить задачу достижения технологического уровня развитых стран.

По мнению ученого, коренная ошибка правительства состоит в том, что оно видит целью развития какие-то абстрактные цифры ВВП, а не улучшение качества жизни населения. Огромные деньги, которые вкладываются в проекты с очень длинным сроком окупаемости — к примеру, в геологоразведку в Арктике, — следовало бы направить на восстановление доходов до уровня 2013 года. Тогда автоматически, без каких-то специальных стимулирующих мер, выросла бы рождаемость и снизилась смертность, «ножницы» между которыми сейчас отнимают у России около миллиона человек в год, ожидает он.

Состоянию демографии в докладе посвящен отдельный абзац. «Только за октябрь (2020 года) умерло по данным Росстата на 35 тыс. человек больше, чем в сентябре, и в целом смертность увеличилась до 205 тыс. В ноябре она достигла 220 тыс., а в декабре ожидался рост смертности еще на 40% выше; таким образом, она будет почти вдвое выше максимума первой волны в мае (173 тыс. человек)», — приводятся цифры потерь населения страны.

Из этого авторы делают вывод, что почти все ключевые показатели социально-экономического развития, которые улучшились в третьем квартале по сравнению с их минимальным значением во втором квартале, в конце 2020 года вновь рухнули. Вследствие этого экономисты отодвинули «вправо», после 2021 года, сроки возвращения качества жизни к докризисному уровню.

Между тем, все 12 известных нацпроектов так или иначе должны привести к росту качества жизни, а значит, ее продолжительности. Но они были подготовленые еще до того, как стал понятен масштаб и угрозы эпидемии коронавируса.

Осенью 2019 года Минэкономразвития опубликовал статистику, из которой стало понятно, что рост общей продолжительности жизни не дотягивает до тех плановых показателей, которые определили сами для себя профильные ведомства. МЭР уже тогда ставило под сомнение возможность достижения к 2025 году целевой отметки в 76 лет.

Этот провал эксперты связывают с влиянием сугубо экономических факторов, таких как снижение доходов населения, их высокая дифференциация, безработица и т.д. Из этого следует далеко идущий вывод, что цели всех нацпроектов придется пересматривать в более скромную сторону.

Именно преодоление жуткой «смертельной» статистики, за которой — реальные люди и судьбы, авторы считают главной целью упомянутого удвоения антикризисных расходов.

Впрочем, сокрушается Аганбегян, он сам не верит в то, что к содержащимся в докладе рекомендациям кто-то в правительстве хотя бы прислушается.

«Я почти на сто процентов уверен, что наш доклад в правительстве если и получат, то не прочитают; если прочитают, то не поймут; если поймут, то не так. В нынешнем правительстве просто нет людей, которые способны видеть ситуацию стратегически, у них нет фантазии, с ними скучно разговаривать», — без лишней дипломатии заявил он «Эксперту Online».