Борис Титов: «Ситуация становится критически опасной»

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
17 марта 2021, 14:03

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей назвал ситуацию в российской экономике «критически опасной» и заявил о резком росте количества убыточных предприятий. Аналитики видят в происходящем в экономике и немало позитива, отмечая, впрочем, что относительное благополучие крупных предприятий не всегда позволяет разглядеть проблемы малых и средних предпринимателей

Коллаж: Тамара Ларина

Убытки, сплошные убытки!

По словам бизнес-омбудсмена Бориса Титова, в результате пандемии коронавируса и других экономических проблем в стране наблюдается резкий рост числа убыточных предприятий. По его оценке, которую приводит агентство «Прайм», убытки бизнеса уже превышают 3 трлн рублей. В связи с этим, считает Титов, власти должны срочно пойти на дополнительные меры поддержки предприятий.

«Сегодня мы увидели новые цифры о том, что количество убыточных предприятий резко вырастает, больше чем на 30%, больше 3 триллионов рублей убытков — это всё последствия пандемии и других проблем, которые существуют в нашей экономике. Мы считаем, что ситуация становится критически опасной. Поэтому, конечно, правительство должно реагировать и оказать содействие бизнесу», — передает «Прайм» слова бизнес-омбудсмена. Свое заявление Борис Титов сделал журналистам в Махачкале, где встречался с активом возглавляемой им «Партии роста».

Ранее Борис Титов уже написал письмо заместителю председателя правительства Андрею Белоусову, в котором перечислил предложения относительно нового цикла мер поддержки предпринимательства. Он напомнил, что 80% предприятий в 2020 году столкнулись с падением выручки, столько же отметили сильное снижение спроса, 11% планируют в 2021 году инициировать процесс банкротства.

По его мнению, наиболее востребованными способами поддержки бизнеса в настящий период является следующий перечень мер: снижение налоговой нагрузки, новые прямые дотации в размере одного МРОТ на работающего за все месяцы ограничений, новые льготные кредиты, изменение порядка отнесения компаний к наиболее пострадавшим во время пандемии — переход от принципа «по ОКВЭД» на принцип «падение выручки более чем на 30%», также — стимулирование спроса.

В своем заявлении Борис Титов снова повторил, что бизнесу «нужна и налоговая амнистия, и кадастровая стоимость, которая декларировалась, но пока никаких решений не принято». По его мнению, кадастровая стоимость должна быть заморожена на уровне 2019 года, а не 2020-го. «Вроде бы предлагалось правительством, но пока этого нет. Мы продолжаем работу в этом направлении и надеемся, что правительство примет ряд дополнительных мер поддержки», — заключил Титов.

Страна крупных производств

Убыточность предприятий, к сожалению, является трендом 2020 пандемийного года, признает главный аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. При этом большая часть убытков пришлась на традиционно-сильные регионы: например, согласно исследованию консультантов из Finexpertiza, максимальный ущерб средний и крупный бизнес получил в Москве, ЯНАО и Татарстане — потери составили 2,1 трлн, 246,8 и 392,9 т млрд рублей соответственно.

Как верно подметил г-н Титов, общий размер убытков бизнеса в России действительно огромен, и он даже превышает совокупные потери экономического кризиса 2008 года. В целом в этом на самом деле нет прямой вины правительства или самого бизнеса, ситуация в прошлом году была осложнена многочисленными факторами. Это и необходимость введения жесткого локдауна, и невозможность полностью отказаться от налогового и любого иного госадминистрирования. Грубо говоря, государственная власть и бизнес оказались одной лодке, но при этом каждый из них пытался выполнить свои функции с преследованием несколько разных целей, поэтому убытки бизнеса — это неизбежный результат, который, впрочем, есть большая надежда исправить в текущем году.

Среди благоприятных факторов, сулящих бизнесу восстановление, можно отметить постепенное улучшение платёжеспособного спроса со стороны потребителей, трансформацию некоторых мер господдержки, снятие ковидных ограничений, массовую вакцинацию населения и последовательное восстановление внешнеэкономических связей.

Также не стоит забывать, говорит эксперт, что в России велика доля крупных производственных, обрабатывающих предприятий, а также предприятий, находящихся на государственных дотациях. Это позволило не допустить сильного падения экономики по итогам 2020 года по сравнению с другими развитыми странами. С другой стороны, за этим успехом не всегда можно разглядеть реальные проблемы бизнеса.

Меры поддержки: трехгрошовая опера

Что же касается мер господдержки, то наибольшую эффективность в прошлом показали такие меры, как субсидии на сохранение штата, беспроцентный кредит на выплату зарплат, кредит на зарплату или возобновление деятельности. Как считает Алексей Антонов, в текущем году акцент необходимо делать на этих же мерах с их адаптацией под трансформированные условия.

Одной из действенных мер, полагает он, действительно может стать субсидируемый государством трехпроцентный кредит для малого и среднего бизнеса на восстановление деятельности до года. Данный кредит выдается без залога или поручительства собственников, но там есть условие —сохранение до 90% штата сотрудников с даты запуска программы.

Это условие, впрочем, полагает Алексей Антонов, может осложнить получение кредита: бизнес неоднократно жаловался на то, что сохранение 90% сотрудников не позволяет выходить на хорошие финрезультаты и заставляет держать низкий порог зарплат. Президент в начале марта давал указание правительству рассмотреть вариант выдачи такого кредита при сохранении в штате 80% сотрудников, однако пока решений на этот счет не принималось.

Что же касается инициативы по налоговой амнистии, то, указывает аналитик, это может так и остаться на уровне разговоров, поскольку речь идет о реальных деньгах для бюджета, который рассматривает их как значительный источник средств для покрытия будущих расходов.

Год пандемии в России сказался на всех отраслях экономики, и потому действительно количество убыточных предприятий и компаний в стране выросло, соглашается первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. По данным Федеральной службы госстатистики, доля убыточных организаций составила в 2020 году 31,2% (против 28,1% в 2019 году). В добывающей промышленности доля убыточных компаний выросла до 37% (против 30,6% годом ранее), в обрабатывающем секторе таких организаций стало 27% против 25,1% в 2019 году. И понятно, что это все — следствие пандемии коронавируса в мире, падения экспорта и сокращения товарооборота между странами.

Но в прошлом году правительство инициировало программу поддержки экономики на 2020-2021 году на сумму 6,4 трлн рублей (4,5% ВВП), что все же позволило значительно сократить потери бизнеса. В течение этого года, уверен эксперт, предоставление ряда мер поддержки будет продолжено: кэшбек для туристической отрасли и гостиничного сектора, снижение налоговой нагрузки в два раза для ИТ-отрасли, программы субсидирования затрат для пищевых производств и т.д.

Кроме того, продляются программы льготных кредитов для малого и среднего бизнеса, расширяется список компаний, которые могут рассчитывать на поддержку. В целом, считает Павел Сигал, эти инструменты смогут поддержать экономические процессы в стране и сократить со временем количество предприятий, которые находятся в сложных условиях.