Вежливый человек

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
18 марта 2021, 21:44

Хамское заявление Джозефа Байдена о том, что он считает Владимира Путина убийцей, всколыхнуло российское общество, которое напряженно ждало ответа Кремля. И ответ оказался оптимальным с точки зрения российских интересов.

Алексей Дружинин/ТАСС

Какие ваши доказательства? 

Москва могла бы потребовать от Джозефа Байдена ответить за слова — не в уличном, конечно, а в юридическом плане. Например, Владимир Путин либо публично через прессу, либо в личном телефонном разговоре (с последующей публикацией на сайте Кремля) попросил бы своего американского коллегу либо предоставить доказательства того, что он кого-то убил, либо принести извинения за ложный навет. 

Казалось бы, это очень правильный вариант реакции. Во-первых, Россия и ее президент остаются в рамках дипломатического и правового поля — как ответственное государство и ответственный лидер. Во-вторых, мы переводим сам конфликт из информационно-пропагандистского в судебно-правовое поле — и тут у США возникнут проблемы. Все их обвинения в адрес России по делам Навального, Скрипалей и даже по вмешательству РФ в американские выборы (какая-нибудь публикация условного RT о мошеннических схемах сына Байдена является не вмешательством, а выражением свободы мнений) лишены оснований. Никаких прямых доказательств (не говоря уже о «дымящихся пистолетах», как называют американцы стопроцентные улики) у Вашингтона нет. Не случайно не было ни одного судебного процесса, который признал бы вину России в том же отравлении Скрипалей, не говоря уже о Навальном.  

Проблема этого варианта в том, что из юридического он легко может превратиться в унизительный. Например, в случае если США (то есть даже не Байден, а какой-нибудь третьеразрядный чиновник) ответит, что никаких доказательств представлено не будет, поскольку они засекречены, а кроме того «все и без того все знают». Как эту ситуацию потом будет обыгрывать Москва? Обращаться в международные судебные инстанции, которых нет? Подавать иск в американский суд, который примет понятно какое решение, да еще и поднимет рейтинг Байдену? Надеяться на поддержку ее требований со стороны демократической, выступающей за торжество закона, Европы, которая не рискнет возвысить голос против нового американского начальника? Или Россия прост скажет «ну нет — так нет» и закроет вопрос, тем самым признав информационное поражение, поскольку тот факт, что США демонстративно проигнорировали российское требование, куда важнее того, что Вашингтон не смог предоставить доказательство. 

То, что мертво, умереть не может? Как мог ответить Путин на хамство Байдена

Другой вариант — ответить жестко, в духе Николая Первого. Когда в Париже собирались поставить похабный спектакль о жизни Екатерины Второй и на возмущение России отреагировали фразами из серии «у нас свобода слова», то император заявил о готовности отправить Париж сотни тысяч зрителей в солдатских шинелях — и спектакль сразу же отменили. Николай отреагировал так потому, что понимал: оскорбление государыни (пусть даже и умершей) есть оскорбление всей страны. Так и тут — оскорбив Путина, Байден в его лице оскорбил всю Россию. И оставлять без внимания это хамство нельзя хотя бы потому, что если спустить все на тормозах, то после Шерхана также хамить будут и всякие Табаки.  

Конечно, сейчас Москва не может послать в Вашингтон зрителей в военной форме, однако у нее есть и другие способы наказать Соединенные Штаты. Например, прекратить сотрудничество в космической области, а также выйти из важных для Вашингтона переговорных площадок. Одна из них — по Афганистану — как раз проходила 18 марта в Москве, на нее прибыл спецпредставитель Байдена Залмай Халилзад. И отправка господина Халилзада в Вашингтон досрочно была бы логичной — как может представитель американской администрации сотрудничать со страной, возглавляемой убийцей? Вместе с Халилзадом можно было бы объявить персоной нон-грата американского посла Джона Салливана — как своего рода ответный дипломатический демарш в ответ на оскорбление Путина. США сразу же вышлют нашего посла Анатолия Антонова, после чего, вероятно, посольства какое-то время будут возглавлять поверенные в делах. 

Подобные шаги отнюдь не приведут к деградации российско-американских отношений, поскольку, как говорилось в Игре Престолов, «то, что мертво, умереть не может». Как верно отмечает американская NBC News, «с момента инаугурации Байдена единственным примером сотрудничества между странами было продление в феврале важнейшего соглашения о контроле за ядерным оружием». То есть СНВ-3, с которого начался и, похоже, закончился весь конструктив в российско-американских отношениях при Байдене. Однако проблема в том, что выход из переговорных площадок с участием Соединенных Штатов ослабит не столько Америку (которая создаст другие площадки), сколько саму Россию, изолировав ее от мировых процессов — получится, что отказом работать с американцами Кремль лишь поможет Соединённым Штатам в их до сих пор не особо результативных попытках по изоляции Российской Федерации.  

Приглашение к зеркалу  

Был, наконец, и инновационный вариант: Владимир Путин мог бы пойти по пути Дональда Трампа и начать открывать отдельным идеалистам глаза на реалии жизни. Напомним, что когда теперь уже бывшего американского президента спросили, считает ли он Владимира Путина убийцей, Трамп ответил, что все государства этим занимаются, и Америка — не исключение. Российский президент мог бы сказать, что да, он санкционировал убийства — например, лидеров террористов на Северном Кавказе (Шамиля Басаева и других нелюдей, которых ликвидировали наши спецслужбы). Также он санкционировал убийства в других странах — например, ликвидацию не менее одиозного террориста Зелимхана Яндарбиева в Катаре в 2004 году. Однако не стоит забывать, что американские президенты поступили так же — достаточно вспомнить собравшихся в кружок руководителей США во главе с Обамой, смотревших в режиме реального времени убийство Усамы бен Ладена.  

Более того, американцы санкционировали убийства не только террористов, но и тех, кто просто перешел Вашингтону дорожку. Например, лиц, являвшихся высокопоставленными силовиками других стран (Трамп отдал приказ об убийстве иранского генерала Касема Сулеймани), отпрыском диктаторов (Буш младший приказал ликвидировать сыновей Саддама Хусейна), а также простых людей (Обама и Трамп отдавали приказ о нанесении массовых ракетно-бомбовых ударов по Сирии в ответ на якобы применение Асадом химического оружия даже не против американских граждан). И это в списке еще нет Югославии, которую Билл Клинтон приказал бомбить то ли для помощи косовским наркоторговцам, то ли для отвлечения внимания от своего секс-скандала с Моникой Левински.  

Причем эти факты даже доказывать не надо (в отличие, например, от обвинения Путина в организации убийства Немцова и покушений на Скрипаля и Навального). Американцы все эти свои решения даже не отрицают. Так что, мог бы резюмировать российский президент, если Байден кого-то и называет убийцей, то он должен посмотреть в зеркало и первым бросить в себя камень. 

С другой стороны, готово ли общество к такой правде? Вряд ли. И дело даже не в том, что западные СМИ, контролирующие мировое информационное пространство, сразу же исказят слова российского президента и напишут, что Путин, мол, признался в убийствах. А в том, что у общества — что российского, что зарубежного — черно-белое восприятие мира. Оно настолько погрязло в информационной войне, что, к сожалению, значительная часть его просто не способна понять всю серость мира, после чего научиться различать и, самое главное, принимать наличие в нем черно-белых оттенков. Оно не поймет, что президент государства — не белый и пушистый ангел, а человек, который должен каждый час принимать сложные решения и иногда действовать по принципу меньшего зла.  

В общем, будьте здоровы! 

Владимир Путин принял сложное решение и нашел как ответить Джозефу Байдену. И дипломатически, и риторически. Надо признать, ответ получился весьма взвешенным и качественным.  

В дипломатическом плане Москва пока что ограничилась отзывом посла «для консультаций». Да, это не понижение статуса дипломатического представительства — после консультаций посол вернется назад в Штаты, поэтому некоторые западные эксперты на этот шаг внимание не обратили. «Даже при обостренных отношениях между ядерными державами отзыв посла может не иметь особого значения», — пишет британская Daily Mail. И приводит слова бывшего посла США в России Джека Мэтлока о том, что отзыв вообще может ничего не значить. Однако, во-первых, посол Антонов может находиться «на консультациях в Москве» неопределенное время. Пресс-секретарь Российского МИД Мария Захарова заявила, что консультации будут проходить не только в рамках ее ведомства, но и с другими структурами, и не уточнила, сколько они продлятся. Не исключено (хотя и маловероятно), что до конца каденции Джозефа Байдена. Во-вторых, как верно отмечает британская The Independent, «экстраординарный (речь идет о первом в постсоветской истории России отзыве посла из США — прим.ред.), хоть и символический, шаг вряд ли станет единственным российским ответом». Вторым шагом может стать, например, принятое по итогу «консультаций» решение о понижении статуса американского диппредставительства в России и российского в США. Ну или какие-то другие санкции. 

Если дипломатический ответ был взвешенным, то риторический — именно качественным. Во-первых, Путин предложил поговорить, причем открыто. «Я хочу предложить президенту Байдену продолжить нашу дискуссию, но при условии, что мы это сделаем фактически в прямом эфире, онлайн. Без всяких задержек, в открытой прямой дискуссии. Мне представляется, что это было бы интересно и для народа России, и для народа США». Причем, по словам Путина, тянуть с этим не нужно. «Я бы не откладывал это в долгий ящик. Я на выходные хочу съездить в тайгу немножко отдохнуть. А так можно было или завтра, или в понедельник. Мы готовы в любое удобное для американской стороны время», — отметил хозяин Кремля. 

Во-вторых, российский президент тонко обвинил Байдена в организации убийств, процитировав известную детскую присказку «кто как обзывается, тот так и называется». В-третьих — и это самое главное — Путин вполне невинно пожелал американскому коллеге здоровья. И пусть теперь американцы и их симпатизанты в России гадают, что это было. Хотя разгадка-то на поверхности: вежливое пожелание от вежливого человека.