Российский фонд вложился в Telegram через Эмираты

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
24 марта 2021, 13:25

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) стал миноритарным инвестором компании Telegram вместе с коллегами из ОАЭ.

Алексей Зотов/ТАСС

Российский фонд прямых инвестиций совместно с Mubadala Investment Co. Из Объединенных Арабских Эмиратов приобрел конвертируемые облигации компании Telegram, пишет Bloomberg. По сообщению издания, представители мессенджера отрицали, что контролируемая правительством РФ организация является ее инвестором, однако позже подтвердили РИА «Новости» эту информацию.

Mubadala и совместное предприятие из Абу-Даби, в котором она владеет долей акций, объявили, что вложили по 75 млн долларов в предварительное публичное размещение конвертируемых облигаций Telegram. Они при этом не упомянули российский фонд, с которым мессенджер уже заключал инвестиционные сделки. Представитель же РФПИ позже заявил, что фонд участвовал в сделке «совместно с Mubadala», отказавшись сообщить, какой объём был приобретён и за какую сумму.

Всего в рамках размещения облигаций Telegram  привлек более 1 млрд долларов. Как отметил основатель компании Павел Дуров, это позволит мессенджеру продолжать расти на мировом рынке, придерживаясь своих ценностей и оставаясь независимым. «РФПИ нет в списке инвесторов, которым мы продали облигации. Мы не будем открыты для каких-либо сделок с этим фондом, — заявил пресс-секретарь Telegram Майк Равдоникас. — Фонды, которые инвестировали, включая Mubadala, подтвердили нам, что РФПИ не входит в число их партнеров».

Несмотря на формальный характер заявления Равдоникаса, придраться тут не к чему, считают наблюдатели. Фонд действительно не приобретал напрямую долговых обязательств мессенджера, фактически купив их уже на вторичном рынке.

Участие в последнем размещении — одна из совместных инвестиций РФПИ и арабского фонда, говорит главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. По его словам, это далеко не первая такая инвестиция: арабские компаньоны инвестируют совместно с фондом с 2013 года, и как правило, это крайне перспективные вложения, такие как ivi или Алиэкспресс Россия. Решение вложиться в Telegram указывает на то, что мессенджер продолжает подтверждать статус компании, вставшей на один уровень с мировыми технологическими гигантами. Пусть инвестиция не является масштабной, и для арабских фондов такого уровня это скорее привычная практика, но для Telegram это очевидный успех.

Нельзя однако забывать, указывает Антонов, что Telegram — непубличная компания. Никто не знает, сколько она зарабатывает и сколько тратит, у нее нет капитализации, и сравнить ее с другими, котирующимися компаниями невозможно. Это «кот в мешке», ажиотажный спрос на бонды которого обеспечен длительной и талантливой PR-кампанией, направленной на популяризацию личности ее основателя. Плюс имидж борцов за тайну переписки, противостояние с регуляторами, а также огромный минимальный размер заявки на бонды (500 тыс. долл.), который гарантировал, что случайных, «неидейных» людей в пуле кредиторов не будет.

В результате инвесторы купили даже не облигации, а облигации плюс надежду, что им дадут поучаствовать в размещении акций, если таковое случится. То есть, они истово верят в Telegram и его финансовый успех, и эта вера — на грани иррационального, замечает Антонов. Telegram привлек средства в долг в долларах под 7% годовых — это уровень компаний третьего эшелона в России. Другое дело, что мессенджер можно считать российской компанией только формально из России, а на деле его нужно сравнивать, скажем, со Snapchat или Zomm Video Communications. И если бы Telegram котировался, он стоил бы наравне со Zoom, порядка 50 —100 млрд долларов, в зависимости от уровня долга, выручки и наличия прибыли, полагает эксперт.

Примерная оценка Telegram в январе текущего года действительно составила около 50 млрд долларов, напоминает сотрудник департамента экономических и финансовых исследований группы компаний CMS Institute Николай Переславский. Для сравнения, примерно столько же стоит Twitter. «Яндекс» стоит около 23 млрд, капитализация Mail.ru — чуть больше 5,5 млрд. Производитель микросхем Xilinx, который выкуплен компанией AMD стоит чуть больше 30 млрд, сама AMD — около 97 млрд.

Тот факт, что компания Дурова открещивается от каких-либо прямых взаимодействий с РФПИ, более чем логичен, считает эксперт. В планах компании проскальзывает намерение выйти на IPO, и лишние противоречия с американским правительством Дурову сейчас не нужны, особенно после запрета на собственную криптовалюту мессенджера — Gram. Покупка же фондом долга Telegram у фондов ОАЭ — вполне приемлемая история, поскольку фактически это уже вторичный рынок, а не первичный.

Для розничного инвестора на текущий момент Telegram просто неактуален, констатирует Николай Переславский. Обстоятельство, которое не преодолеть подавляющему большинству инвесторов, — входной порог на первичное размещение облигаций, составивший порядка 10 миллионов долларов. А выхода компании на биржу стоит ждать не ранее, чем в 2025 году — вот тогда Telegram может стать весьма интересной инвестицией.

С учетом предполагаемой капитализации Telegram, серьезного влияния на компанию держатели долга, который можно будет конвертировать в акции с 10%-ным дисконтом, оказать не смогут. Другое дело, какой процент акций пойдет в оборот на биржу, но это опять-таки вопрос не сегодняшнего дня.

Если же рассматривать долг Telegram как чисто долговое обязательство, то, уверен Николай Переславский, это достаточно привлекательная инвестиция не только потому, что впоследствии облигации можно конвертировать в акции компании. Во-первых, цена этого долга на вторичном рынке будет только расти, а во-вторых, доходность 7% в долларах сейчас труднодоступна и считается очень хорошим вложением на фоне ставок центральных банков, близких к нулю.