ЦБ решил резануть кредиты

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
25 марта 2021, 13:10

Банк России может получить право, по сути, запрещать банкам и МФО выдавать потребительские кредиты сверх лимитов, которые он будет определять. В пояснительной записке к соответствующему законопроекту звучит тревога по поводу закредитованности граждан, возможно, эта проблема грозит перерасти в критическую. Эксперты в основном поддерживают инициативу, но на него можно взглянуть и критически: надо развивать рефинасирование, а новые ограничения толкнут часть людей к совсем уж бессовестным ростовщикам

Коллаж: Тамара Ларина

Чтобы банк не лопнул, а заемщик не треснул

«Замедление чрезмерного роста необеспеченного потребительского кредитования» названо одной из целей внесенного 24 марта в Госдуму законопроекта, который дает право Центральному банку напрямую ограничивать выдачу отельными банками и МФО потребительских кредитов. Инициатива принадлежит руководителю комитета по финансовому рынку Анатолию Аксакову («Справедливая Россия») и его заместителю Игорю Дивинскому (ЕР).

Авторитетные вносители практически гарантируют принятие законопроекту, который «наделяет Банк России полномочиями по установлению… прямых количественных ограничений, под которыми понимается максимальная допустимая доля отдельных видов кредитов (займов) в общем объеме кредитов (займов) указанного вида, предоставленных кредитной организацией или микрофинансовой организацией в течение текущего квартала».

ЦБ получит возможность регулировать таким образом выдачу кредитов «физическим лицам в целях, не связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности», но не сможет при этом ограничивать выдачу ипотеки и кредитов на участие в долевом строительстве, а также автокредитов.

В общем, речь идет о регулировании потребительских банковских кредитов и займов в микрофинансовых организациях. Регулирование их выдачи законодатель отдает целиком на усмотрение ЦБ, который будет определять порядок применения «прямых количественных ограничений» своими нормативными актами.

Однако авторы законопроекта поясняют, на какие именно подробности распадается это регулирование. «Прямые количественные ограничения предполагается дифференцировать по ряду критериев: в зависимости от значений… кредитов (займов), от вида микрофинансовых организаций, от видов лицензий, выдаваемых банкам, и (или) отнесения кредитных организаций к системно значимым».

Банки и прочие кредиторы должны будут оповещать заемщиков об установленных для них (банка и заемщика) ограничениях на сайтах и в офисах. Ответственность для банков и МФО, нарушающих новое регулирование, наступит в форме повышенных надбавок к коэффициентам риска для банков, повышенных коэффициентов риска для МФО, а также и других мер, предусмотренных уже действующим законодательством.

Управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка Елена Верёвочкина приводит следующую статистику: прирост портфеля по потребительским ссудам в 2020 году достиг 9 707 млрд рублей, увеличившись на 9,2%, что существенно ниже, чем в 2019 году (20,9%). «И в первые месяцы 2021 года мы также видим рост портфеля по данному виду кредитов, но очень умеренный. Снижение объемов выдачи потребительских необеспеченных кредитов связано с тем, что банки существенно ужесточили рисковые политики и снизили долю одобряемых кредитов из-за неопределенности, связанной с пандемией», — отмечает Елена Веревочкина.

Новый законопроект закономерен в условиях системных действий регулятора по сдерживанию роста рисков в системе, куда входит и сдерживание необеспеченного кредитования граждан, говорит представитель РГС Банка. Новеллой является то, что Банк России будет иметь право вводить прямые количественные ограничения по доле отдельных видов кредитов в общем объеме кредитов конкретного банка или микрофинансовой организации, что должно существенно сказаться на бизнес-модели и стратегии банков, специализирующихся на беззалоговом кредитовании, и микрофинансовых организаций.

Это также свидетельствует о том, добавляет Елена Верёвочкина, что меры, предпринятые ранее в части сдерживания роста рисков в беззалоговом кредитовании граждан, оказались не столь эффективными. А данный закон усилит позиции Банка России и будет являться превентивным инструментом по регулированию рынка беззалогового кредитования.

Она привела также данные, согласно которым ипотечное и автокредитование, в отличие от потребительского, не замедляется: по итогам 2020 года ипотечный портфель (с корректировкой на секьюритизацию) вырос почти на 25% и достиг показателя в 9 305 млрд рублей, превысив результат 2019 года (20%). Портфель автокредитов за 2020 год вырос на 8% и по результатам года достиг 1 031 млрд. рублей. При этом оба портфеля продолжают расти сопоставимыми темпами и в 2021 году, даже с учетом традиционной просадки в январе, отметила эксперт.

Ситуация тревожная

В целом же, по данным ЦБ РФ, за 2020 год в стране объем кредитов физическим лицам вырос на 13,5% (в 2019 году рост составил 18,6%). Темпы роста замедлились в основном из-за торможения необеспеченного кредитования, в котором сосредоточены самые высокие риски. То есть указывает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, регулятор сознательно охлаждает рынок потребительского кредитования, намереваясь ввести ограничения, и для этого есть несколько причин.

Во-первых, говорит эксперт, это риск роста неплатежей (банки постоянно фиксируют, что доля невозвратных кредитов растет). Во-вторых, уровень закредитованности граждан: уже более 30% клиентов банков отдают ежемесячно порядка 50% совокупного дохода в качестве платежей по займам. В-третьих, в стране отмечается резкий рост выдачи кредитов МФО — зачастую граждане имеют по 2-3-4 кредита одновременно. Число физических лиц, признанных банкротами, выросло в 2020 году на 50%.

Все это, считает Павел Сигал, может привести к тому, что негативные тенденции могут задеть финансовую систему страны — нельзя допустить роста неплатежей, что скажется на стабильности российских банков. От новых предложений, полагает эксперт, можно

ожидать замедления темпов розничного потребкредитования, что обеспечит большую стабильность банкам и снизит уровень задолженности граждан.

Потребкредитование уже падает, но, видимо, недостаточно

Управляющая Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка Елена Верёвочкина приводит следующую статистику: прирост портфеля по потребительским ссудам в 2020 году достиг 9 707 млрд рублей, увеличившись на 9,2%, что существенно ниже, чем в 2019 году (20,9%). «И в первые месяцы 2021 года мы также видим рост портфеля по данному виду кредитов, но очень умеренный. Снижение объемов выдачи потребительских необеспеченных кредитов связано с тем, что банки существенно ужесточили рисковые политики и снизили долю одобряемых кредитов из-за неопределенности, связанной с пандемией», — отмечает Елена Веревочкина.

Новый законопроект закономерен в условиях системных действий регулятора по сдерживанию роста рисков в системе, куда входит и сдерживание необеспеченного кредитования граждан, говорит представитель РГС Банка. Новеллой является то, что Банк России будет иметь право вводить прямые количественные ограничения по доле отдельных видов кредитов в общем объеме кредитов конкретного банка или микрофинансовой организации, что должно существенно сказаться на бизнес-модели и стратегии банков, специализирующихся на беззалоговом кредитовании, и микрофинансовых организаций.

Это также свидетельствует о том, добавляет Елена Верёвочкина, что меры, предпринятые ранее в части сдерживания роста рисков в безналоговом кредитовании граждан, оказались не столь эффективными. А данный закон усилит позиции Банка России и будет являться превентивным инструментом по регулированию рынка безналогового кредитования.

Она привела также данные, согласно которым ипотечное и автокредитование, в отличие от потребительского, не замедляется: по итогам 2020 года ипотечный портфель (с корректировкой на секьюритизацию) вырос почти на 25% и достиг показателя в 9 305 млрд рублей, превысив результат 2019 года (20%). Портфель автокредитов за 2020 год вырос на 8% и по результатам года достиг 1 031 млрд. рублей. При этом оба портфеля продолжают расти сопоставимыми темпами и в 2021 году, даже с учетом традиционной просадки в январе, отметила эксперт.

Рефинансирование как панацея?

Инициатива, комментирует основатель Тalkbank Михаил Попов, на первый взгляд, кажется гуманной и целесообразной, но он считает ее преждевременной, а в долгосрочной перспективе может быть даже опасной. Люди вынуждены обслуживать кредиты, которые они взяли в других банках, и им все равно нужны деньги, говорит банкир. Граждан лишают права на кредитование, и они начинают искать другое решение этого вопроса. Они могут попасть в другие организации с более высокими процентами по займам и более жёсткими условиями по возврату долга.

Первопричина дополнительных займов, по мнению Михаила Попова, состоит не в желании банков выдавать кредиты гражданам, а в необходимости для граждан привлечения заемных средств для финансирования своей жизнедеятельности. Ограничения могут толкнуть их на получение займов, в том числе, у сомнительных граждан.

«Я бы не рекомендовал двигаться в сторону ограничения выдачи кредитов. Каждый банк как коммерческая организация сам думает о своих рисках. И банки сами не должны выдавать кредиты, видя, что гражданин закредитован. Для этого проверяется отчетность, запрашиваются данные из БКИ и так далее. Но если банк принимает решение выдать кредит, то это его коммерческая ответственность. Рынок сам решает, кто эффективен, а кто нет, кто принял правильное решение, а кто нет. Лучше доработать вопрос рефинансирования и структуризации долгов для того, чтобы граждане могли решать этот вопрос упрощенно, это наиболее актуально», — считает Михаил Попов.

Закредитованные граждане, как правило, имеют низкую финансовую грамотность и плохо работают с организациями по достижению договоренностей, добавляет эксперт. Поэтому они идут не по пути снижения ставки, рассрочки или рефинансирования внутри банка, где первоначально был взят кредит, а ищут возможность получить еще один кредит в другом месте. Так у них появляется все больше кредитов и ухудшается кредитная история.

Более целесообразно работать над процессом рефинансирования, над тем, как он сейчас выстроен, насколько активно он применяется гражданами и насколько он удобен, чем вводить такие ограничения и лишать человека права на возможность привлечь деньги, уверен Михаил Попов.