Сакура для американцев: почему Москва так пассивна во внешней политике?

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
29 марта 2021, 08:44
EPA

Россия ведет себя на внешней арене крайне пассивно – никак не отвечает на американские нападки, не контратакует. Кое-кто назовет это поведение слишком осторожным и даже нерешительным – и будет неправ.  

По всем фронтам 

2021 год обещает быть для России очень непростым – как и 2022, 2023 и 2024. Пришедшая к власти в США администрация Джозефа Байдена хоть и не назвала РФ главным врагом (на это почетное место определен Китай), однако все равно устами госсекретаря Блинкена заявила о готовности сдерживать Москву. Причем сдерживать таким образом, что на его фоне санкции Трампа покажутся лишь цветочками. 

Собственно, процесс уже пошел. Громкие заявления генсека НАТО Йенса Столтенберга о РФ как главной угрозе, анонсированное усиление НАТО в Черноморском регионе, новая оборонная стратегия Великобритании – всё это меры по консолидации европейских союзников на антироссийской основе (часть из них, напомним, пыталась выбиться из стройных рядов и наладить двусторонний диалог с Москвой). В эту же «кассу» идет стимулирование украинского руководства нарушить все статус-кво в отношениях с Москвой и возобновить войну на Донбассе.

На очереди, по всей видимости, раскачка Южного Кавказа (через Грузию и ряд сил в Армении, склонных винить Москву в потере Ереваном контроля над значительной частью Карабаха), а также и в Средней Азии, где американские НКО удвоят усилия по поддержке местных «демократических сил» – читай, настроенных против Китая и России исламистов. Ну и все это полируется при помощи массовой информационной кампании по демонизации России, к которой подключились первые лица США (достаточно вспомнить беспрецедентный выпад Байдена в адрес Путина).  

Действия Соединенных Штатов понятны и предсказуемы – но вопрос в том, как на них реагирует Российская Федерация? На первый взгляд, никак. Вопреки тезису «война не выигрывается в обороне», Москва не предпринимает никаких наступательных или контрнаступательных действий против США ни на одном из фронтов противостояния. 

Так, например, Москва демонстрирует нордическую реакцию на переброску украинских войск к ДНР и ЛНР и не обращает внимание на многочисленные публикации об этом даже в российских СМИ. Кремль продолжает стоять на позициях «Минские соглашения – наше единственное все» и никак на официальном уровне (а слова различных экспертов и депутатов из серии «начнется война – дойдем до Киева» не в счет) не обозначает Украине последствия ее агрессии. Что (учитывая пассивное поведение Москвы во время Карабахской войны, являвшейся, по сути, российско-турецким столкновением за контроль над Кавказом) может породить у ряда нестойких личностей впечатление готовности Кремля сдать Донбасс. 

Россия не занимается сплочением рядов на постсоветском пространстве. Казалось бы, сейчас самое время пересмотреть свою политику в регионе и отказаться от принципа «дотации в обмен на дружбу». Москва должна выделять субсидии лишь тем, кто готов интегрироваться с РФ и не участвовать во враждебных ей военно-политических объединениях. Всем же, кто будет угрожать в ответ на ужесточение финансовой дисциплины «уйти на Запад», можно посоветовать проследовать в указанном направлении. Но при этом не забывать, что тем, кто ушел туда раньше или уже сделал шаги (Зеленский, Пашинян, молдавское руководство, Грузия) Запад не помог. Ни деньгами, ни защитой, ни даже вакциной. Лишь «поматросил» и бросил.  

Россия никак не давит на больные точки Соединенных Штатов в других регионах. Казалось бы, в ответ на разжигание американцами огня у наших границ можно было бы, например, резко усложнить Америке решение ближневосточных вопросов. И речь тут не о попытке Сергея Лаврова в ходе турне по странам Персидского Залива воспользоваться охлаждением американо-саудовских и американо-эмиратских отношений – речь о российско-иранском взаимодействии. Можно было бы договориться о продаже Тегерану новейших систем вооружений, а также наладить кооперацию в иных сферах. Это не только принесет Москве доход, но и создаст серьезные политические проблемы для Вашингтона. Администрация Джозефа Байдена хочет принудить Иран вернуться к ядерной сделке, а сам факт российско-иранского сотрудничества резко повышает переговорные возможности Тегерана в этом вопросе. По такой же схеме можно поработать с Северной Кореей, которую администрации Байдена после нарушения ею условий Сингапурского компромисса между Кимом и Трампом («США не трогают КНДР – КНДР не запускает баллистические ракеты и не угрожает США») сейчас придется усиленно сдерживать.  

Наконец, Россия не занимается воспитательной работой со странами Европы. Не играет мускулами и не демонстрирует привыкшим к комфорту западноевропейским элитам последствия их подключения к планам Вашингтона по наращиванию военной группировки возле российских границ, а также размещения в Европе сегментов ПРО. Да, какое-то время назад российские дипломаты и генералы говорили о возможных ответах, однако дальше слов дело не зашло – а слова в современном мире мало кого впечатляют. 

Исходя из всего вышеперечисленного можно сделать вывод о том, что Москва не готова к активной внешней политике по защите своих интересов. Находится в глухой обороне – а значит, неизбежно проиграет войну. 

Зачем мешать? 

Однако этот вывод ошибочен. Москва не в обороне – она просто превращается в ветку сакуры. 

Да, в каких-то вопросах российская политика действительно слаба и ошибочна – например, в деле отказа от выстраивания взаимовыгодных отношений со странами постсоветского пространства. По целому ряду причин (память о диктате из Москвы периода СССР, нежелании вмешиваться во внутренние дела, наличие личных договоренностей между элитами) российское руководство не оказывает достаточного давления на постсоветские государства и не способствует формированию у них субсидиарной дисциплины. Да, Москва пытается работать на этом направлении, однако на примере Александра Лукашенко (который в час своей большой нужды дал Владимиру Путину ряд обещаний, а потом их нарушил – в частности, опять заговорил о «диверсификации» внешней политики, которую россияне «должны понять») видно, что пока получается не очень. 

Что же касается отсутствия активности на других направлениях, то, во-первых, нужно понимать – отвечать многократно ударом на удар по всем направлениям можно тогда, когда ресурсы игроков сопоставимы. В случае же России и Штатов это не так. В экономическом, информационном и политическом плане американские возможности на порядок превосходят российские. И «закусываться» с ними по всем направлениям означает бездумно расходовать деньги и «солдат». Тем же, кто жаждет красивых геополитических авантюр (в Венесуэле, Иране или других странах), стоит внимательно почитать древнейший трактат о противостоянии великих держав – «Пелопонесскую войну» Фукидида. Особенно тот фрагмент, где описывается, как успешно обороняющиеся от Спарты Афины устроили такую авантюру – Сицилийскую экспедицию – в которой погибло треть афинского ополчения, и от последствий этой авантюры город не оправился до конца войны. 

Во-вторых, зачем России активничать и тем самым мешать Соединенным Штатам совершать ошибки? Это только на первый взгляд США успешно занимаются осадой Российской Федерации по всем фронтам – на самом же деле, они по большей части лишь бездумно расходуют ресурсы, а также ухудшают свои стратегические возможности ради тактических и даже иллюзорных целей. Например, продолжают бессмысленный крестовый поход против «Северного Потока – 2», даже несмотря на то, что технически проект остановить сложно, а попытки надавить в политическом плане лишь злят Европу.

Как злит ее, например, бездумное крышевание Соединенными Штатами украинского руководства – которое не только угрожает России войной, но и пытается шантажировать Европу и оскорблять Германию (взять хотя бы статью посла Украины в ФРГ Андрея Мельника, где тот требует от Берлина помочь Киеву с освобождением Крыма во искупление своих грехов во время оккупации украинской территории во время Второй Мировой). Что же касается пассивности Москвы на самом украинском направлении, то зачем мешать Штатам и Украине дать России легитимный повод выйти из Минских соглашений (которые будут денонсированы Украиной после ее вторжения в ДНР) и присоединить Донбасс? А то и исправить ошибки, совершенные в 2014 году – например, позволить ополченцам освободить от Киева Мариуполь и Славянск. 

Наконец, зачем Москве мешать американцам, втягивающимся в конфликт с РФ и КНР, самим демонтировать основы американского доминирования в мире? Подрывать через санкции и угрозы санкций статус доллара как мировой валюты, манипулированием правилами мировой торговли создавать запрос на создание альтернативных, незападных правил? Зачем мешать китайцам (которые раньше стояли в сторонке и «доверяли» России основную ношу конфликта с Западом) найти в себе смелость и самим встать во внешнеполитическую стойку? И, как видно из публичного скандала между главой китайского МИДа и американским госсекретарем во время переговоров на Аляске, Китай уже встает.

Зачем России агрессивными действиями давать европейцам аргументы в пользу того, что им нужен американский ядерный зонтик? Иногда многозначительное молчание говорит куда больше тысячи угроз и демонстраций мускулов, а если к этому молчанию добавляется спасение европейцев от коронавируса российской вакциной Спутник-V, то ряд жителей ЕС начнут задаваться вопросом о том, кто на самом деле представляет  себой угрозу европейской безопасности.  

Так что Москва не должна своими лишними действиями мешать американцам проигрывать в их схватке за сохранение глобального лидерства. И вместо активных действий, использовать стратегию «ветки сакуры». Когда на ветку падает снег, она не ломается, а прогибается. Снег падает, ветка гнется – однако вместо того, чтобы сломаться, чуть поворачивается, и весь снег падает на землю. Этот принцип часто применяется в восточных единоборствах, когда энергия соперника используется против него самого – а Владимир Путин, как известно, мастер таких единоборств.