В Севастополе нашли решение «водной проблемы»

Борис Межуев
российский философ, политолог и журналист
3 марта 2021, 12:44

Киев заявил, что украинские власти не будут снабжать Крым водой до тех пор, пока полуостров не вернется в состав страны. В Крыму намерение Киева достроить дамбу на Северо-Крымском канале назвали глупостью. В свою очередь, руководство Севастополя нашло возможность выправить ситуацию с водой, причем в предельно короткие сроки. Теперь надо решить, что делать дальше

sev.gov.ru
Пуско-наладочные работы на водозаборе реки Бельбек

То, что водная проблема окажется наиболее острой для двух новых российских субъектов Федерации, стало ясно уже летом 2014 года.

Россия, к сожалению, не смогла заставить Украину восстановить работу Северо-Крымского канала, перекрытого каменной дамбой, и в итоге сельскому хозяйству Крыма был нанесен чувствительный удар. Севастополь пострадал меньше, в значительной степени в силу наличия резервных водоемов, в частности, того, что расположен у горы Гасфорта. Тем не менее общественные активисты, осведомленные о положении дел с водоснабжением в городе, били тревогу уже давно, примерно с 2015 года, предупреждая власти, что первое засушливое лето, которое рано или поздно наступит, сделает положение дел с водой в Севастополе критическим. В 2019 году одному из авторов этих строк довелось лично пообщаться с известным в городе геологом и гидрофизиком, до 2019 года ведущим геологом ГУП РК «Крымгеология» Алексеем Павловичем Федоровым и затем донести его точку зрения широкой российской аудитории, не равнодушной к положению дел в новых регионах страны.

А.П. Федоров считал, что оптимальным, хотя и частичным решением проблемы дефицита воды в Севастополе могло бы стать проведение технического и технологического аудита системы водоснабжения в целях устранения повреждений и обусловленной ими потери воды. По расчетам Федорова, подобный аудит, инициированный руководителями города и ГУП «Водоканал», должен был бы дать горожанам дополнительные 50 тыс. кубов воды ежедневно, при нынешней норме потребления примерно в 140-150 тыс. кубов. Потери воды вследствие технической изношенности труб и насосной системы составляют, по некоторым оценкам, примерно 50 %, что непозволительно много, особенно для региона, испытывающем такую нужду в пресной воде (средняя норма по стране — 20-25 %). Проблема, однако, состоит не только в тех или иных поломках в трубах и очистных сооружениях, но и в незаконных врезках в трубопроводах, что приводит к недозволительному забору воды в интересах частных домохозяйств. Обо всем этом мы говорили еще в феврале 2019 годах с Алексеем Павловичем, который тогда же раскрыл причину, по которой руководство ГУП «Водоканал» не инициирует аудит системы: кризисное состояние дел в водоснабжении позволяет рассчитывать на финансовые дотации из центра.

Климатическая аномалия 2019-2020 года: теплая зима, засушливое лето и сухая осень — имела множество различных следствий, и, в частности, актуализацию «водной проблемы» на полуострове, остроту которой теперь стало уже невозможно игнорировать ни в Крыму, ни в Севастополе. В Крыму произошло фактически обмеление основных водоемов — источников пресной воды, в некоторых городах Крыма — Алуште, Ялте и др. - был установлен режим экономии: подача воды в дома здесь была ограничена двумя часами в сутки. В Севастополе до этого не дошло, но ситуация и здесь оказалась не простая: для пополнения главного водоема региона — Чернореченского водохранилища — были использованы в полной мере три запасных резервуара — озеро св. Климента в Инкермане, вышеупомянутое хранилище у горы Гасфорта и Кадыковский карьер. Два последних водоема были использованы по полной, а дальнейшая эксплуатация озера в Инкермане была чревата угрозой его осолонения. Нужно было срочно искать какие-то альтернативные источники водоснабжения и вводить их в действие в кратчайшие сроки.

В этот момент на всех основных информационных ресурсах и дискуссионных площадках Севастополя развернулась полемика по поводу возможного выхода этой тяжелой ситуации. Кстати, в этих спорах принял активное участие и Алексей Павлович Федоров, к большому нашему прискорбию, ушедший из жизни в декабре 2020 года, как раз в тот момент, когда многие его идеи наконец встретили понимание у руководства Севастополя. В частности, еще в нашем разговоре 2019 года Алексей Павлович предупреждал против идеи, очень популярной при прежней городской администрации, а именно использования для решения проблемы дефицита воды в Севастополе ресурсов реки Коккозка, притока Бельбека. Идея состояла в проведении в верховьях реки канала, который бы выводил воды Коккозки в Байдарскую долину. Возражение, которое выдвинул против этого проекта Федоров и к которому присоединился депутат Севастопольского заксобрания, председатель постоянного комитета по градостроительству и земельным вопросам Вячеслав Горелов, состояло в том, что этот вариант нанесет урон домохозяйствам, расположенным в Бельбекской долине, где проживает примерно 30 тысяч человек. Кроме того, систематическая ликвидация паводковых вод реки Коккозка могла бы привести к заиливанию русла реки, засорению опавшей листвой и ветками деревьев и фактической утрате одной из красивейших рек Крыма.

Помимо прочего, следовало принять во внимание, что эти люди проживают на территории республики Крым, и увод воды из одного субъекта Федерации в другой, создаст еще один узел напряжения между Симферополем и Севастополем, который будет сложно оперативно разрешить за счет двухсторонних консультаций глав регионов. Приказа Москвы Крым, конечно, не ослушается, но обида на Севастополь окажется сильной и, главное, как подчеркивает в разговоре с нами тот же Горелов, еще и вполне обоснованной: в Крыму ситуация с водой еще тяжелее, чем в городе федерального значения. Федоров добавлял к этому возражению еще и аргументы геологического характера, как он говорил тогда, в 2019: «верховье Коккозки — это известняки юрского периода, трещиноватые и карстующиеся, и очевидно, что воду они не удержат».

Вероятно, все эти соображения были приняты во внимание администрацией нового губернатора Михаила Развожаева в сентябре 2020 года, когда он вынужден был, оперативно реагируя на кризисную ситуацию, принимать свое решение. Вариант с тоннелем от Коккозки был тогда отвергнут губернатором. С этим шагом сегодня соглашаются не все севастопольские эксперты, с кем нам довелось поговорить в феврале 2021 года. Так председатель севастопольского союза промышленников и предпринимателей Вячеслав Горбатов в разговоре с нами высказал мнение, что можно было решить обе проблемы, связанные с Коккозкой — и сельскохозяйственную, и административную: «надо было просто сделать хозяином на реке Коккозка Бахчисарайский водоканал и во время паводка сбрасывать воду в Чернореченское водохранилище. А летом обратным реверсом пускать воду в Коккозку и на Бельбек». Вячеслав Горелов, как мы уже говорили, с этим мнением не согласен, считая, что и Бельбекской долине, и реке Коккозка мог быть нанесён непоправимый ущерб. Кроме того, необходимо учитывать, что между водозабором на реке Коккозка и верхней точкой перелома в Байдарскую долину существует перепад высот в несколько сот метров. Это требует организации системы промежуточных накопителей, дожимных насосных станций, линий электроснабжения напряжением 6кВ, а также выполнения технических мероприятий, предотвращающих разрушение трубопровода при быстром течении воды самотёком.

Руководство города нашло иную возможность выправить ситуацию с водой, причем в предельно короткие сроки. Усилиями Министерства обороны РФ в течение примерно трех месяцев был выстроен ковшовый водозабор на реке Бельбек (притоком которого и является Коккозка), который будет введен в действие 1 марта 2021 года, причем вода в Севастополь придет как раз в дни празднования семилетней годовщины воссоединения города с Россией. На проект было потрачено федеральным центром 4,6 млрд. рублей, задействовано в ходе реализации проекта было около 600 человек и 100 единиц техники. В итоге, городское водоснабжение будет получать дополнительно 50 тысяч кубометров воды. Речь идет о паводковых водах, которые будут отбираться, чтобы идти на 3-ий гидроузел, то есть в городскую систему водоснабжения. Чернореченское водохранилище, таким образом, какое-то время будет пополняться для накопления воды. Заместитель губернатора Севастополя Николай Жигулин, отвечающий за водное снабжение региона, сообщил в интервью на youtube-канале ForPost, что после того, как Бельбекский водозабор начнет действовать, проблема обеспечения города водой будет решена до августа нынешнего года. Это, конечно, не окончательное снятие проблемы с текущей повестки, но значительное смягчение ее остроты.

Что надо делать дальше? Как ни странно, здесь как раз больших расхождений среди севастопольских экспертов и общественных активистов нет. Все говорят примерно одно и то же. Сошлемся хотя бы на мнение депутата Заксобрания Севастополя, главного редактора ForPost Екатерины Бубновой, которая в беседе с нами произнесла следующее: «Есть три направления. Первое - геологоразведка — нужно рыть месторождения, искать воды под землей. Второе - капитальный ремонт и реконструкция сети водопроводной на предмет утечек, потерь, незаконных врезок. И третье — накопительные водозаборы». Тот пункт, который Екатерина Бубнова назвала вторым и есть фактически тот, с которого мы начали данную статью — технический аудит и затем ремонт и реконструкция с целью ликвидации утечек. Городская администрация и новые руководители ГУП «Водоканал», похоже, готовы вложить средства в эту инициативу. Так что по этому пункту, кажется, достигнут необходимый консенсус, которого не было в эпоху губернаторства Дмитрия Овсянникова. Вячеслав Горелов добавляет к этому перечню мер также создание системы современных очистных сооружений и использование очищенных вод для технических нужд.

Какие расхождения, тем не менее, остаются? Наиболее заметное из них — это выдвинутый севастопольским РСПП проект отвода стока рек в долины для сельскохозяйственных нужд. Вячеслав Горбатов сказал нам, что руководимая им организация вышла «с предложением к правительству построить мелиорационные сооружения на реке Черная в районе села Черноречье для ООО АФ «Золотая Балка», для совхоза ООО «Севастопольский» в районе села Штурмовое и для АО «Артвин» — в долине Бельбек. Чтобы не сбрасывать паводковые воды в Черное море, предлагается перегонять их в мелиорационные сооружения, а из них обратным реверсом закачивать воду в Гасфортский водоем». Горбатов подчеркивает, что «этот водоем должен быть не в частных руках, его нужно углублять, расширять, а также наращивать плотины, чтобы там было не 2-3 млн кубов воды, а порядка 7-8 млн. Чтобы в пиковые часы можно было снимать нагрузку с Чернореченского водохранилища обратным реверсом». Со стороны севастопольского отделения РСПП выдвигаются аналогичные предложения по регулированию дождевых вод и в других местах, в том числе в Штурмовом и Кадыковском карьере.

Вячеслав Горелов, не выступая против идеи перенаправления стока рек из Черного моря в Чернореченское водохранилище, говорит о необходимости детально оценивать возможные экологические последствия таких проектов. Эти последствия могут касаться, в числе прочего, утраты морем пляжеобразующего (терригенного), материала, который в твёрдой фазе выносят крымские реки во время половодья и паводка. Например, строительство водохранилища на реке Альме в 1960 годы оказало негативное влияние на целостность пляжей в районе села Песчаное. Разрушение пляжей, в свою очередь, может повлечь ускоренную эрозию прибрежных территорий. В общем, вопрос о последствиях перенаправления стока нужно переадресовать специалистам, но отметим вот эту уже сейчас обозначившуюся разницу в мнениях двух авторитетных в городе общественных активистов, озабоченных «водной проблемой».

Если перейти от научных и экологических вопросов к политическим урокам данной истории, то следует подчеркнуть следующее. Новое городское руководство может гордиться законным успехом, наряду с выполнившим в рекордные сроки проект Бельбекского водозабора Министерством обороны. Между городской общественностью и администрацией уже сейчас обозначились спорные сюжеты, однако, оперативное и в целом консенсусное решение водного кризиса, несмотря на его частично временный характер, безусловно будет поставлено в заслугу как губернатору, так и сделавшему на него ставку федеральному центру. Отметим, что Развожаеву удалось избежать и лобового столкновения с руководством Крыма, чем бы неминуемо обернулся вариант с Коккозкой. Оппозиционные губернатору круги в городе, наверное, готовы высказать ему ряд претензий по поводу невнимательного отношения к тем или иным перспективным бизнес-проектам, но на фоне Бельбекского успеха эта критика едва ли окажется действенной. Тем не менее многое сейчас зависит от решимости администрации Севастополя все-таки добиться проведения всестороннего аудита системы водоснабжения и ее капитального ремонта — требования, которое на сегодняшний день не встречает никаких убедительных возражений в городе и которое уже не требуется как-то специально аргументировать.

В общем, если к семилетию присоединения Севастополя и Крыма нужен был позитив, то конкретно Севастополь такой позитив обеспечил. Отметим, что хотелось бы аналогичного позитива и от российской дипломатии, которая в общем выпустила тему возвращения днепровской воды в Крым из сферы своего приоритетного внимания. А между тем можно было бы сделать и этот пункт обязательным для исполнения во время заключения любых договоренностей с Киевом по любым спорным вопросам. Но это, что называется, ремарка на полях.