Киргизия и Узбекистан разрешили давний территориальный спор

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
31 марта 2021, 13:01

Одной потенциальной «горячей точкой» на территории бывшего СССР стало меньше. Киргизия и Узбекистан договорились о делимитации границы. Одним поводом для конфликта двух стран стало меньше

ITAR-TASS

30 марта началась процедура передачи спорных участков границы. Как сообщает пресс-служба киргизского кабинета министров, глава комитета нацбезопасности, руководитель правительственной делегации на переговорах с Узбекистаном Камчыбек Ташиев совместно со специальным представителем правительства по приграничным вопросам Назирбеком Борубаевым совершат поездки в приграничные села. Там они лично объяснят местным жителям как, что и кому будет передано. По словам Ташиева, разъяснительные работы и юридические аспекты делимитации потребуют три месяца. Срок большой, но и проблема немаленькая.

Когда в двадцатые годы прошлого века в Москве было принято решение разделить веками составлявшую единый культурно-исторический регион Ферганскую долину между тремя союзными республиками, вряд ли кто-то предполагал, сколько это вызовет проблем в будущем. Нечеткость границы, проведенной в советское время – настоящее проклятие в отношениях Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Приграничные столкновения местных жителей, с удивлением обнаруживших после 1991 года, что их пастбища и пашни находятся на территории другого государства, и пограничников, толком не знающих какие рубежи им надо защищать, стали рутиной.

Добро бы неопределенность границы была единственной проблемой в отношениях народов-соседей. Договоренности Ташкента и Бишкека, например, здорово помешал киргизско-узбекский конфликт в Оше. После 2010 года когда по югу Бишкека прокатились жестокие узбекские погромы, тогдашний президент Узбекистана Ислам Каримов фактически прервал всякие переговоры о границе. И в самой Киргизии идти на территориальные уступки, без которых немыслим обоюдовыгодный компромисс, желанием не горели.

Ситуация сдвинулась с мертвой точки когда в двух странах сменилась власть. В 2016 году умер Каримов и президентом Узбекистана стал Шавкат Мирзиёев. А в Киргизии соглашение по скользкому территориальному вопросу должен записать себе в актив новый президент Садыр Жапаров.

Особенно впечатляет то, что договоренность достигнута безо всякого внешнего посредничества. Не потребовалось ни усилий ООН, ни СНГ, ни ОДКБ, ни давления России, США или Китая. Просто сели за стол переговоров представители двух стран – и нашли общий язык. Редкостный в регионе пример конструктивного и результативного диалога по очень сложной проблеме.

В поисках глобальные объяснения этому обоюдному киргизско-узбекскому успеху, нужно обратить внимание на международную обстановку. В Афганистане неспокойно. Американцы оттуда уходят, что произойдет после этого в высшей степени непонятно. Однако вероятность того, что после этого Афганистан превратится в источник несчастий для соседей страны остается отличной от нуля. А война в Карабахе стала грозным напоминаем, что толком неурегулированные конфликты могут когда-нибудь разморозиться. Если в Средней Азии полыхнет не покажется мало никому из нынешних властей.

Есть, наконец, и специфический местный, киргизский и узбекский, факторы. Мирзиёев, придя к власти, решил пойти по стопам казахского лидера Нурсултана Назарбаева и превратить свою страну в центр региональной интеграции. При нем Узбекистан вошел в Тюркский совет – ориентированный на Турцию проект с участием тюркских государств Средней Азии и Азербайджана. Вряд ли является случайностью, что договоренность о границе была достигнута перед онлайн саммитом этой организации.

У Жапарова тоже впереди знаменательная дата. 11 апреля в Киргизии предстоит референдум о новой Конституции. Она примечательна тем, что резко усилит полномочия президента. Будет предпринята очередная попытка укрепить государственность в Киргизии путем укрепления режима личной власти ее руководителя. Все прежние попытки такого рода не удались. Страна остается лидером постсоветского пространства по числу насильственных смен власти. Но Жапаров, видимо, считает, что ему повезет. Договор о границе, как любая победа, будет хорошим подспорьем для успеха на референдуме.

Конечно, говорить о том, что пограничная проблема полностью решена оснований пока нет. Если с утверждением договора у Мирзиёева, с его очень управляемой, даже по среднеазиатским меркам, демократией, не возникнет, то Жапарова еще могут ждать сюрпризы. В борьбе за власть киргизские политики используют разные аргументы. В том числе, они любят взывать к патриотическим чувствам избирателей. Лозунги «нас обделили» и «Жапаров продает родину» могут быть еще взяты на вооружение в местной политической борьбе. И, наконец, не стоит забывать, что в Ферганской долине есть еще Таджикистан. С ним Жапарову тоже предстоит найти общий язык. Это может быть труднее, чем с Узбекистаном. Все-таки, спорные пограничные вопросы местные жители, киргизы и узбеки, часто выясняют на кулаках. А вот в территориальном споре с таджиками чаще идет в ход оружие и хорошо, если только холодное.