Тайвань и Южная Корея диктуют условия на дефицитном рынке полупроводников

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
4 марта 2021, 10:08
EPA

Для того, чтобы лучше понять роль, которую Южная Корея и Тайвань играют сейчас на рынке полупроводников, оцениваемом в 400 млрд долларов, по значимости их можно сравнить с тем, чем долгие годы был ОПЕК на нефтяных рынках.

Повышенный спрос на полупроводники и микропроцессоры возник еще до прихода коронавируса и пандемии, подогреваемый целым набором новаций типа 5G, беспилотных автомобилей, искусственным интеллектом, интернетом вещей и так далее. Год назад на уже порядком разогретый рынок пришли локдауны и резкий рост спроса на компьютеры, ноутбуки, планшеты и прочие электронные гаджеты, позволяющие работать дома. В результате возник сильный дефицит чипов. Особенно заметен он в автопроме, где большинство известных автопроизводителей из-за их нехватки вынуждены останавливать конвейеры и отправлять рабочих в оплачиваемые и неоплачиваемые отпуска. Alix Partners, например, прогнозирует, что дефицит чипов приведет к сокращению доходов автопроизводителей в 2021 году на 61 млрд долларов.

В Германии дефицит чипов угрожает восстановлению экономики после пандемии. Негативно может он повлиять и на рост экономики в Китае и Мексике. Ситуация заставляет первые экономики планеты, США и КНР, наращивать собственное производство полупроводников. Однако задача эта не только очень сложная, но и очень дорогая.

На секторе полупроводников сейчас сложились две основные группы производителей: те, кто производят полупроводники на собственных фабриках и заводах, и те, кто их только разрабатывают и нанимают производителей, которые играют роль подрядчиков. Южнокорейские и тайваньские компании доминируют в первой группе. Лидерами сектора являются тайваньская Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) и корейская Samsung Electronics Co.

Они настолько сильны, что могут влиять на рынок. Решение Samsung в начале 2019 года сократить расходы на производство чипов памяти для повышения прибыли компании спровоцировало рост цен на них после долгих лет снижения.

TSMC объявила 14 января 2021 года, что она отложила на строительство новых фабрик и покупку оборудования в этом году 28 млрд долларов, что на 37% больше, чем годом ранее. Это заявление привело к глобальному ралли акций производителей чипов.

Тайвань и Южная Корея стали лидерами на рынке полупроводников, заняв места, освобожденные другими странами. С 80-х годов прошлого века американские производители начали переносить производство, кстати, очень вредное для рабочих, в Азию, оставив за собой только разработку дизайнов.

Согласно докладу Boston Consulting Group (BCG) и Ассоциации полупроводниковой промышленности (SIA), опубликованному в сентябре 2020 года, на долю США в прошлом году приходилось всего лишь 12% рынка полупроводников, в 3,5 раза меньше, чем на долю Тайваня и Южной Кореи – 43%.

TSMC делает чипы абсолютно для всего, начиная от iPhones Apple и заканчивая искусственным интеллектом Google. На Тайване находятся также несколько крупных производителей, не имеющих собственных мощностей, включая Advanced Micro Devices, Nvidia, и Qualcomm.

Samsung Electronics и еще одна корейская компания - SK Hynix Inc. на двоих контролируют более двух третей рынка чипов памяти.

«Пандемия стала поворотным пунктом в переходе к цифровой экономике,- говорит экономист Moody’s Analytics Тим Ю.- Азия извлечет из этого перехода наибольшую выгоду».

Это уже происходит. Бум продаж гаджетов и приборов, позволяющих работать дома, помог Сеулу в прошлом году существенно сократить спад в экономике, а экономика Тайваня впервые за три десятилетия в 2020 году показала более высокий рост, чем китайская.

Страны с мощной автомобильной отраслью, включая Германию, Японию и США, обратились за помощью к правительству Тайваню, который является чем-то вроде яблока раздора между Пекином, считающим его своей мятежной и отколовшейся провинцией, и Вашингтоном, разыгрывающим тайваньскую карту в отношениях с Поднебесной и поставляющим ему оружие.

Президент Байден подписал 24 февраля указ об исследовании цепочек поставок для производства полупроводников, фармацевтической отрасли и других ведущих отраслей промышленности с тем, чтобы разработать способы для укрепления самообеспеченности. Развитие собственной полупроводниковой промышленности обойдется американским налогоплательщикам намного дороже, чем достижение энергетической независимости от арабских монархий Персидского залива, позволяющей Вашингтону сейчас не покупать, а продавать нефть. Так, новейшая фабрика Samsung в Пхёнтхэке, недалеко от Сеула, обошлась в 15 млрд долларов. Это почти в 10 раз больше 1,6 млрд долларов, которые Toyota Motor Corp. и Mazda Motor Corp. потратили на строительство автозавода в Хантсвилле, штат Алабама.

TSMC заявила в прошлом году, что готова вложить 12 млрд долларов в строительство полупроводниковой фабрики в Аризоне, которое должно быть завершено в 2024 году. Samsung сейчас ищет площадку в Аризоне и Техасе для строительства логистического комплекса, который будет самым современным в США.

Главный импортер чипов Китай, который покупает их ежегодно приблизительно на 300 млрд долларов, тоже делает крупные вложения в строительство собственных фабрик, чтобы ослабить зависимость от геополитических соперников типа США. На его долю сейчас приходится 15% чипов, произведенных на планете. Однако ни один китайский производитель чипов не входит в число мировых лидеров. Не исключено, что в плане развития китайской экономики на 14-ю пятилетку, который опубликуют на днях, будет план по развитию полупроводникового сектора.

Сейчас США и КНР находятся, так сказать, в одной лодке и одинаково зависят от Тайваня и Южной Кореи. Казалось бы, что положение Вашингтона более выгодное, потому что эти азиатские страны – его союзники. Однако, с другой стороны, экономически они гораздо больше связаны с Пекином, что нивелирует преимущество США.