Не надо паники

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
9 марта 2021, 18:14

Депутат Госдумы полагает, что цены могут расти вследствие искусственно нагнетаемой паники и предложил ввести за такие действия уголовную ответственность. Эксперты сомневаются как в предпосылках, так и в выводах, которые легли в основу этой законодательной идеи. Зато это может послужить средством преследований аналитиков за честный, но расходящийся с официальными данными анализ и стать цензурным ограничением для СМИ

Коллаж: Тамара Ларина

Все более изощренные способы

Депутат Госдумы (ЕР) Анатолий Выборный предложил дополнить существующую статью 185, часть 3 УК РФ («Манипулирование рынком»), введя наказание для физических и юридических лиц за распространение ложной информации с целью злонамеренно взвинтить цены на те или иные товары.

Упомянутая статья распространяется на злоупотребления на фондовом рынке, рынке Форекс и товарном рынке. При этом закон не выделяет какие-то конкретные товарные группы как объект манипуляций.

В разговоре с «Эксперт Online» Анатолий Выборный объяснил, что его инициатива подразумевает выделение конкретно социально-значимых продовольственных товаров в отдельную категорию, которая и будет описываться в новой редакции части 3 статьи 185 УК.

«Выделить товары первой необходимости из общей категории “товары”, которая уже содержится в данной статье, важно по той причине, что преступное манипулирование ценами на эти товары влечет за собой самые серьезные социальные последствия для граждан. Именно поэтому манипулирование этой частью рынка должно наказываться более строго, чем предусмотрено существующей редакцией статьи», — объясняет он.

Депутат предлагает карать распространителей заведомо ложной информации о положении дел на рынке социально-значимых товаров штрафами от 200 тысяч до 800 тысяч рублей, или лишением свободы сроком до трех лет.

Ранее Expert.ru писал о негативной реакции правительства HA на упоминание агентством Bloomberg России в сисле стран, где растут цены на продовольствие.

Выборный говорит, что его предложение навеяно более ранними попытками ФАС об установлении ответственности за ценовые сговоры и другие манипуляции розничными ценами.

Летом 2020 года глава управления ФАС по борьбе с картельными сговорами Андрей Тенишев жаловался на изъяны в антикартельном законодательстве, называя его положения устаревшими. Тогда же он предложил ввести ответственность за «продуктовые ценовые фейки» по аналогии с уголовной ответственностью за распространение недостоверной информации про коронавирус.

Анатолий Выборный необходимость ввести такую ответственность полностью поддерживает.

«Наши бизнесмены с каждым годом становятся все более “подкованными”, изобретая все более изощренные способы обхода существующих антимонопольных запретов и ограничений. Но и наши потребители и хозяйствующие субъекты тоже непрестанно повышают уровень правовой культуры. Я считаю, что любой гражданин, любая компания или торговая сеть, у которых возникли подозрения в том, что их психологически обрабатывают, нагнетают панику, имеет право заявить об этом в органы прокуратуры, или в тот же ФАС», — говорит законодатель.

Курица или яйцо

Даже в случае, если УК будет в самом деле подправлен согласно предложению депутата, остается вопрос, как отличить злонамеренный вброс недостоверной информации (фейков) от добропорядочных прогнозов и макроэкономического анализа?

Многие экономические новости — такие как цены на нефтепродукты, курсы валют и прочие — сами по себе вызывают колебания настроений на фондовом, валютном и товарном рынках. Влияние таких новостей на потребительские цены может быть как прямым, так и опосредованным: рост цен на продукты напрямую зависит от цен на бензин, от погоды.

И наоборот — цены часто растут без каких-либо видимых причин (это не означает, что причин нет вообще). Так это произошло с продукцией птицефабрик, которая подорожала с начала года почти на 13 процентов (сами производители ссылаются на дефицит яиц, из которых вылупляются цыплята).

Как же понять, что было раньше, курица или яйцо — в каком случае ценовая реакция на ту или иную новость является просчитанной «диверсией», а когда она стала легитимным следствием краткосрочного прогнозирования?

«У любой новости есть первоисточник, и его для правоохранительных органов будет не так сложно установить. Если подтвердится, что под сообщением о грядущем дефиците есть реальные, доказуемые основания, то ни о какой ответственности не может быть и речи. Задача поправки в упомянутую статью УК — создание мощной превенции, дабы желания вбрасывать фейки, хулиганить на рынке просто не возникало», — считает Анатолий Выборный, приводя аналогии, когда заведомо ложные информационные вбросы обрушивали коммерческие банки.

Если предложение депутата будет материализовано, не увеличит ли это риск того, что законодательная новелла станет не только инструментом борьбы с манипулированием рынка, но и орудием той же недобросовестной конкуренции, когда одни компании будут доносить на другие, обвиняя друг друга в «фейковых новостях?

Такой риск в самом деле есть, соглашается депутат, но он «делегирует» работу по его пресечению органам прокуратуры и МВД.

Главное — не навредить

В инициативе Выборного самое сложное — отделить преднамеренное манипулирование потребительскими настроениями от добросовестного анализа потребительских рынков и легитимного экономического прогнозирования, подчеркивают опрошенные «Экспертом Online» экономисты.

Законодатель, как и врач, должен стремиться в первую очередь не навредить. Но как раз самую большую сложность в ситуациях, которые предлагает дополнительно криминализировать законодатель, представляет собой наличие доказательной базы преднамеренного распространения информации, способной повлиять на рынки, обращает внимание глава Национального Института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Владимир Буев.

«Мало того, что злонамеренность бывает крайне трудно доказать, иначе бы не был изобретен аппарат под названием полиграф. Так ведь еще надо составить логическую цепочку, из которой будет явствовать, что именно эта, а не какая-то из одновременно появившихся по той же теме новостей стала причиной потребительского ажиотажа. Поэтому объективного способа подвести источник информации под предлагаемую статью, наверное, не существует», — сказал он «Эксперту Online».

Например, всеми уважаемый руководитель Гидрометцентра Роман Вильфанд, будь у него были такие намерения, мог бы манипулировать ценами на продукцию агропрома в масштабах, которым бы позавидовала отечественная и мировая закулиса. Достаточно одного намека, что на

следующей неделе ожидаются аномальные морозы, и цены (фьючерсы) на зерно взлетят через несколько минут. Понятно, что лично Вильфанд к таким играм не имеет никакого отношения, но сам пример наглядно иллюстрирует, как «слово может убить, слово может спасти» целые сектора экономики.

Буев вообще сомневается в том, что у правоохранительных органов сегодня имеются специалисты, способные профессионально оценивать степень «фейковости» той или иной информации и ее влияния на ценовые скачки. Возможно, правоохранителями придется отдавать эту функцию на аутсорсинг каким-то специализированным агентствам, не исключает он.

«Вот как раз те, кто на самом деле манипулирует рынками, делают это так, чтобы не оставлять следов и обходить всякого рода контроль. Тот, кто хочет обмануть рынок, всегда найдет способ это сделать и сделать так, что комар носа не подточит», — говорит эксперт.

В целом, по мнению руководителя НИСИПП, законодатель своей новеллой не упрощает, а напротив, усложняет предотвращение такого несомненно негативного явления в экономической практике, как «промывку мозгов» участников потребительского рынка.

«Выделять конкретно товары первой необходимости в отдельную категорию статьи УК про манипуляции рынками, я полагаю, избыточно. В принципе, ведь и саму статью про манипуляцию можно рассматривать как частный случай статьи 159 «Мошенничество». Помимо того, что это дубляж, это может быть использовано как дубина, которую конкурирующие бизнесы будут применять друг против друга. Деловую среду она точно не оздоровит», — уверен Буев.

Не доводя до абсурда

В законодательном регулировании противодействия недостоверной и манипулятивной экономической информации очень легко довести дело до абсурда. Даже совершенно добросовестный прогноз может оказаться ошибочным и на этом основании быть занесенным в категорию преднамеренного обмана потребителей, предупреждает заместитель директора Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Светлана Авдашева.

«Я не верю, что какие-то серьезные инвесторы и предприниматели принимают решения, в том числе по ценовой политике, руководствуясь чьими-то заявлениями в прессе. Заявления в СМИ адресованы в первую очередь избирателям, а за серьезный анализ заказчики платят серьезные же деньги. Потому что у любого аналитика есть такой

бесценный актив как репутация. Она создается иногда полжизни, а подорвать ее можно раз и навсегда, если вскроется, что публичные заявления проплачены каким-то заинтересованным заказчиком», — сказала она «Эксперту Online».

Тем не менее, аналитики — тоже люди, а как известно, errare humanum est*. Как утверждает Авдашева, несбывшиеся прогнозы — совершенно заурядное явление в экспертном сообществе («до 90 процентов прогнозов не сбывается»). И это ни в коей мере не означает, что «попавшие в молоко» эксперты злонамеренно пытались направить рынки по ложному пути.

Доказать причинно-следственную связь между отдельным заявлением и последовавшим ростом цен, конечно, можно — но для этого потребуется экспертиза экспертизы, «экспертиза 2-го уровня» — а это очень времязатратное и дорогостоящее предприятие, говорит экономист, много лет проработавшая в системе судебной экспертизы.

«Существует понятие заведомо ложной экспертизы, и это влечет за собой уголовную ответственность и без новых инициатив законодателей. Это, конечно, крайний случай. Источники информации в подавляющем большинстве случаев осознают свою ответственность за последствия сделанных публично прогнозов, потому что такие прогнозы делаются, чтобы предупредить людей, принимающих решения, о возможных рисках», — говорит Авдашева.

При этом, в законе «О защите конкуренции» есть полный аналог предлагаемой Анатолием Выборным санкции УК — это статья 11.5.

Физическим лицам, коммерческим организациям и некоммерческим организациям запрещается осуществлять координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит к любому из последствий, которые указаны в частях 1 - 3 настоящей статьи, которые не могут быть признаны допустимыми в соответствии со статьями 12 и 13 настоящего Федерального закона или которые не предусмотрены федеральными законами.

«Если кто-то своими публичными заявлениями координирует поведение участников рынка — например, распространяет информацию, на которую другие участники рынка ориентируются — это расценивается как запрещенный прием», — поясняет эту статью эксперт.

Впрочем, из практики экономически развитых стран известен целый арсенал приемов, как можно посылать инсайдерские сигналы рынку, формально ничего не нарушая. Например, если докладчик выступает в синем галстуке, это сигнал к инвесторам продавать акции; если в красном — покупать, и т.д. Но прочитать такие послания могут только лица, осведомленные в подобном «языке символов». Никто из них не застрахован от того, что спикер наденет «неправильный» галстук, дабы обмануть конкурентов абсолютно безнаказанно: ведь доказать, что инсайдер перепутал галстуки злонамеренно, в принципе невозможно.

Предлагаемый Анатолием Выборным законопроект поэтому:

а) избыточен, так как дублирует сразу несколько действующих законодательных норм;

б) опасен, так как несет риск квалификации как злонамеренное распространение недостоверной информации несостоявшиеся, но сделанные добросовестно прогнозы;

в) нереализуем, так как невозможно с достаточной долей уверенности (которую суд бы принял как неоспоримое доказательство) утверждать, является ли конкретное заявление манипулятивным или легитимно аналитическим.

В определенном смысле, элементы паники можно найти и в некоторых способах реагирования на экономические проблемы. Неудачные стороны экономической политики можно на время прикрыть, но не исправить ростом запретительства, даже если довести его уровня Уголовного кодекса.

С тем, что его инициатива содержит ряд изъянов, не спорит и сам ее автор. «Мы будем обсуждать мое предложение на бизнес-площадках, в том числе РСПП, в Общественной Палате, Верховном Суде, на фракции "Единой России". Только если решение устроит все стороны, мы выйдем с такой законодательной инициативой», — пообещал Анатолий Выборный.