Киев толкают к опасному шагу

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
10 апреля 2021, 15:25

Под прямым влиянием США Украина оказалась перед перспективой начала войны. В свою очередь, Москва впервые с такой четкостью дала понять, что будет делать в случае вероятного вторжения украинской армии на Донбасс.

AP/TASS Автор: Efrem Lukatsky
Президент Украины Владимир Зеленский

Шесть лет. Ровно столько ситуация на Донбассе продержалась в уникальном для региональных конфликтов состоянии: она не была заморожена, но и не разгоралась в костер войны. Заключенные в феврале 2015 года Минские соглашения (вообще-то Вторые Минские, но их в просторечье просто называют Минскими), предлагающие политико-экономический способ завершения гражданской войны на Украине, Киевом не исполнялись, но при этом он формально и не отказывался от их исполнения. Украинская армия регулярно обстреливала территории ЛНР и ДНР, однако не переходила к полномасштабному наступлению.

В свою очередь, Россия вела переговоры с Европой (Нормандский формат) и с Украиной (Минский формат), однако ни там, ни там они ни к чему не приводили по причине неготовности Украины исполнять взятые на себя обязательства и нежелания (или неспособности) Франции и Германии заставить украинское руководство эти обязательства выполнить. Параллельно с этим Москва установила своего рода протекторат над ЛНР и ДНР, однако не делала дальнейших шагов, тех или иных, и на всех площадках российские чиновники говорили о том, что чтят Минские соглашения.

И вот весной 2021 года статус-кво нарушается. Украинская сторона стягивает все боеспособные части к границам народных республик, демонстрируя намерение решить вопрос восстановления территориальной целостности силовым путем. В ответ Россия стягивает войска к границам Украины, поскольку это «признано необходимым и целесообразным» (пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков). И тем самым вполне определенно указывая, каким может быть ее ответ. Свою канистру керосина вносят американцы и британцы, артикулирующие желание все-таки принять Украину в НАТО.

Чтобы понять смысл происходящего, этот клубок угроз и демонстраций можно и нужно сепарировать на интересы и возможности коллективного Запада, Украины и России.

Западный раскол

Впрочем, как такового коллективного Запада в украинском вопросе не существует. Да, страны США и Западной Европы в целом враждебно относятся к России в нынешней ее итерации, готовы и дальше вмешиваться в ее внутриполитические дела и пытаться каким-то образом «сменить режим». Да, они, вопреки всем принципам классического либерализма, не готовы признавать право российского народа на выбор своего варианта демократии, поскольку это противоречит одному из основных принципов западного глобализма – унификации.

Однако в то же время часть стран Запада (часть Европы) уже близка к пониманию того, что Россию таким образом не изменить. Что Россия слишком велика и важна для того, чтобы и дальше проводить против нее политику «конфликт ради конфликта». Что с Россией, возможно, нужно где-то сотрудничать и взаимодействовать, в перспективе снимать санкции и т. д. Наконец, что в нынешнем конфликте с Россией уж точно не нужно приближаться к точке, когда прохладная война перетечет в горячую – пусть даже и «на периферии», то есть в третьей стране. В данном случае – на Украине.

Однако на Западе есть и другие страны – прежде всего США и Британия – которые считают необходимой эскалацию конфликта с Москвой. Пришедшая к власти в США администрация Джозефа Байдена взяла курс на тотальное сдерживание России по всем направлениям в духе Холодной войны, если не хуже, и прежде всего — на постсоветском пространстве. И если Дональд Трамп предпочитал не разжигать конфликты на этой территории, то его сменщик изменил подход – мы наблюдаем размораживание приднестровского и донбасского конфликтов. Приднестровский для России наиболее опасен (в силу отсутствия российско-приднестровской границы), однако процесс его розжига достаточно длительный.

Конфликт же на Донбассе поджечь гораздо быстрее и время тут имеет значение, ведь американцам здесь и сейчас необходимо резкое обострение российско-западных отношений, получение основания для серьезных санкций в адрес РФ и срыв окончания строительства «Северного Потока — 2». Не столько, как экономического проекта, сколько как символа российско-европейских «сепаратных» отношений. Да, Украина рассматривается не только как элемент сдерживания России, но и как средство дрессировки Европы.

Наконец, Соединенные Штаты не оставляют надежды затащить Украину (а затем и Молдавию с Грузией) в НАТО. На сегодняшний день им это сделать непросто – прежде всего потому, что энтузиазм американцев не разделяют союзники по альянсу. «Мы их сильно поддерживаем, мы с ними взаимодействуем, работаем, чтобы дать отпор дестабилизирующим действиям, но это решение должен принять НАТО», — пояснила отношение США к Украине и сложности на пути принятия ее в альянс пресс-секретарь Белого Дома Джен Псаки. И союзники США не проголосуют за это решение просто потому, что понимают: Москва расценит шаги на пути к втягиванию Украины как пересечение красных линий, за которыми война. Однако начало войны само по себе решает эту проблему — больше никаких линий пересекать не нужно, они уже стерты.

Украинские надежды

Именно поэтому США и Британия толкают Украину на начало войны. Впрочем, и киевские власти были рады стараться.

Так, у президента Зеленского крайне сложная внутриполитическая ситуация. По состоянию на начало марта, его рейтинг рухнул до 20%, более половины граждан Украины ему не доверяло. По сути, он превратился в хромую утку. Теоретически, конечно, ситуацию можно было бы выправить за счет проведения обещанных внутренних реформ и наведения порядка в стране, однако Владимир Зеленский предсказуемо оказался куда слабее своего экранного образа Василия Голобородько из сериала «Слуга Народа». У него банально не хватило политического мужества для борьбы с коррупцией, прекращения гражданского войны и наведения банального порядка. Зеленский не раз и не два пасовал перед националистами, не смог даже принять решение о прекращении обстрелов ЛДНР, опростоволосился в истории с закупкой антиковидной вакцины (от русской отказался, Запад нормальную не дал, поэтому пришлось закупать индийскую копию худшей западной вакцины).

Отсутствие народной поддержки превращает Владимира Зеленского в политика, полностью зависимого от американского расположения, и делает невозможным хоть какое-то противостояние с его стороны давлению со стороны США. Возможно, что он противостоять давлению и не хочет, а в Киеве всерьез рассматривают возобновление войны на Донбассе как шанс изменить ситуацию для себя к лучшему. Да, это возможно — в случае, если Москва не вмешается, о чем, в частности, некоторые стали мечтать после Карабахской войны осени прошлого года.

Но на днях российские власти дали понять, что видят перспективы развития ситуации по-другому. «Начало боевых действий — это начало конца Украины. Это самострел, выстрел себе не в ногу, а в висок», — заявил 8 апреля замглавы администрации президента России Дмитрий Козак. И пояснил, что «если там будет, как говорит наш президент, устроена Сребреница (то есть начнется массовое убийство мирных жителей – прим. ред.), видимо, вынуждены будем встать на защиту». То есть, в случае наступления украинских войск Россия защитит сотни тысяч своих граждан, проживающих в ЛДНР.

Слова Козака; в то же время, не следует воспринимать как обещание «пойти на Киев». Неуспешная война, а успешно для киевских властей военное противостояние с Россией закончиться не может, способна породить в не слишком устойчивом государстве процесс самораспада.

Борьба сценариев

Ряд российских экспертов (включая автора статьи) вообще считают, что Москве было бы выгодно, если бы Киев начал войну в качестве агрессора. Вынужденная вмешаться в ответ на такие действия, Россия, конечно, не избавила бы себя от обвинений, но отметала бы их совершенно резонной ссылкой на гуманитарные соображения — необходимость защиты населения.

Казалось бы, позиция Москвы была услышана и трезво оценена. Украинская сторона пошла на попятную и заявила, что войны не будет. «Освобождение временно оккупированных территорий силовым путем неизбежно приведет к гибели большого числа мирных жителей и потерь среди военнослужащих, что неприемлемо для Украины», — заявил главнокомандующий украинской армией Руслан Хомчак.

Однако эти слова еще нельзя расценивать как деэскалацию. Во-первых, и до этого заявления Киев говорил, что война для него неприемлема – но уж если русские нападут, тогда придется наступать и «освобождать» свои территории. А во-вторых, сценарий эскалации пишут не в украинской, а в американской столице, о чем шла речь выше. И там, по-видимому, просчитывают, удастся ли сохранить контроль над Украиной после краха ее потенциальной агрессии против Донбасса — на фоне неотвратимых процессов в самой этой стране и той или иной активности Москвы.

Такие расчеты вряд ли способны дать удовлетворительные результаты. Но это — с обычной точки зрения. Есть подозрение, подкрепляемое уже отмеченной готовностью нынешнего Вашингтона к переходу красных линий, что предпочтительным для внешнего мира сценарием там считают хаос. Если так, тогда уже в ближайшие недели вполне можно ждать какуй-нибудь провокации в стиле Гляйвиц-1939, после которой Киев отправится на донбасскую авантюру. Россия, очевидно, уже подготовила свой сценарий — на случай необходимости противостоять хаосу. Скорее всего, там предусмотрено и то, что борьба за хороший финал не будет легкой.