7 вопросов президенту Ассоциации по развитию бизнес-патриотизма «Аванти» Рахману Янсукову

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
23 апреля 2021, 10:00
Рахман Янсуков, президент Ассоциации по развитию бизнес-патриотизма «Аванти»

- Прежде всего, достаточно необычно звучит название возглавляемого вами объединения. Патриотизм и бизнес — понятия, общий знаменатель которых неочевидн. Как вам пришла в голову идея их объединить в одно целое?

- Мы основали наше объединение в 2014 году. Эта дата говорит сама за себя. Это был год, когда патриотические чувства россиян находились на пике за всю современную историю, и они, разумеется, не могли не затронуть и представителей делового сообщества. Для нас как предпринимателей патриотизм означает, конечно, не скандирование лозунгов, а прежде всего стремление вкладывать деньги именно в российскую экономику, во внутренний рынок, в отечественные технологии. Совершенно очевидно, что патриотическое единение, о котором говорил президент, применительно к предпринимателям выражается в том, чтобы вся прибыль оставалась в России, а не экспатриировалась в иностранные юрисдикции. Патриотически мыслящий предприниматель и без понуканий будет направлять прибыль на реинвестирование, на расширение производства и, следовательно, на создание новых рабочих мест. Далее, мы ставим задачу сделать занятие бизнесом модным, стильным в глазах россиян, чтобы как можно больше молодежи хотело открыть свое дело. Ведь каждый новый бизнес — это новые рабочие места, это налоговые поступления в бюджеты. Это, в конце концов, вложение в человеческий капитал — что может быть патриотичнее?

- Но достаточно ли одних патриотических чувств для того, чтобы бизнес приносил прибыль? В конце концов, любовь к Отечеству можно проявлять и иными способами, которые не требуют финансовых вложений и риска...

- Те семь лет, которые существует «Аванти», показали, что ориентация предпринимательства именно на внутренний рынок была правильной. Мы в 2014 году еще слова такого не знали — импортозамещение, но уже тогда предвидели, что надо рассчитывать в первую очередь на собственные силы, собственные таланты, а не искать удачи в Европе или Америке. Владимир Путин в четверг говорил, что для бизнеса патриотизм — это когда прибыли инвестируют в расширение производства, а не расходуют их на дивиденды. А члены нашей ассоциации такой линии придерживаются с самого начала, работаем именно на российском рынке. Мы же видим, что сегодня самые успешные предприниматели — это именно те, кто сделал именно Россию своим основным рынком, у которых основные партнеры здесь, и деньги они хранят здесь. Потому что эти предприниматели, как показало прошедшее с 2014 года время, оказались самыми неуязвимыми к западным санкциям, их банковские счета не могут арестовать власти других стран, и т.д. Поговорка «где родился, там и пригодился» очень точно описывает понятие «бизнес-патриотизма».

- Вы сами как владелец бизнеса следуете тем этическим нормам, которые пропагандируете?

- Я как основатель и руководитель патриотической деловой ассоциации, разумеется, не могу ограничиваться только призывами. Я изначально реинвестирую прибыли своей компании (она работает в строительном бизнесе) на развитие, а не трачу их на выплату дивидендов. Кроме того, мы стараемся выступать в роли, как сейчас это называют, бизнес-ангелов, поддерживаем стартапы в малом и среднем бизнесе. В моем понимании, успешный бизнес просто не может не быть патриотичным, а также он не может не быть этичным. Эти два понятия неразрывно связаны между собой.

- Если не секрет, многие ли российские предприниматели разделяют вашу концепцию, что успешный бизнес без патриотической подпитки невозможен?

- За семь лет после создания «Аванти» нашими членами побывало около 10 тысяч бизнесов — и компаний, и индивидуальных предпринимателей. Мы — представители того самого малого и среднего бизнеса, которому президент Путин в своем послании к Федеральному Собранию пообещал государственную поддержку и снятие бюрократических барьеров.

- Хорошо, тогда я по-другому поставлю вопрос: достаточно ли одного патриотизма, чтобы бизнес процветал и развивался? Вопрос риторический, но мы все знаем, что недостаток патриотизма — это самое последнее, на что сетуют предприниматели в их ежедневной практике.

- Любые предприниматели — и начинающие, и опытные, и мелкие, и крупные — всегда мечтают об одном и том же — о минимизации налогов. Кроме того, мы как никто другой знаем истинность поговорки, что время — это деньги. В нашем понимании, снятие бюрократических барьеров означает минимизацию времени, которое предприниматели вынуждены тратить — я бы еще сказал, терять — на получение всевозможных разрешений в госорганах. К нам в “Аванти” обращаются местные предприниматели, которые просят нас выступить посредниками между ними и региональными госорганами. Президент в четверг сказал, что построить завод в России должно быть проще, чем в других странах. Мы понимаем под таким “заводом” любой стартап, но чем мельче бизнес, тем труднее ему обратить на себя внимание. Но ведь многие, к примеру, IT-стартапы на первом этапе представляют собой даже не малый, а просто микробизнес. С законодательной стороны все процедуры вроде бы прописаны. Я знаю массу людей, которые готовы открывать в регионах те самые заводы, о которых упомянул Путин, готовы инвестировать и средства, и время, и энергию. Но когда предприниматель начинает собирать все эти разрешения на подключения, оформление недвижимости и т. д., у многих просто руки опускаются. Времени на это уходит масса, и всё это время деньги, которые есть у человека, не работают, то есть эффективность инвестиций снижается. И он машет рукой и уходит в другой регион, где власти дружелюбнее настроены к бизнесу.

- Вы постоянно повторяете эту цифру — семь лет. Достаточно длинный срок, чтобы оценить, в каком направлении меняется деловая среда в России.

- За семь лет работать стало, это однозначно, более комфортно. Все предприниматели ощущают стабильное снижение бюрократических барьеров, с которыми им приходится сталкиваться. В первую очередь, в самом деле стало меньше проверок, плановых и тем более внеплановых, когда любой начальник УБОП мог тебя доить по своему усмотрению. Сейчас такого беспредела, конечно, не наблюдается. Это не потому, я думаю, что у чиновников стало меньше желания снимать сливки с бизнесов, а потому, что при том внимании, которое глава государства и правительство уделяют малому и среднему предпринимательству, кошмарить деловых людей стало просто небезопасно. Однако я бы не рисовал всё розовой краской, потому что хотя на законодательном уровне во всех регионах одинаковые требования к открытию компаний, на деле многое зависит оттого, на какого чиновника ты попадешь. Это даже не всегда можно назвать коррупцией, просто субъективный фактор все равно никуда не девается. Поэтому когда Путин потребовал, чтобы можно было открыть свое дело буквально одним кликом, проводить обязательные платежи, получать услуги, кредит удаленно, через Интернет — это то, о чем основатели стартапов просто мечтают.

- Президент Путин в четверг впервые лет за десять употребил слово «модернизация», и не просто употребил его, но и назвал условием такой модернизации создание выскоооплачиваемых современных рабочих мест. Готов ли российский бизнес ответить на этот вызов?

- Создавать хорошо оплачиваемые рабочие места — это, между прочим, тоже патриотическая миссия бизнеса, потому что только так можно удерживать на предприятиях, а значит, и в стране, квалифицированную рабочую силу и талантливые мозги. Модернизация — это ведь не только, когда на предприятии работают более современные машины. Это еще и те самые инвестиции в человеческий капитал, о котором я уже говорил и без наращивания которого невозможно решение никаких экономических, социальных и даже демографических проблем.