Правительство оказалось жадным до работы

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
12 мая 2021, 21:53

Пандемия придала госмашине серьезное ускорение, заставив работать в режиме «Скорой помощи». Она, пожалуй, справилась и многому наверняка научилась. Теперь, списав рост цен на «жадность предпринимателей», правительство, как рассказал в ходе отчета перед Госдумой его глава Михаил Мишустин, намерено всерьез вложиться не только в любимую «цифровизацию», но даже и в электронное машиностроение, а также — в науку

Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС
Отчет премьер-министра РФ Мишустина в Госдуме РФ о работе правительства за 2020 год

Ранняя премьера

Раньше обычного, в 10 утра вместо полудня собрались на пленарное заседание в среду, 12 мая депутаты Госдумы, чтобы выслушать и обсудить отчет премьер-министра Михаила Мишустина о работе правительства за 2020 год.

Так получилось, что новому кабинету министров, назначенному в январе 2020 года для объявленного президентом еще в 18-м году «рывка», и впрямь пришлось действовать весьма энергично, но для того, чтобы обогнать накатывающее волна за волной цунами пандемии «новой коронавирусной инфекции», как ее официально называют. И в связи с этим премьер говорил о вещах важнейших.

«Под угрозой оказались жизни миллионов людей. Чтобы спасти их и не допустить самых тяжёлых сценариев развития событий, Правительство по поручению Президента приняло ряд чрезвычайных мер. Это потребовало нового темпа принятия решений и практически круглосуточной работы. Действовать нужно было максимально быстро», — рассказал Михаил Мишустин.

Работать пришлось на скоростях, очевидно, непривычных для госмашины. «Решения, которые были направлены на борьбу с коронавирусом, зачастую принимались в течение суток», — подчеркнул премьер, отчитываясь о работе правительства в первом для себя году на посту премьер-министра.

Не лишним будет упомянуть о том, что выглядел он на протяжении и всего своего доклада, и общения с депутатами весьма уверенно. Удивительно, но обширный доклад был прочитан без «бумажки» и без какого-нибудь телесуфлера. Экономика в такой же хорошей форме?

Цифры поддержки

Говоря о поддержке экономики в лице бизнеса, Михаил Мишустин, в первую очередь сказал не о суммах, которые получали предприниматели, а о самом процессе.

«Для того чтобы оперативно предоставлять меры поддержки бизнесу, была запущена специальная электронная платформа на базе Федеральной налоговой службы. Сделано это было за 17 дней», — сообщил премьер-министр, напомнив этим о том, что курс на цифровизацию никуда не делся даже в период пандемии, и, более того, был полностью оправдан.

Далее он отметил, что снижение страховых взносов и списание части налогов позволили бизнесу «сэкономить» около 400 млрд рублей.

[inc pk='353198' service='media'

Правда, как отмечает замдекана экономического факультета РУДН Елена Григорьева, рассуждения об экономии в данном случае весьма однобоки. «Премьер приводит цифры, которые иллюстрируют размер платежей, недособранных бюджетом за плановый период. Это показатели с одной стороны "баррикад". Здесь абсолютно не учтен тот факт, что за время пандемии микро, малый и средний бизнес столкнулись с колоссальным снижением выручки — до 70%, и это не соизмеримо с "потерями" бюджета», — рассуждает эксперт.

Тем не менее, важность и своевременность снижения нагрузки на бизнес уже признали и чиновники (об этом, в частности, неоднократно говорил Алексей Кудрин), и экспертное сообщество. Закрепление же пониженной в период пандемии ставки сборов, станет серьезным подспорьем и стимулом к развитию.

«Экономия на налогах и сборах для бизнеса имеет большое значение, так как позволяет увеличить норму прибыли, добиться большей эффективности, нарастить обороты и увеличить капитал в основные средства (приобретение помещений, транспорта, технических решений и т.д.). Конечно, такой подход на постоянной основе станет серьезным фактором развития малого и среднего бизнеса в стране, который наиболее сильно пострадал во время пандемии», — считает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. 

Дать заработать

Впрочем, налоговые льготы были не единственным каналом поддержки. Так, более миллиона малых и средних предприятий, обеспечивающих работой более 4 млн человек, получили более 90 млрд рублей в качестве зарплатных грантов.

Программа кредитной поддержки «ФОТ 2.0», по которой при сохранении не менее 90% коллектива бизнесу полностью списывают долг, обеспечила, по словам Мишустина, сохранение более 5,5 млн рабочих мест. В марте этого года запущено продолжение — программа «ФОТ 3.0». Она, как отметил Мишустин, позволит поддержать до 1,2 млн человек.

«Также в марте мы дополнительно начали программу стимулирования найма. Стали предоставлять субсидии работодателям, которые трудоустроят тех, кто значился официально безработными на 1 января этого года. После их оформления в штат компании поэтапно получат три МРОТ. Такая мера, на наш взгляд, поможет устроиться на работу более чем 200 тысячам человек», — сообщил глава кабмина.

Собственно, улучшение ситуации на рынке труда стало одним из лейтмотивов отчета премьер-министра. Он отметил, что в 17 из 85 регионов показатели уже вернулись на допандемийный уровень. Но этого, конечно, мало.

«Необходим современный подход к управлению трудовыми ресурсами. Мы с вами уже подготовили согласованную редакцию закона о работе в дистанционном режиме, расширили возможности трудиться вне офиса, установили порядок временного перевода сотрудников на так называемую удалёнку», — перечислял Михаил Мишустин.

Внимание властей к уровню занятости оказалось, возможно, наибольшим за все предыдущие годы. Впрочем, и ситуация на рынке труда сложилась чрезвычайная. Тем не менее, важно, что правительство делает ставку на то, чтобы не просто раздать гражданам страны деньги, а позволить им зарабатывать.

Но, конечно, прямые выплаты гражданам в прошлом году многих удержали на плаву. На поддержку населению направили больше 2,5 трлн рублей. Финансовую помощь, по словам Мишустина, получила каждая вторая семья. И в этом году выплаты продолжатся — беременным, родителям-одиночкам и так далее. Но, как уже отмечал Expert.ru и его собеседники, в помощи зачастую нуждаются и те, у кого детей нет.

Реальный шанс исправить финансовое положение этим людям даст так называемый социальный контракт. 

«Для малообеспеченных семей продолжим развивать систему социальных контрактов. Они помогают преодолеть непростую жизненную ситуацию, и получить помощь государства можно не только с поиском работы или повышением квалификации, но и с открытием бизнеса, а также при ведении личного подсобного хозяйства. В прошлом году заключено свыше 100 тыс. таких контрактов. Мы существенно расширили их возможности, и с текущего года такой мерой поддержки можно воспользоваться во всех регионах страны», — сообщил премьер-министр.

Как поясняет руководитель аналитического департамента АMarkets Артем Деев, система социальных контрактов применяется для поддержки малоимущих семей следующим образом: деньги государством выдаются семье с условием, что эти средства в дальнейшем приведут к улучшению благосостояния. Социальная служба оценивает уровень жизни и возможности семьи и предлагает средства, которые малоимущие могут потратить на приобретение средств производства — на то, что в дальнейшем им позволит зарабатывать. Это может быть автомобиль, если кто-то в семье занимается перевозками, или другие материальные средства (оборудование, площади). Таким образом микробизнес и самозанятые могут получить возможность безвозмездно использовать деньги государства для улучшения материального состояния семьи.

«Эффективность таких мер действительно оправдана и эффективна, если речь идет о людях, попавших в сложную ситуацию. Эта программа реализуется на принципе добровольности, она призвана помочь людям, которые хотят изменить свою жизнь и занять устойчивую экономическую позицию. Деньги, полученные по программе, не должны возвращаться в бюджет территории, это, так называемый "социальный грант", и это безусловно плюс "социального контракта"», — комментирует механизм Елена Григорьева.

«У правительства достаточно инструментов»

Премьер не обошел вниманием тему роста цен. Судя по всему, она действительно волнует не только граждан, ежедневно наполняющих магазины, и не только предпринимателей, имеющих дело с растущими издержками, включая рост стоимости денег, но и капитанов экономической политики. Правда, сами капитаны на своих белых мундирах не видят пятнышек, но хотя бы замечают брызги от этой проблемы. 

Попеняв крупнейшим крупнейшим развитым странам на мягкую монетарную политику, разогнавшую инфляцию в мире (эта проблема действительно все актуальнее), Михаил Мишустин отметил, что «многие предприниматели, не желая терять выгоду, подняли внутренние цены вслед за мировыми». Причем, это стало оборотной стороной успехов в наращивании экспорта продукции АПК.

«Важно сказать ещё об одной причине, почему растут цены. Это жадность отдельных производителей и торговых сетей, — сделал премьер свое самое цитируемое по итогам нынешнего отчета заявление. —И здесь хочу напомнить, — продолжил он — у правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе во всех сферах».

Конкретно об этих инструментах больше ничего сказано не было. Напротив, предваряя процитированные слова, докладчик указал: чтобы сдержать цены на социально значимые товары «мы сделали выбор в пользу экономических инструментов» — таковы «долгосрочные компенсационные механизмы, которые снижают зависимость внутренних цен от мировых. Теперь эта экспортная пошлина в виде субсидий возвращается производителям, а не платится напрямую в федеральный бюджет».

Также, по словам Михаила Мишустина, «мы поддержали производителей муки, хлеба, сахара и другой агробизнес, который поставляет продукцию на внутренний рынок. На это дополнительно выделили около 15 млрд рублей».

Он добавил, что «результат сдерживания цен, конечно, никого из нас полностью не устраивает. Но если бы не принятые меры, обсуждать пришлось бы не их эффективность, а взрывной, неконтролируемый рост цен». Таким образом, собственно экономические меры так или иначе работают.

Что говорить, цены действительно раздражающий фактор, а их бенефициары не многочисленны (хотя после хлесткого заявления в их число молва способна записать всех вообще предпринимателей). Но вот только много ли в планах правительства, даже в самых «прорывных», говорится о насыщении товарами внутреннего рынка? По крайней мере, прямо соответствующего такого задаче нацпроекта нет, а именно набор национальных проектов определяет сейчас направления экономической стратегии. А нацпроект по стимулированию экспорта, в том числе сельскохозяйственного, существует.

Научный подход

Но не будем больше буками. Вобще говоря, планы на этот год весьма амбициозны. Власти намерены поддерживать практически все отрасли: от турбизнеса и культуры до авиастроения и машиностроения. Это позволяет предположить или надеяться, что что-то начнет меняться.

Михаил Мишустин подчеркнул, что некоторые направления и сами в период пандемии, что называется, расцвели — фармсектор, производство всевозможных медицинских расходников.

«Масок мы можем производить теперь в 15 раз больше, чем год назад, защитных костюмов — в 33 раза, медицинских перчаток — в 40 раз, аппаратов искусственной вентиляции лёгких — в 24 раза, антисептиков — в 8 раз», — сообщил премьер-министр, указав, что только за счет Фонда развития промышленности было поддержано более 100 «антиковидных» проектов.

Но ковид, к счастью, не вечен (если верить Михаилу Мишустину, в России вообще создается «санитарный щит», который попросту не оставит ни коронавирусу, ни другой заразе никаких шансов). А если говорить о будущем, то оно в Белом доме видится таким, каким его рисовали фантасты всех времен — цифровым.

«Отдельное внимание мы уделяли и перспективным направлениям, прежде всего развитию электронной промышленности. Это основа формирования фундамента цифровой трансформации нашей страны. Мы кратно увеличили бюджетное финансирование отрасли, а в трёхлетнем бюджете планируется выделение почти 280 млрд рублей. Нам предстоит обеспечить полномасштабный переход на отечественные аппаратно-программные комплексы, на которых будут базироваться ключевые сервисы для людей, государства и бизнеса», — рассказал Мишустин.

Причем инвестиции в IT отрасль доказали свою оправданность еще в прошлом году. Экспорт услуг в сфере информационных технологий вырос в 2020 году на 6,5%.

«Нам предстоит провести глубокую настройку всей научной сферы, для того чтобы она приносила конкретные результаты. По поручению Президента в ближайшие три года на фундаментальные научные исследования из федерального бюджета мы направим свыше 1,5 трлн рублей», — сообщил Мишустин, подчеркнув, что будет также кардинально обновлен подход к финансированию науки.

«Будет существенно сокращен путь от разработки до внедрения перспективной технологии. Государство выступит здесь заказчиком, прежде всего в сферах, критически важных для страны», — пояснил премьер.

Он также сообщил, что одним из приоритетов будет «укрепление, качественное наращивание потенциала сети современных вузов на всей территории нашей страны». До конца мая будет запущена новая программа поддержки университетов «Приоритет 2030», направленная на развитие исследований, образования, разработок, инноваций, технологий и территорий.

Пока, впрочем, не ясно, учтет ли новая программа проблемы, ранее отмеченные экспертами и даже аудиторами Счетной палаты у проекта «5-100» — государственной инициативы, направленной на то, чтобы российские ВУЗы заняли достойное место на глобальном рынке образовательных услуг. То есть, нельзя сказать, что никакого положительного эффекта от проекта нет — многие ВУЗы запустили ряд интересных направлений деятельности, повысилась их цитируемость в международном научном сообществе. Но, во-первых, поддержка учебных заведений оказалась неоднородной. Во-вторых — наблюдается явный перекос по направлениям: многие зацепились за цифровые технологии, игнорируя при этом, например, потребности крупнейших предприятий своих регионов.

Впрочем, без ошибок и перекосов не обходится ни одно начинание. Но это не повод откладывать их «до лучших времен». Тот же пересмотр финансирования науки, совершенствование системы высшего образования — вопросы, назревшие давно. Да что там наука, строительство новых школ, ремонт больниц, элементарное обеспечение станций «Скорой помощи» машинами — все это также ждало, пока не грянула пандемия. Такой вот получился мрачный импульс. Но уж какой есть. Теперь, главное — не растерять его по пути и все-таки реализовать запланированное, не дожидаясь новой катастрофы.