Новая интифада

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
13 мая 2021, 12:32

Интифада или новая еврейско-арабская война – этими словами политики и журналисты все чаще называют нынешние события в Израиле и Палестине. Увы, основания именно так трактовать происходящее более чем веские. Количество погибших исчисляется десятками, раненых – сотнями, а самое главное, пока никто не готов остановиться

EPA

Конфликт приобретает новые черты

Для Израиля – начата и далека от финала антитеррористическая операция «Страж стен», для ХАМАС – продолжается наступление «Меча Аль-Кудса». Если бы дело ограничивалось только привычными стычками на палестинских территориях и взаимными обстрелами было бы еще полбеды. Происходит необычное для Израиля. Здесь идут столкновения между местными, не палестинскими, арабами и еврейской молодежью. Прямо-таки сводками с района боевых действий выглядят новости из города Лод, где, как, возможно, сгущая краски, заявил местный мэр, власти потеряли контроль над ситуацией. Неожиданный участник противостояния с еврейской стороны – футбольные фанаты из группировки «Ла фамилия». Традиционно радикалы-евреи, жаждущие активных действий, шли в силовые структуры или, если их туда не брали, объединялись вокруг религиозных партий и политических организаций. А сейчас, как в Европе, биться стенка на стенку идет националистическая околофутбольная молодежь.  

Тенденция новая, а все равно выглядит как привет из прошлого, давно пройденного и осужденного. Израильские экстремисты не вели самостоятельной войны с арабами с девяностых годов. Не в последнюю очередь это результат усилий правоохранительных органов. Первый «звоночек», означающий, что с вооруженной националистической самодеятельностью надо заканчивать, прозвучал для них в 1994 году, когда Барух Гольдштейн, симпатизирующий радикалам из движения «Ках» устроил бойню в мечети Ибрагим, убив 29 мусульман. Вторым «звоночком» стало, конечно, убийство подписанта мирных соглашений с палестинцами Ицхака Рабина экстремистом Игалем Амиром в 1995 году. Его «услышало» уже все израильское общество. Еврей убил еврея по политическим мотивам. Такое самые убежденные сторонники Израиля в библейских границах и в страшном сне представить не могли.  

«Меня не интересует, кипит ли у вас кровь, самосуд недопустим», - под этой фразой, брошенной на днях главой правительства Биньямином Нетаньяху вплоть до недавнего времени готова была подписаться вся страна.  

Теперь же в израильском обществе что-то изменилось. Причем, произошло это на фоне, казалось бы, затухания еврейско-арабского конфликта. «Палестинский вопрос», как минимум, последнее десятилетие откровенно уходил на периферию внимания ближневосточных политиков. Особенно четко это было видно, когда США руководил Дональд Трамп. Его произраильские инициативы (перенос посольства в Иерусалим, признание Голан территорией Израиля, посредничество в налаживании отношений еврейского государства и монархий Персидского залива) на удивление хорошо принимались властями арабских стран, которые поддерживали их, когда молчаливо, с минимумом ритуального возмущения, а когда и открыто. Не до Палестины им. Есть проблемы поактуальнее – Иран, например.  

Теперь выясняется, что государственные мужи, вроде бы уже решившие, что для общего блага палестино-еврейский конфликт должен уйти в прошлое, забыли спросить арабскую улицу. А заодно и еврейскую. 

Политики не успевают за общественными процессами

Происходящие события можно, по крайней мере, отчасти считать следствием процессов в двух общинах, за которыми не успевали политики. Израиль правеет. Доля религиозных евреев в населении страны, из-за высокой рождаемости, растет. Кроме того, левые партии никак не могут выйти из затяжного идейного кризиса. Их прежняя ставка на размежевание с Палестиной не оправдалась, а ничего нового для разрешения давнего конфликта они пока не придумали. Меняются и арабы. Их численность, что в Израиле, что в Палестине, увеличивается, причем за счет мусульман, а не христиан. И здесь есть разочарование в традиционных лидерах. Руководитель Палестины Махмуд Аббас находится на своем посту с 2005 года, Законодательный совет не меняется с 2006 года, с момента конфликта между ФАТХ и ХАМАС, когда под контроль последнего отошел Сектора Газа. Высокая безработица сохраняется, экономические проблемы не решены. Палестина как была, так и остается территорией, живущей за счет внешней помощи – ресурса более, чем ненадежного, о чем весьма бесцеремонно напомнил Трамп. При нем США перестали финансировать Палестинскую национальную администрацию, видимо, чтобы сделать Аббаса сговорчивее. Джо Байден, придя к власти, отменил решение предшественника. Восстановление финансирования Агентства ООН по оказанию помощи и организации работ, благодаря которому сводят концы с концами миллионы палестинцев, было одним из первых распоряжений нового президента, после вступления в должность. Но осадок, как говориться, остался.  

На конец мая и лето в Палестине назначили было выборы парламента и лидера, которые пройдут и в Секторе Газа, и на Западном берегу реки Иордан. По неподтвержденным официально сообщениям СМИ это связано с состоянием здоровья 86-летнего Махмуда Аббаса – у него, якобы, неоперабельное онкологическое заболевание. Однако 30 апреля он неожиданно перенес выборы на неопределенный срок. Объяснение следует искать, скорее всего, в результатах парламентских выборов в Израиле, которые были в марте. На них хороший результат показал Объединенный арабский список, по своим программным установкам, близкий скорее к ХАМАС, чем к ФАТХ. У него в кнессете теперь 4 места. Больше было только в 1999 году. Не исключено, что и на выборах в Палестине успех бы ждал ХАМАС, чего Аббасу и его окружению, конечно, очень не хочется. 

Неопределенность во власти есть и с еврейской стороны. Очередные досрочные парламентские выборы привели к очередному же неопределенному результату. Ни одна партия или блок не смогли получить 61 место в кнессете, необходимое для формирования парламентского большинства и правительства. Начались трудные переговоры. За отведенные законом 28 дней набравшая большинство голосов партия «Ликуд», возглавляемая Нетаньяху, не смогла договориться о создании коалиции. Право вести эти переговоры было передано «серебряному» призеру выборов – левоцентристской партии «Еш Атид» Яира Лапида. Произошло это 5 мая – аккурат перед началом волнений. Немедленно появилась отдающая конспирологией теория, будто бы Нетаньяху, не желающий терять власть сам спровоцировал беспорядки. Он-де каким-то образом смог повлиять на суд, принявший решение выселить палестинские семьи из иерусалимского района Шейх-Джаррах (с этого события и начались столкновения). Левые, отстаивающие эту теорию, очень преувеличивают свои возможности лишить Нетаньяху власти. Лапиду будет так же трудно сформировать коалицию, что и правым, и в любом случае она получится очень неустойчивой. У Нетаньяху к тому же есть запасной вариант – пойти в президенты, которого кнессет выберет в июне. Для формирования коалиции у «Ликуд» с союзниками голосов не хватит. А для избрания своего лидера президентом может и хватить.  

Велика вероятность того, что этим летом пройдут новые досрочные выборы в кнессет. В чью сторону качнутся настроения избирателей, Нетаньяху или его оппонентов, причем, может быть, справа, а не слева? Ответ на этот вопрос дается сейчас, в столкновениях на улицах городов, в атаках Сектора Газа и отражениях ударов ракет «Кассам». В Палестине политической определенности больше. Рискни Аббас объявить этим летом выборы – победу одержит ХАМАС. Недаром палестинская молодежь, участвующая в столкновениях, выкрикивает имя Абу Халида. Это псевдоним Мохаммеда Дейфа, лидера «Бригад Изз ад-Дина аль-Кассама», военного крыла ХАМАС, который, если переживет эту интифаду, становится кандидатом номер один на пост преемника Аббаса. 

Впрочем, выборы в регионе станут главным политическим событием ближайшего времени только если интифада не затянется и будет кровавой, но безрезультативной. А так может и не быть. Не следует забывать, что пока подозрительно тихо на потенциальном северном фронте, у Ливана, где действует движение «Хезболла». Если оно вмешается, да его еще поддержат извне, то новая еврейско-арабская война из локального конфликта превратится в глобальный. Со всеми вытекающими последствиями, грустными и, увы, непредсказуемыми.