Мы не жадные!

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
13 мая 2021, 15:42

Производители продовольствия возразили Михаилу Мишустину. Глава ассоциации «Руспродсоюз» в ответ на слова премьера о жадности производителей как одной из причин роста цен заявил, что производители не получают сверхприбылей, а если есть картельный сговор, его должна выявить ФАС.

Коллаж: Тамара Ларина

В Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» не согласны с оценкой, прозвучавшей 12 мая в ходе отчета премьер-министра Михаила Мишустина перед депутатами Государственной думы. Напомним, что, по словам главы кабинета министров, одной из причин роста цен на продукты в России стала «жадность отдельных производителей и торговых сетей».

Как заявил глава ассоциации Дмитрий Востриков агентству РИА Новости, «если есть подтвержденные данные по картельному сговору, который дает возможность необоснованно повысить цену, то тут возражений нет — государство должно принимать меры. И если есть отрасль, где ФАС выявила признаки картельного сговора, то надо говорить о конкретной отрасли или монопольном положении конкретного предприятия. Но если имелось в виду, что бизнес и производители получают сверхприбыли, то с этим мы не согласны», — сказал он.

В подтверждение Дмитрий Востриков привел данные Росстата, согласно которым прибыль пищевой промышленности за 2020 год составила 1,6% от товарооборота, тогда как в среднем по всем отраслям — 2,3%, отметив, что переработчик оказывается между молотом и наковальней: с одной стороны — рост себестоимости, включая стоимость сырья, а с другой — невозможность провести коррекцию.

Глава «Руспродсоюза» считает, что для регулирования цен предпочтительно задействовать в экстренных случаях стратегические запасы государства, проводя товарные интервенции. Как и премьер министр, он указал на мировую продовольственную инфляцию, но не как на притягательный для экспортеров момент, а как на фактор, влияющий и на Россию: «По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), в мире цены на продукты питания выросли почти на 31% по сравнению с прошлым годом», сказал он.

При этом Дмитрий Востриков не исключает, что торговые сети действительно зарабатывают на росте цен на продукты питания.

По мнению управляющего партнера Экспертной группы Veta Ильи Жарского, «данная проблема носит комплексный характер и переводить стрелки на отдельных производителей и сети — это, скорее, часть эмоционального высказывания премьера, чем реальные причины».

Он считает, что ситуация с ценами на социально значимые продукты и другие их виды является комплексным следствием того, что происходит в экономике, в том числе и из-за последствий распространения коронавируса. «Производители продуктов питания повышают цены в соответствии с ростом собственных издержек на производство, не стоит забывать, что в прошлом году немалую статью расходов затребовали меры на борьбу с ковидом, поэтому поэтапное повышение цен вслед за растущей не официальной инфляцией, это вполне закономерный процесс», — полагает эксперт.

Сети, в свою очередь, говорит он, ввиду ажиотажного спроса, подстегнутого ковидом, также закладывали в стоимость еще и собственную маржу и те же самые ковидные издержки, поэтому рост цен не являлся неожиданностью. «Тут скорее вопрос к государству, которое обратило внимание на проблему достаточно поздно», — делает вывод Илья Жарский.

При этом, уточняет он, недостаточно внимания уделялось тому, что производители, в отличие от торговых сетей, находятся в более уязвимом положении, поскольку у них гораздо меньше возможностей повысить собственную маржу, чем у сетей, которые, в ситуации высокой конкуренции между производителями, могут диктовать им свои условия.

«Исходя из всего вышесказанного можно прийти к выводу, что время искать виноватых уже ушло, и сейчас необходимо создавать больше защитных и щадящих условий для ключевых участников рынка», — заключает Илья Жарский, предполагая, однако, что с учетом сложной ситуации с доходами населения проблема будет решаться еще длительное время, «и мы еще не раз услышим подобного рода новости».

Дело тут не столько в жадности, сколько в том, что активно растут мировые рынки продовольствия и сырья, считает сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute Николай Переславский. Индекс Bloomberg Commodities прибавил более 60% год к году, зерно подорожало на треть, масло — в два раза, сахар — примерно в полтора, кукуруза — чуть ли не на 300%, указывает он, отмечая, что это помимо роста цен на сталь и особенно древесину.

Столь сильный рост мировых цен объясняется очень просто — это последствия пандемии и засухи в некоторых областях мира, отсюда и повышенный спрос на продукты питания, отмечает он. При этом эксперт соглашается, что «производители и ритейлеры отталкиваются именно от мирового спроса, учитывая, что по ряду позиций выгоднее работать на экспорт». Николай Переяславский считает, в то же время, что меры сдерживания цен сейчас неплохо себя проявляют, зафиксировав отпускную стоимость на уровнях апреля.