В России запретят пластик. Но не весь

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
28 мая 2021, 17:37

Намерения правительства РФ запретить производство и использование целого ряда изделий из пластика похвальны, но решит ли это экологические проблемы?

Сергей Карпухин/ТАСС
Вице-премьер РФ Виктория Абрамченко

Посуда и еще целый ряд изделий из пластика будут запрещены к производству и применению в России — правительство готовит соответствующие законодательные предложения, сообщила в пятницу вице-премьер РФ Виктория Абрамченко. Выступая на IX Невском международном экологическом форуме в Санкт-Петербурге, она рассказала, что запрет коснется неперерабатываемых и трудноизвлекаемых видов пластика.

Помимо запрета на бытовой пластик, в России планируется вовлекать в оборот до 50 процентов вторичного сырья из промышленных и сельскохозяйственных отходов. Ожидается, что в результате объем захоронений мусора к 2030 году сократится вдвое. Кроме того, согласно соглашению в рамках ЕАЭС, в стране к 2025 будет полностью прекращено использование пластиковых пакетов.

Такие планы в отношение пластиковых изделий совершенно обоснованы с точки зрения экологии: те же пластиковые пакеты в естественных условиях разлагаются около 100 лет, и будущие археологи смогут изучать по им материальную культуру XX—XXI веков. Специалисты, впрочем, указывают, что параллельно надо будет понять, чем заменить пластиковые упаковки, поскольку очевидная замена — бумага или картон — залатает одну дыру в экологии, но пробьет другую.

Улучшая экологию, главное — не навредить

Основная проблема пластика заключается в том, куда его девать после использования, поскольку только несколько его видов поддаются переработке без ущерба для экологии, объясняет общественный уполномоченный по вопросам экологии Москвы Михаил Замарин.

«В России из 70 млн тонн твердых бытовых отходов, которые образуются за год, около 90 процентов просто закапывают в землю на полигонах, — говорит он. — Какой процент этих ТБО составляет неперерабатываемый пластик, вам точно вряд ли кто-то скажет, потому что производители пластика хранят эти цифры как военную тайну».

Виктория Абрамченко объявила на Невском форуме, что к 2030 году около 85 процентов упаковки будет перерабатываемой. Во многих регионах для сбора пластика у домов давно стоят отдельные контейнеры. Но раздельный сбор мусора никоим образом не является панацеей от загрязнения окружающей среды, комментирует Замарин. Дело в том, что из семи видов пластика, которые выпускаются в России сегодня, вторичному использованию может быть подвержено только три. Спрос на вторсырье из остальных видов на рынке отсутствует.

«Самый высокий спрос на рынке вторсырья существует на пластик типа ПЭТ — на изделиях он обозначается треугольником с цифрой «1» внутри. Производители пластиковой посуды платят за килограмм такого пластика 25—30 рублей, и он всегда в дефиците, — говорит Замарин. — Но это практически единственный вид пластика, который используется в замкнутом цикле. У всех прочих пластиковых отходов участь одна — мусорный полигон».

Сжигать неперерабатываемые виды пластиковых отходов — тоже сомнительное решение, хотя «Ростех» работает над поисками наименее вредного способа их утилизации. При сжигании образуются выбросы, которые загрязняют атмосферу, поэтому решая одну проблему, сжигание тут же создает другую. И выход лежит на поверхности: не производить такие виды пластика, которые заведомо не подлежат вторичной переработке.

«Заставить производителей отказаться от выпуска таких изделий можно двумя путями: либо административно-законодательным запретом, либо доведением экологических платежей до такого уровня, когда производство «неубиваемого» пластика станет экономически нецелесообразным, — говорит Замарин. — Принцип расширенной ответственности производителя как раз на это и направлен».

Институт расширенной ответственности производителей (РОП) действует в рамках федерального проекта «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами» национального проекта «Экология». В соответствии с пунктом 10 статьи 24.2 Закона N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (1998 г.), в отношении упаковки, подлежащей утилизации после утраты потребительских свойств, обязанность выполнения нормативов утилизации возлагается на производителей и импортеров товаров в этой упаковке.

Но РОП не решает проблемы экологии; он решает вопросы экономки, подчеркивает Замарин.

«Производители в России пока не следят за тем, чтобы их продукция могла подвергаться вторичной переработке и повторному использованию, — констатирует он. — Многие сельхозпроизводители выступают против изъятия из оборота пластиковой тары и упаковки, ссылаясь на то, что их продукцию будет невозможно сохранять и транспортировать. Но это лукавство — ведь до изобретения пластиковой пленки хлеб, птица, мясо продавались вообще неупакованными. Люди ходили за подсолнечным маслом с металлическими бидонами или стеклянными бутылками. Производители просто не хотят заморачиваться, заменять технологические линии, усложнять производственные цепочки. Как экономист, я могу их понять, поскольку пластик — самый дешевый из имеющихся видом упаковки».

Главным производителем полимеров в России сегодня является «Сибур». Эта госкомпания — один из лидеров политики устойчивого развития. По словам Замарина, компания активно ищет альтернативы неперерабатываемому пластику, и то, что решение будет найдено, — вопрос времени. А En+ Group, например, финансирует 22 экопроекта в семи городах России в рамках социально-экологической программы «Мир со знаком плюс», которая с 2011 года реализуется по инициативе основателя компании Олега Дерипаски.

Конечно, соглашается Замарин, у запрета пластиковой посуды есть и оборотная сторона. Отказ от пластика приведет к росту спроса на альтернативные виды тары — в первую очередь, бумажной. А это приведет к росту вырубки лесов.

«Это действительно палка о двух концах, — говорит Замарин. — Если бы пластик было так просто чем-то заменить, не велась бы такая жаркая и длительная полемика. К сожалению, решения, которое устроило бы всех — производителей, экологов, политиков — не существует. Потому что сами «зеленые» решения на поверку иногда оказываются не менее вредными для экологии, чем те технологии, которым они противопоставляются».

Лучшим решением экологических проблем была бы победа в обществе психологии разумного потребления, но пока это остается только благим пожеланием, признаёт эксперт.

Экология против гонки вооружений

У усилий российского правительства «озеленить» экономику есть и более широкий контекст. Экологическая тематика давно стоит на повестке дня международного сообщества, и в Москве видят в этом возможности для диалога с Западом — в первую очередь с США, где «зеленая» тема объявлена администрацией Джо Байдена одним из приоритетов.

В России считают переговоры с США в рамках Парижского соглашения по климату частью общих усилий по восстановлению диалога между Кремлем и Белым домом. Именно поэтому президент Владимир Путин принял участие в организованном Байденом в апреле 2021 года климатическом саммите.

В последние годы крупный российский бизнес, работающий на международном уровне, действительно стал уделять больше внимания промышленной экологии и устойчивому развитию, отмечает директор фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев. Но, предупреждает он, не следует переоценивать значимость именно экологической темы как инструмента восстановления российско-американского диалога.

«Разговоров на эту тему в последние месяцы действительно много. Это явный признак того, что в Москве стараются «вписаться» в американское видение устойчивого развития. Администрация Байдена сделала «зеленую экономику» одной из своих целей, отменила ряд указов Трампа, касавшихся добычи углеводородов, строительства трубопроводов и т. д., и Россия официально поддержала такую политику», — говорит Рогулев.

Тем не менее, экологические вопросы находятся на далекой периферии двусторонних отношений, и рассчитывать, что совпадение взглядов по данной тематике вытянет, как паровоз, весь комплекс проблем, просто наивно, убежден он.

«Основным препятствием для нормализации российско-американских отношений как были, так и остаются вопросы стратегических вооружений, и именно на их обсуждение Путин и Байден потратят больше всего времени в ходе предстоящего саммита», — уверен Рогулев.

Он сильно сомневается и в том, что какие бы то ни было льготы, которые российское правительство может предоставить компаниям, проводящим ecology-friendly политику, станут серьезной приманкой для иностранных, в том числе американских, инвестиций.

«Пытаться улучшать отношения, привлекать иностранный бизнес размахивая «зеленым флагом» — значит подходить к вопросу не с того конца. Пока на Западе сохраняется масштабное, по всем направлениям, недоверие к России, любые договоренности по конкретным экологическим вопросам погоду не сделают», — резюмирует Рогулев.