России не хватает собственного стратегического сырья

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
31 мая 2021, 14:03

Счетная палата заявила, что управление государственным фондом недр в России осуществляется недостаточно эффективно. В том числе — в области добычи стратегических видов сырья.

Коллаж: Тамара Ларина

Недостаток передовых технологий, низкий объем инвестиций в геологоразведочные работы и плохое управление государственным фондом недр привели к тому, что более трети стратегических видов минерального сырья и свыше 60% дефицитных видов полезных ископаемых России приходится импортировать. Об этом свидетельствует низкий уровень показателей воспроизводства дефицитных и стратегических полезных ископаемых.

Данные, позволяющие делать такие выводы, содержатся в отчете по результатам контрольного мероприятия, носившего название «Оценка эффективности управления государственным фондом недр в 2018—19 годах и истекшем периоде 2020 года в целях устойчивого обеспечения базовых отраслей экономики страны видами минерального сырья, ресурсы которых недостаточны и обеспечиваются в том числе за счет импорта». Проверку, которая длилась более полугода, Счетная палата завершила 28 февраля 2021, но ее итоги были опубликованы на сайте ведомства только 20 мая. 

Наибольшее снижение, гласит отчет, наблюдается по каолину (—16,02 %), германию (—8,20 %) и сурьме (—7,17 %). Из полезных ископаемых, которые отнесены и к стратегическим, и к дефицитным, снижение наблюдается по всем позициям, кроме циркония, демонстрирующего незначительный рост. Из-за низкого качества руд по отдельным видам сырья, а также отсутствия эффективных технологический их извлечения и переработки, добыча некоторых стратегических и дефицитных видов минерального сырья осуществляется в недостаточном объеме. Этим и обусловлена необходимость их частичного, а в некоторых случаях, полного импорта. 

Потребности отраслей экономики в марганце, хроме, титане и литии обеспечивались за счет импорта полностью, а по цирконию показатель в среднем за период составил 87,2%. Возникновение перебоев в импортных поставках может создать риски для полноценного функционирования отраслей черной и цветной металлургии, военно-промышленного комплекса, авиакосмической отрасли, химической промышленности, медицины.

Счетная палата называет целый ряд основных проблем, связанных с использованием госфонда недр. Это, во-первых, низкая рентабельность значительной части месторождений дефицитных видов руд, извлечение и переработка которых требуют применения современных дорогостоящих технологий. Уровень отечественных технологий сложным условиям изучения и разработки таких месторождений не соответствует. Во-вторых, в бизнес-среде преобладает интерес к максимально быстрому получению прибыли, а значит — к экономии на технологических решениях, соответствующих принципам рационального природопользования, охраны окружающей среды, жизни и здоровья людей. 

Своя добыча выгоды не гарантирует

Главный аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов считает, что причинами столь высокой зависимости России от импорта марганца, хрома, титана, боксита, меди и т.п. стала совокупность факторов — от налоговой политики государства в сфере добычи полезных ископаемых до отсутствия у компаний возможности использовать эффективные инструменты для добычи и обеспечения потребностей внутреннего рынка.

Другими словами, куда выгоднее добывать нестабильно высокую в цене, но стабильно экспортируемую нефть, чем инвестировать в сложную геологоразведку, затратную добычу и переработку, поясняет эксперт.  Государственные ответственные органы также не создают соответствующих условий — с 2018 года финансовое обеспечение мероприятий госпрограммы «Воспроизводство и использование природных ресурсов» снизилось на 1,5%, то есть на 467 млн рублей. А если снижается стимулирование от государства, то ожидать какого-либо чуда в этой области просто неоткуда, полагает Антонов.

Подтверждает это и официальная статистика: из 29 видов импортируемых твердых полезных ископаемых, эффективные геологоразведочные работы не ведутся в отношении примерно 86%, говорит он. Непонятна, с точки зрения Антонова, и стратегия ведомств и отраслевых компаний в отношении того, каким должен быть системный комплекс мер по импортозамещению. В качестве исключения можно назвать разве что отдельные подвижки в отношении титана и марганца.

Так или иначе, импорт основных видов минерального сырья в Россию сегодня существенно превышает долю внутреннего обеспечения, констатирует эксперт. Объективно, запасы, которыми располагают отечественные недра, достаточны для обеспечения нужд оборонной и гражданской промышленности. Но для того, чтобы пробудить интерес инвесторов и профильных компаний, необходимы не только государственная воля и господдержка, но также и благоприятные экономические условия. 

Геологоразведка и добыча стратегического и дефицитного сырья входят в категорию высокозатратных и долго окупаемых, отмечает Антонов. Кроме того, сами отрасли, потребляющие это сырье, должны быть мотивированы переходить с импорта на внутренние поставки. В нынешних экономических условиях на это потребуется не один год и даже не пять лет, а гарантий, что цена за условную единицу того или иного вида российского сырья будет существенно отличаться от цены импортного, никто не даст. 

То есть, импорт в данном случае не оказывает очевидно негативного влияния на развитие отечественных отраслей промышленности, поясняет Антонов. Проблема, скорее, в том, что деньги не остаются в российской экономике. Но при таком высоком финансовом уровне захода отраслевым компаниям сегодня выгоднее вкладываться в более стабильные экономические проекты. 

Остается надеяться, что при должном уровне вовлеченности государственных и ответственных ведомств ситуация сможет измениться в лучшую сторону, заключает эксперт.

Рост импорта остановит только госпрограмма

Общеизвестно, что по запасам природных ресурсов Россия занимает одно из ведущих мест в мире, говорит преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. По самым скромным оценкам, стоимость только разведанных запасов составляет на сегодня 27—30 трлн долл. или порядка 40% мировых природных богатств.

Однако реальное использование столь мощного потенциала наталкивается на определенные проблемы, связанные прежде всего с географией месторождений и особенностями их освоения, полагает эксперт. Хотя в целом природные ресурсы распределены по территории страны достаточно равномерно, основные залежи цветных металлов расположены в труднодоступных районах со слабо развитой инфраструктурой и ограниченными трудовыми ресурсами. К примеру, основные запасы титановых и марганцевых руд расположены в Сибири и Забайкалье, а главными источниками хрома являются полярный Урал и Ключевское месторождение.

Полезный выход металла из добываемой руды очень низок, напоминает Гожий. Экстенсивные возможности освоения ископаемых ресурсов за счет открытых разработок были практически исчерпаны (за исключением углеводородов) в советское время. Дальнейшее увеличение добычи ряда полезных ископаемых, особенно руд цветных металлов, связано с колоссальными расходами — при современном уровне развития технологий затраты на освоение и добычу сырья могут в семь и более раз перекрыть доходы от его реализации.

Но развитие современных производств требует все больше цветных металлов, а следовательно — роста их ввоза из-за рубежа, вместе с которым растет и зависимость российской экономики от импорта.

Следовательно, отмечает Анатолий Гожий, очевидна необходимость разработки перспективных месторождений. А это возможно только на основе масштабной государственной программы создания развитой промышленной инфраструктуры и привлечения иностранного капитала — возможно, на базе концессионных соглашений.