10 вещей, появившихся в результате войны и Победы

Дмитрий Машенских
корреспондент Expert.ru
9 мая 2021, 00:17
Евгений Халдей
Флаг Победы

Итогом народного подвига 1941-1945 годов стала, наряду с самой победой в Великой Отечественной войне, череда совершенно новых вещей в широком смысле слова: изобретений, устройств, методов, институтов. Без войны бы их не было, или бы они появились значительно позже. Чему-то, быть может, лучше и не существовать, но это было необходимо, иное относится к новациям, символизирующим прогресс. Взгляд на них заставляет задуматься о том, что 6 лет Второй Мировой, включая без малого 4 года (1418 дней) Великой Отечественной войны самым решительным образом повлияли на развитие цивилизации. Наряду со всем известными крупнейшими нововведениями мы вспомнили и забытое, и малоизвестное, но знаковое и очень важное.

Атом военный и мирный

Явившись поначалу тормозом в области исследований тайн атомного ядра в СССР, война впоследствии стала как главным катализатором процесса создания ядерного оружия, так и причиной возникновения советской мирной атомной индустрии.

До самой Второй Мировой войны исследования в области деления атомного ядра представлялись имеющими сугубо теоретический характер. Результаты работ публиковались открыто. Но масштаб и характер навязанной миру немецким фашизмом войны на уничтожение резко активизировал научный поиск в ином, казавшемся невероятном направлении, тем более, что задумались о создании супероружия в самой Германии.

11 февраля 1943 года Государственный комитет обороны СССР выпустил распоряжение №2872 «О мерах по успешному развитию работы по урану», а 12 апреля того же года под руководством выдающегося физика и организатора Игоря Курчатова была создана знаменитая Лаборатория №2 АН СССР, будущий «Курчатовский институт».

К тому моменту и немецкая ядерная программа (т.н. «Урановый проект») и американский «Проект Манхэттен» уже могли похвастаться опытом создания реакторов, способных поддерживать реакцию деления (правда, реактор в Германии проработал недолго и взорвался). Это побуждало максимально интенсифицировать процесс создания отечественного аналога.

Но настоящего размаха советский атомный проект достиг, как известно, вскоре после показательного применения ядерного атомного оружия американцами в августе 1945 года. Несмотря на статус союзников, в США и не думали делиться с «Советами» атомными секретами. В СССР для работ по бомбе было создано КБ-11 в будущем Арзамасе-16.

В «Справке о строительстве специальных объектов», поданной, по данным главного конструктора и научного руководителя этого КБ Юлия Харитона, на имя Сталина, говорится: «за период с конца 1945 г. и по 1 сентября 1949 г. Главпромстроем МВД СССР было построено и введено в действие 35 специальных объектов, в том числе научно-исследовательских институтов, лабораторий и опытных установок — 17, горнорудных и металлургических предприятий — 7, комбинатов и заводов основного сырья — 2, химических предприятий — 5, машиностроительных и прочих предприятий — 4… Продолжается строительство 11 научно-исследовательских и промышленных объектов, а также жилых домов и коммунально-бытовых сооружений. Наряду с этим ведутся работы по дальнейшие работы по развитию и наращиванию новых мощностей на введённых в действие объектах».

К тому моменту общая численность людей, занятых созданием атомного оружия составляла, согласно другой справке, уже более 230 тысяч человек. Таким образом, к 1949 году страна получила не только саму атомную бомбу, но и полноценный ядерный оружейный комплекс, ставший основой будущей атомной промышленности страны.

А в последующие десятилетия СССР стал обладателем и ядерного энергетического комплекса, и атомного ледокольного флота, в стране научилась применять достижения ядерной науки в различных областях промышленности и медицины.

Созданное в 1953 году Министерство среднего машиностроения, в чьи задачи входило управление атомной отраслью, включало в себя (на момент своего преобразования в 1989-м) почти три десятка одних только главных управлений. В структуру министерства входило 45 научно-исследовательских, проектных и конструкторских институтов, 18 закрытых городов и предприятий ядерно-оружейного комплекса (включая знаменитые Арзамас-16 (нынешний Саров), Челябинск-70 (современный Снежинск), Свердловск-44 (сегодня — Новоуральск) и пр.), около 30 специализированных промышленных предприятий и комбинатов, 6 АЭС (включая первую в мире, Обнинскую), около десятка совместных предприятий со странами социалистического лагеря.

В настоящее время российская атомная отрасль в лице госкорпорации «Росатом» включает в себя более 400 предприятий и организаций, где трудится свыше 275 тыс. человек. На АЭС вырабатывается свыше 20% электроэнергии в стране. А саму ее защищают мощные ядерные щит и меч.

Источники:

  1. Гончаров Г.А., Рябев Л.Д. «О создании первой отечественной атомной бомбы//Успехи физических наук» Том 171
  2. Кузнецов В.Н., «История атомного проекта на Урале»
  3. Научно-техническая библиотека сибирского отделения РАН, «Новости сибирской науки»

От ГИРДА до «Востока»

Ещё одним следствием войны стало создание и последующее масштабное развитие отечественной ракетно-космической отрасли. Надо сказать, что достаточно успешные исследования и работы в этой сфере велись в Советском Союзе и до войны. Вспомним небезызвестный ГИРД, («Группу по изучению реактивного движения»), уже в августе 1933 года осуществившую запуск жидкостно-баллистической ракеты ГИРД-09, и Газодинамическую лабораторию (ГДЛ), также в 1920-30-е годы весьма плодотворно занимавшуюся разработкой ракетных снарядов на бездымном порохе. Но значимым толчком к ускоренному процессу создания ракет, к развитию, в дальнейшем, ракетной промышленности и ракетной отрасли в целом, стала сначала приближающаяся угроза полномасштабной войны, а затем — и она сама.

Уже в 1938 году реактивные снаряды, разработанные в стенах Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ, созданного на базе ГИРД и ГДЛ), поступили на вооружения в войска, а в 1939-м применялись на Халкин-Голе. В 1941 году в НИИ №3 НКБ (в который был преобразован РНИИ) были созданы и позже задействованы на фронте пусковые установки БМ-13, легендарные «Катюши», оснащённые реактивными снарядами.

Германия в период войны далеко продвинулась в разработке, производстве и применении баллистических ракет с жидкостным двигателем ФАУ. А когда после окончания войны основная часть немецких ракетных разработок, как и сам их конструктор Вернер фон Браун, попали в руки американцев, вопрос о создании собственных ракет встал перед СССР в полный рост.

Но первым делом советские инженеры также изучили немецкий опыт и собрали, что смогли из деталей и оборудования в рамках деятельности организованного в 1945 году на территории побежденной Германии института «Нордхаузен». Туда и приехал недавно освобожденный из «шарашки» полный энергии и планов Сергей Королев, чтобы очень вскоре стать мотором всех работ по ракетной тематике.

13 мая 1946 года было принято постановление Совета министров СССР №1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения», предусматривающее создание при правительстве специального комитета по реактивной технике, а также НИИ, КБ, и испытательных полигонов, для решения поставленных в этой области задач. Данное постановление можно считать стартом полноценной ракетной программы в Советском Союзе. Используя трофейные ФАУ-2, а также разработки научного коллектива НИИ-88, занимавшегося упомянутой проблемой, сразу после окончания войны Королёв с группой конструкторов, включая двигателиста Валентина Глушко, приступил к созданию будущего советского ракетного щита.

В 1948 году был осуществлён успешный запуск первой советской крупной баллистической ракеты, одноступенчатой Р-1. Это еще была ФАУ, но последующие ракеты уходили от прототипа все дальше. А в 1956 году ОКБ-1 НИИ-88, под руководством Королёва, была создана совершенно оригинальная двухступенчатая баллистическая ракета Р-7, с дальностью полёта 8000 км, способная нести отделяемую головную часть массой до трёх тонн. Она стала первой в мире межконтинентальной баллистической ракетой (МБР).

Именно «Семерка» оказалась не только средством доставки ядерного заряда на необходимую дальность, но и ракетой-носителем, которая вывела на орбиту и первый искусственный спутник Земли в 1957 году, и первого космонавта планеты Юрия Гагарина, в 1961 году, в рамках космической программы «Восток».

Дальнейшие годы, с созданием новых МБР силами уже других КБ (отсюда пошел и известный «Протон») с пилотируемой космической программой и полетами к Луне и планетам, стали временем триумфального развития советской ракетно-космической отрасли. Апофеозом были орбитальная станция «Мир», выведенная в космос в 1986 году, а также создание многоразовой транспортной космической системы «Энергия» — «Буран» в 1988 году.

И уже не первое десятилетие безотказно служат российской и мировой космонавтике «Союзы», в основе которых все та же «королевская» «Семерка». Но уже есть и первые старты новой ракеты «Ангара».

Источники:

  1. Глушко В.П., «Развитие ракетостроения и космонавтики в СССР»
  2. «Советская космическая инициатива в государственных документах», 1946-1964 гг.

Без винта

Следующее достижение, напрямую связанное как с предыдущей темой так и, соответственно, с войной — создание реактивной авиации. Упомянутый выше НИИ №3 НКБ, занимавшийся созданием ракетных двигателей, построил первый советский ракетоплан «РП-318-1», и провёл его испытания до войны, в феврале 1940 года. Данные испытания, надо сказать, показали весьма скромные результаты. Впоследствии, уже в военной время, в ОКБ под руководством Виктора Болховитинова создали «БИ-1» — первый советский самолёт с жидкостным ракетным двигателем, но этот проект не получил своего развития в силу ряда объективных причин и был закрыт в 1943 году.

Немцы же к 1943-44 гг. серьёзно продвинулись вперёд в этом отношении, уже имея на вооружении реактивные истребители Me-262 ( «Мессершмитт») и He-162 VolkSjager («Хейнкель»), а также реактивный бомбардировщики Ar-234 («Молния»). Аналогичными машинами с 1944 года обладали и англичане (у них был реактивный истребитель Gloster Meteor), и американцы, которые также с 1944 года имели в составе своих ВВС реактивный истребитель Lockheed F-80 Shooting Star, а с 1945 года — реактивный палубный истребитель McDonnell FH-1 Phantom. Принимая во внимание данный факт создание отечественного реактивного истребителя было поручено Совмином СССР сразу четырём КБ, под руководством Микояна, Яковлева, Лавочкина и Сухого. Итогом напряжённой работы столь обширного коллектива учёных-конструкторов явилось создание советских истребителей МиГ-9 и Як-15, успешно прошедших испытания 24 апреля 1946 года. Таким образом, отставание от конкурентов в данной военной области было преодолено.

Вслед за успехом в военной сфере наступил черёд применения турбореактивных двигателей и в гражданской авиации. В июне 1955 года учёные КБ Туполева, на базе тяжёлого военного реактивного многоцелевого самолёта Ту-16, создали первый советский пассажирский самолёт на реактивной тяге, Ту-104. Впоследствии было создано более двух десятков модификаций Ту-104, для выполнения самых различных задач гражданского характера, таких как транспортно-санитарные, хозяйственные, исследовательские и иные. А 31 декабря 1968 года в Советском Союзе был успешно испытан первый в мире (он чуть опередил англо-французский «Конкорд») сверхзвуковой пассажирский самолёт, Ту-144.

Со временем к «туполевым», пополнившихся широко известными Ту-134 и Ту-154, добавлялись «Як-40» и «Як-42» и превосходные надежные «Илы» — 86-й и 96-й. Летает «Суперджет» и на очереди МС-21.

Источники:

  1. Николаев А., «Так начинались ЖРД и ракеты на жидком топливе»
  2. Шавров В.Б., «История конструкций самолётов до 1938 года»
  3. Арсеньев Е., «Самолёты ОКБ им. А.И. Микояна. МиГ-9» (ЧЧ 1-4)

Новая промышленность

Война, что хорошо известно, стала причиной масштабной эвакуации населения и производственно-промышленных мощностей из районов, которым грозила оккупация. Став беспримерным по своим масштабам мероприятием, эвакуация позволила сохранить человеческий и производственный потенциал страны, создав, практически на пустом месте, огромные индустриальные районы, наладив в кратчайшие сроки выпуск необходимой фронту и стране продукции. Только за первый период эвакуации, до конца 1941 года, было перевезено в тыловые районы более 1500 крупных предприятий, вместе с которыми перемещено, по разным оценкам, до восьми миллионов рабочих и служащих.

Большинство эвакуированных промышленных предприятий разместились в районах Урала. Так Свердловская область приняла 212 заводов и фабрик, Челябинская — 200, Пермская — 124, Оренбургская — 90, более 200 предприятий были перемещены на территорию Башкирской и Удмуртской АССР.

Прибывшие заводы или полностью сливались с однопрофильными, значительно усиливая их производственную мощность, или начинали самостоятельную деятельность, становясь основоположниками новых отраслей уральской промышленности. Всего Уральский край принял 830 предприятий, начавших выпуск авиационной продукции, танков, артиллерийского и стрелкового оружия, боеприпасов. «Урал ковал победу» — это выражение стало устойчивым и во время и после войны. Помимо самих предприятий на новом месте строилось жильё для рабочих, создавалась, зачастую с нуля, всевозможная инфраструктура, осваивались необжитые до этого территории.

После изменения положения на фронтах возникла необходимость в реэвакуации. Но значительная часть мощностей оставалась на новом месте, уже в мирное время став промышленной кузницей, базой для послевоенного возрождения страны. Такие промышленные гиганты как Уралвагонзавод, Уралхиммаш, Уралэлектротяжмаш, Уральский оптико-механический завод, и ещё десятки производственных, металлургических, химических и прочих предприятий стали становым хребтом советской послевоенной экономики, позволив в рекордные сроки ликвидировать последствия разрушительной для страны четырёхлетней войны.

Таким образом, война и успешная эвакуация стали толчком для широкомасштабного развития Среднего и Южного Урала, подтолкнув так или спровоцировав ускоренную индустриализацию этих районов страны. К слову сказать, производственные мощности Урала и поныне являются одним из основных компонентов российской экономики.

Если смотреть шире, в годы войны удалось выиграть экономическую битву с экономикой не только Германии, но и большей части Европы, покоренной фашистами. Эта победа позволила потом СССР достаточно долго побеждать в мирной конкуренции.

Источник:

Куманёв Г.А., «Война и эвакуация в СССР. 1941-1942 гг.»

«Господь дарует нам Победу!»

Необходимость победить в войне стала причиной возрождения Русской Православной Церкви. Не секрет, что к концу тридцатых-началу сороковых годов прошлого века возникла угроза полного её уничтожения. Печально известная «безбожная пятилетка» 1932-37 гг. отправила в лагеря почти всех оставшихся в живых архиереев (епископов), а количество действующих храмов по всей стране не превышало нескольких сотен, несопоставимо уменьшившись по сравнению с предреволюционными годами. Патриаршество было де-факто ликвидировано, и предстоятель РПЦ, митрополит Сергий (Страгородский) именовался лишь «заместителем патриаршего местоблюстителя». Любая общественная активность со стороны Церкви была невозможна.

Но грянуло 22 июня 1941 года, и в этот день митрополит Сергий обратился к прихожанам Богоявленского собора в Москве, благословив «всех православных на защиту священных границ нашей Родины», закончив проповедь словами «Господь дарует нам Победу!». Тогда же он написал текст воззвания к «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором призвал всех православных верующих к сопротивлению врагу. Во всех оставшихся храмах за богослужениями стали читать специальную молитву об избавлении от врагов.

Советская власть не препятствовала самоотверженному служению священнослужителей, не только проповедующих, но и организовывавших в подклетях храмов бомбоубежища, а в самих храмах — санитарные пункты и приюты, собиравших средства для фронта. За первые три годы войны храмы одной только Московской епархии собрали и сдали на нужды обороны более 12 миллионов рублей. Помимо этого представители духовенства и сами участвовали в боевых действиях, в составе подразделений ополчения. Только лишь за оборону Москвы около двух десятков священников были удостоены боевых наград.

В 1942 году впервые за много лет верующим в СССР было дозволено открыто праздновать праздник Светлой Пасхи, а в 1943 году Сталиным было принято решение о восстановлении в стране Патриаршества, весьма умеренном восстановлении учебной и издательской деятельности и некоторой части ранее закрытых приходов. Архиерейский Собор состоялся 8 сентября 1943 года, избрав митрополита Сергия (Страгородского) на Патриарший престол. А зимой 1945 года состоялся уже Поместный Собор РПЦ, избравший новым Патриархом митрополита Ленинградского Алексия, прошедшего блокаду вместе со своей паствой.

Источник:

Шкаровский М.В., «Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. Государственно-церковные отношения в СССР в 1039-1964 гг.»

Офицерская честь

Блестящий статус «офицер», без которого немыслимо представить себе Вооружённые силы России, вернулся в ряды армии во время Великой Отечественной.

В Красной армии времён Гражданской войны самих воинских званий, как известно, не осталось вовсе, при обращении к командиру использовалась только его должность: «комроты», «замкомвзвода», «комкор», «комбриг» и т.д. Позднее и они приобрели значение званий (не обязательно было командовать корпусом, чтобы стать комкором). С исчезновением самого понятия «офицер» исчез и один из главных признаков этого статуса— офицерские погоны, замененные петлицами.

В середине тридцатых годов часть прежних званий начала возвращаться в ряды РККА. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года восстанавливались персональные воинские звания для кадрового состава армии и флота. Вновь появились лейтенанты, капитаны, майоры, полковники, было восстановлено даже звание маршала. Что касается звание «генерал», то оно накрепко ассоциировалось с прежним, царским и «белым» офицерством, и в армии сохранялись комдивы, комкоры, командармы…

О возвращении погон на плечи командного и начальствующего состава также не было речи. Знаки различия крепились на петлицах, и представляли собою треугольники, ромбы, кубики, прямоугольники.

7 мая 1940 года были восстановлены и генеральские (адмиральские) звания. Но, опять-таки, без погон.

А 6 января 1943 года, в самый разгар войны, вышел Указ президиума Верховного совета СССР «О введении погон для личного состава Красной Армии». Командный состав вернул себе статус офицерства, в официальный лексикон и повседневный обиход вернулись выражения «офицерская честь» и «офицерская доблесть».

Несомненно, введение погон было призвано символизировать неразрывность Красной Армии с традициями и победами российских воинов всех поколений, включая и армию прежней, императорской России. Не зря, незадолго до этого, 29 июля 1942 года, были учреждены боевые награды «Орден Суворова», «Орден Кутузова» и «Орден Александра Невского», также воскрешавшими в сознании народа и армии великие военные свершения, времён «царского строя». С точки зрения воспитания патриотизма и укрепления воинского духа возвращение погон (как и самого понятия «офицер)», было абсолютно оправданным. Помимо этого, подобная унификация командирских званий способствовала более оперативному управлению войсками, что тем более важно во время войны.

Источник:

  1. БСЭ, Третье издание, 1969-1978 гг.
  2. Золотарёв В.А., Марущенко В.В., Автюшина С.С. «Во имя России: Российское государство, армия и воинское воспитание»

Советскмй антибиотик и новый уровень медицины

Война дала возможность развития и в медицинской области. Как свидетельствуют исторические источники, Сталин не доверял западным союзникам во многих отношениях. Одним из следствий этого недоверия было, например, отсутствие в советских больницах и госпиталях такого необходимого лекарства, как пенициллин. Данный антибиотик был изобретён, как известно, А. Флемингом в 1928 году, и начал применяться англичанами и американцами в 1942 году, показав высокую эффективность в борьбе с заражениями крови, которые нередко возникали у бойцов после различных ранений. Тем не менее, высшее советское руководство отказывалось закупать иностранный пенициллин. Своего же антибиотика у СССР на начало войны ещё не было.

За решение означенной задачи взялись советские микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина. Взяв за основу метод профессора Андрея Львовича Курсанова, советские учёные сумели в 1942 году создать отечественный аналог пенициллина, под названием крустозин. Данное открытие спасло десятки тысяч солдатских жизней, и послужило дальнейшему развитию данного направления в отечественной медицине, что привело к созданию вскоре после войны, 21 апреля 1947 года, «Института пенициллина», носящего ныне название «Государственный научный центр по антибиотикам».

Огромное количество самых разнообразных ранений дали возможность раскрыть и применить свои способности не только микробиологам, но и врачам иных специальностей. Академик Александр Вишневский создал метод местного обезболивания, применявшийся на фронте в 85-90% случаев. Профессор Александр Бакулев предложил радикальную хирургическую обработку черепно-мозговых ранений, Профессор Юстин Джанелидзе изобрёл способ остеопластической ампутации бедра, названный в его честь «методом Джанелидзе». Академик Николай Блохин усовершенствовал метод пластических операций после ранений и ожогов. Подобных примеров — десятки, если не сотни. Стоит только сказать, что осмысление и систематизация медицинских проблем и научных открытий, совершённых во время войны, составляет 35 томов фундаментального труда «»Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Само собой, достижения советских врачей военного времени широко применялись впоследствии, после войны, дожили, пусть с рядом модификаций, и до наших дней.

И, наконец, одним из наиважнейших последствий начавшейся войны, сопряжённых с неизбежным огромным количеством раненых, стала разработка и принятие в 1942 году «Единой военно-полевой медицинской доктрины», которая представляла собой совокупность научно обоснованных принципов, определяющих систему и методы медицинского обеспечения в вооружённых силах, в конкретных исторических условиях. В её основу были положены единое понимание происхождения и развития болезни, единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в органах полевой санитарной службы, а также принципы преемственности в обслуживании раненых и больных на различных этапах их эвакуации. Значение данной доктрины, думается, сложно переоценить, её положения актуальны и поныне.

Источники:

  1. Кветной И. «30 величайших открытий в истории медицины, которые навсегда изменили нашу жизнь»
  2. БСЭ, «Ермольева Зинаида Виссарионовна»

«Они сражались за Родину»

Война оставила неизгладимый след в отечественной культуре. Тема человеческого героизма, самопожертвования, любви к Родине перед лицом опасности, стала центральной в произведениях искусства как во время войны, так и после неё. С самого начала Великой Отечественной советская культура обогатилась литературными произведениями Михаила Шолохова, Бориса Полевого, Василия Гроссмана, Константина Симонова, Ольги Берггольц, Александра Твардовского. Тема войны широко отражена и во множестве послевоенных литературных произведений. К перечисленным именам можно добавить очень многих, назовем хотя бы Александра Фадеева, Василя Быкова, Василия Астафьева, Бориса Васильева…

В музыкальной сфере во время войны был создан целый ряд произведений, и поныне входящих в золотой культурный фонд страны. Это и «Священная война» А. Александрова и В. Лебедева-Кумача, и «В землянке...» К. Листова и А. Суркова, и «Тёмная ночь» Н. Богословского и В. Агатова, и многие иные, не менее известные. Что уж говорить о знаменитой Седьмой симфонии Д. Шостаковича, ставшей шедевром не только отечественной, но и мировой музыкальной культуры.

Тема войны стала на долгое время превалирующей и в советском кинематографе. И сегодня самые живые и правдивые фильмы — о войне. А первый послевоенный период оставил нам «Летят журавли» режиссёра Михаила Калатозова, единственную советскую картину, получившую «Золотой пальмовой ветви» Международного Каннского кинофестиваля (1958 год).

Источники:

  1. Лексин В.Н. «Великая культура Великой войны»
  2. Энциклопедия Всемирная история «Культурное пространство Великой Отечественной войны»

Ручной автомобиль

Машина-«инвалидка», как прозвали ее в народе, автомобиль с полностью ручным управлением, стал в СССР своеобразной приметой 50-70-х годов прошлого века. Казалось бы, невелико достижение. Но его создание стало гуманным шагом навстречу фронтовикам, которым отдали за Победу здоровье и даже свои ноги.

Первым автомобилем—мотоколяской для инвалидов войны стал СМ3 С-1л/С-3л, выпущенной Серпуховским мотоциклетным заводом в 1952 году. Автомобиль был трехколёсным, двухдверным и двухместным, в нем использовался мотоциклетный двигатель.

Через пять лет, 20 февраля 1957 года, тот же завод выпустил модификацию данного авто, уже четырёхколёсную «инвалидку» СМ3 С-3А, ставшую позже широко известной по фильму Гайдая «Операция Ы и другие приключения Шурика». Было выпущено более 203000 таких автомобилей, после 1970 года он был снят с конвейера.

То, что эта машина «снималась» в комедии, как будто укрепляет ее репутацию в качестве «смешной». Но помимо того, что эти автомобили получали люди, проявившие на войне совсем не смешной героизм, надо сказать, что в Европе тоже выпускались после войны и трехколесные автомобили, и четырехколесные микролитражки, причем на продажу.

В июле 1970 года Серпуховский завод выпустил в серию СМ3 С-3Д, которую от предшественников отличал, помимо прочего, цельнометаллический несущий закрытый кузов. Это был серьезный прогресс и данный автомобиль, так, правда, и оставшийся по своему типу мотоколяской, выпускался вплоть до осени 1997 года, было выпущено более 223000 его экземпляров.

Автомобили для инвалидов выдавались своим обладателям органами соцобеспечения. Через два с половиной года хозяин авто получал право на его бесплатный ремонт, а после пяти лет эксплуатации — на новую машину.

Источники:

  1. Канунников С.В. «Отечественные легковые автомобили 1896-2000 гг.».
  2. Mixnews «Страсти по инвалидке: факты и мифы вокруг легендарного автомобиля»

Объединитель наций

26 июня 1945 года была создана Организация Объединённых Наций, ООН. Война показала несостоятельной прежней подобной структуры, Лиги Наций. Поэтому уже 30 октября 1943 года в Москве была подписана т. н. «Московская декларация», в которой оговаривалась перспектива создания будущей всемирной организации по сохранению и поддержанию мира на планете. Данную декларацию подписали представители СССР, США, Великобритании и Китая.

А уже 1 декабря того же года, на Тегеранской конференции, Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем были обсуждены уже конкретные создания данной организации. К тому моменту становилось понятно, что СССР выйдет из войны победителем, и наша страна рассматривалась как один из главных «законодателей мод» на будущей мировой арене. Это давало Советскому Союзу право полноценно участвовать в данном переговорном процессе и предопределяло роль нашей страны как одну из ведущих. Что и отразилось при окончательном оформлении ООН в 1945 году. СССР получил место постоянного члена Совета Безопасности ООН, с правом вето по любым вопросам, касающихся компетенции данного Совета.

Помимо этого, членами ООН отдельно стали советские республики Украина и Белоруссия. (УССР и БССР). Это давало Советскому Союзу дополнительные голоса на Генеральной Ассамблее ООН.

А после распада СССР место постоянного члена СБ ООН унаследовала Российская Федерация. И это пусть не гарантия — агрессивные силы в мире все более активны — но мощное средство против новой войны.