Экономические гонки: не догоним, но согреемся

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
17 июня 2021, 14:47

Россия улучшила свои позиции в рейтинге конкурентоспособности ведущих мировых экономик.

Коллаж: Тамара Ларина

По оценке международной бизнес-школы IMD и московской школы управления «Сколково», Россия в нынешнем году поднялась на пять позиций в рейтинге конкурентоспособности ведущих мировых экономик и заняла 45-е из 64 мест. Позитивное движение страны связано с развитием финансового сектора и высоких технологий, снижением урона окружающей среде и улучшением работы здравоохранения.

По ряду показателей Россия находится на довольно высоком уровне. Так, ее налоговая политика занимает 16-е место, уровень занятости — 25-е, а развитие научной базы — 24-е. В минус работают негативные моменты: по эффективности правительства РФ заняла 50-ю строчку, по состоянию деловой среды — 54-ю, по качеству управления институтами — 56-е место, по показателям «социальная поддержка» и «отношения и ценности» — 57-е и 58-е места соответственно, а по производительности и эффективности экономики — на 59-е.

По мнению составителей рейтинга, в 2021 году главными вызовами для России станут ускорение экономического роста, цифровизация, борьба с бедностью и неравенством, а также убыль населения и развитие транспортной инфраструктуры.

Ставьте реальные планы

Нельзя сказать, что 45-е место в рейтинге из 64 — хороший показатель для России, полагает сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute Николай Переславский. По его мнению, амбиции власти находятся где-то в районе как минимум первой двадцатки, но приведенные исследования достаточно точно отражают действительность. Результат работы чиновников находится ниже аналогичных показателей Казахстана и Чили. И более чем показательны места по социальной поддержке, эффективности правительства и деловой среде: 57-е, 50-е и 53-е соответственно. При этом нужно учитывать, напоминает Переславский, что пандемийный период не вполне корректно отражает реальное положение дел в большинстве стран, поэтому есть вероятность, что Россия могла оказаться в этом рейтинге еще ниже.

Дальнейшее развитие России и других государств будет зависеть от того, как они пройдут через пандемию, период вакцинации, инфляционный шторм и более чем вероятный последующий финансовый кризис, полагает эксперт. Вполне возможно, что в 2022 году рейтинг как следует перетрясет, и многие страны из первой двадцатки упадут на места ниже 30-го. Но в любом случае вектор развития для России — борьба с неравенством и бедностью, развитие инфраструктуры, решение вопросов с отрицательной демографической динамикой — обозначен абсолютно точно.

Ковидный год сократил население страны более чем на миллион, расслоение населения по уровню доходов стало еще сильнее, за чертой бедности оказалось более 30% граждан, реальные доходы упали до уровней 2009 года, сократившись как минимум на 15%, напоминает Переславский. Ближайшие годы, уверен он, также не несут оптимизма на фоне внешнеполитической нестабильности и волатильности сырьевого и товарного рынков, поэтому говорить о том, чтобы подняться в первые 10—20 стран пока не стоит.

Для начала неплохо бы дать толчок экономике для того, чтобы войти в топ 30—40, а затем поступательно продвигаться дальше.

В целом, перспективы, равно как и рычаги развития, у власти есть, признает эксперт. Другой вопрос, как ими будут распоряжаться, и насколько сильно пандемия вместе с ее производными реально ударила по экономике. Подсчитать это раньше 2023 года все равно не получится. Поэтому сфокусироваться стоит на обозначенных в исследовании проблемах. И, к примеру, то, что на развитие инфраструктуры в ближайшие 5 лет направят около 10 трлн рублей, можно считать вполне позитивным сигналом.

Кто нам мешает — тот нам поможет

Успешное преодоление последствий первой и второй волн пандемии и достаточно динамичное поступательное движение отечественной экономики находит формальное подтверждение в восстановлении допандемийных позиций России в рейтинге конкурентоспособности, полагает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий.

С одной стороны, это свидетельствует об эффективности социальной и экономической политики государства в период эпидемиологического кризиса, полагает он. Однако с другой (в разрезе конкретных оценочных показателей) наглядно демонстрирует отсутствие значимых изменений в качественной структуре российской экономики.

Традиционно сильные стороны организации российского общества, позволили достаточно быстро восстановить материальные основы жизнедеятельности и заложить фундамент устойчивого роста в среднесрочной перспективе, отмечает Гожий. Высокий уровень концентрации капитала в секторах, являющимися фундаментом сложившегося в нашей стране экономического уклада, в сочетании с ярко выраженной административной составляющей обеспечили целостность стратегических интересов общества и частного интереса.

Другими словами, преобладание крупного бизнеса в сырьевом секторе и перерабатывающей промышленности, концентрация капитала в агропромышленном комплексе и торговле позволили стране при всех издержках, связанных с ограничением конкуренции и низкой эффективностью механизмов рыночного ценообразования, противостоять кризисным явлениям успешнее большей части экономически продвинутых государств, поясняет эксперт. В частности, это проявилось в меньшем снижении ВВП, по сравнению с той же Еврозоной. Влияние падения оборотов малого и среднего бизнеса на общеэкономическую ситуацию, столь сильно ударившее по обществу классической рыночной организации, не привело в нашей стране к экономическому коллапсу, хотя и способствовало некоторому нагнетанию социальной напряженности.

Россия, избрав в качестве ориентиров помощи населению и бизнесу избирательный (адресный) подход, ограничила свою социальную роль, снизив издержки, и тем самым резко повысив эффективность антикризисных мероприятий, уверен Гожий. В большой степени именно активная регуляторная деятельность государства, строящаяся на административном ресурсе, позволила перейти к стадии экономического роста. Это проявилось, в том числе, в гибкой антикризисной политике Банка России, которая способствовала устойчивому восстановлению банковского сектора, а также в четкой организации деятельности фискальных органов.

Очевидно, тем не менее, что на горизонте 3—5 лет динамика дальнейшего поступательного движения отечественной экономики натолкнется на естественные границы, жестко определяемые инерционным характером хозяйственной жизни российского общества.

Кардинальное изменение социально-экономических отношений на основе активизации рыночных механизмов и повышение роли малого и среднего предпринимательства — задача, решение которой может растянуться на многие десятилетия.

Тем не менее, использование и совершенствование сложившейся экономической структуры с параллельным усилением институционального регулирования, направленного на инвестирование, инфраструктурные проекты и поощрение небольшого бизнеса вплоть до полной отмены налогов, может быть и не позволит России достигнуть уровня ведущих экономических держав, однако, даст возможности выйти в лидеры среди развивающихся экономик.