Ненависть и любовь на ПМЭФ-2021

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
6 июня 2021, 15:29

После перерыва на пандемию участников крупнейшего российского экономического форума международного уровня другие его участники ошеломляли эмоциональными или алеко идущими заявлениями, инициативами и новейшей терминологией. Только проблемы остались старыми что, впрочем, по-своему и не так плохо

АРТЕМ ГЕОДАКЯН/ФОТОХОСТ-АГЕНТСТВО ТАСС
Четвертый день работы XXIV Петербургского международного экономического форума

Участники, клоуны и нанятые зазывалы

Заболеваемость в России колеблется на уровне 8 с половиной – 9 тысяч человек в сутки. Столько же (и даже меньше) было год назад, в начале июня 2020 года. Но если тогда все массовые мероприятия были отменены, а уж о форуме масштаба ПМЭФ и речи быть не могло, то в этом году пандемия уже не оказалась помехой.

Истосковались представители бизнеса, чиновники и, конечно, журналисты, по общению в оффлайне. По бурным дискуссиям и не менее бурным вечеринкам с участием всевозможных звезд.

Последнее уже подверглось критике в соцсетях, где народ возмущался, как можно развлекаться в столь «трудные времена». Но вот вопрос: а когда они не были трудными-то? Ведь у России, как не устают нам напоминать и власти предержащие, и их критикующие, свой, особый путь.   

«Все обсуждают Питерский форум. От валяющихся на полу клоунов и ночных гулянок до миллионных контрактов и дискуссий, внимание к которым приковано во всём мире», — прокомментировала ПМЭФ-2021 официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в Facebook, – «Как бы ни называть подобные мероприятия (форум, выставка, экспо), суть осталась та же — это ярмарка. Они бывают разные, при этом в основе своей принцип заложен простой: людей посмотреть, себя показать. Скоморошество тоже никто не отменял как институт. Когда товар сам к себе внимания не привлекает, а продать надо, нанимают зазывал. Классика». 

Без НДС

Описание, безусловно, подходящее. Ведь не все ехали на форум исключительно ради живого общения. Тем более, что ценник на такое общение кусался. На что обратила внимание в своем Facebook омбудсмен малого и среднего бизнеса Анастасия Татулова. Цена билета для участников варьировалась от 840 до 960 тысяч рублей (Росконгресс этого, собственно, и не скрывал, информация была в открытом доступе на сайте). 

Бизнес-вумен, которую пригласили на сессию с Борисом Титовым на возмездной основе, это возмутило, она уже было намеревалась отказаться от участия, но позже получила бесплатный пригласительный. За который отплатила сторицей: ее «Мы вас ненавидим» в адрес власти буквально взорвало Интернет. Хотя если убрать эмоциональный аспект, требования бизнеса, озвученные Татуловой абсолютно обоснованы – закрепить правила игры лет на 10. Нормальному бизнесу нужна стабильность, только тогда он может создаваться и развиваться. Страх неизвестности – худшее ощущение для работы «вдолгую».  

Впрочем президент, как бы его не обвиняли в том, что он далек от народа, явно многое слышит, многое замечает. Ну или его команда обращает внимание руководителя не только на глобальные проблемы. Так что на пленарке с участием «самого» малый и средний бизнес услышал от главы государства немало обнадеживающего. 

«Рассчитываем, что повышение качества жизни, развитие инфраструктуры в регионах России станет стимулом для запуска перспективных проектов, для роста частных инвестиций, откроет дополниБез тельные возможности для крупных компаний и для малого и среднего бизнеса, который служит опорой экономики, во многом формирует современную, конкурентную деловую среду», – заявил президент.     

Формировать ту самую среду планируют сразу по нескольким направлениям. Первое – новый механизм кредитования – «зонтичное предоставление поручительств» (еще один шанс получает не только само предпринимательство, но и критикуемая Корпорация МСП). Второе – снижение комиссии за банковские операции (до конца года уплаченные комиссии и вовсе будут малым и средним компаниям возмещаться). Третья мера будет обкатываться со следующего года на общепите.  

«Если говорить более детально, то компании, вошедшие в этот проект, будут освобождены от уплаты НДС, если их выручка не превышает двух миллиардов рублей в год. При этом за ними сохранится право на уплату пониженной ставки страховых взносов в 15 процентов даже в том случае, если численность персонала, занятого в компании, вырастет до полутора тысяч человек. Сейчас такой порог — 250 человек», — рассказал о новой идее Владимир Путин.   

Четвертый шаг: освобождение малого и среднего бизнеса от «явно избыточного антимонопольного контроля». В первую очередь, планка по выручке для компаний, попадающих под такие проверки, поднимется с 400 до 800 млн рублей в год. 

Как воспринял это бизнес? Судя по реакции Анастасии Татуловой, незадолго до пленарного заседания говорившей о ненависти к власти, заявления главы государства как минимум окупали стоимость билета на ПМЭФ (тем, кому за него пришлось платить). 

«… в целом я считаю что это просто прорыв. Даже не верится. И я ОЧЕНЬ благодарна президенту, председателю правительства, руководителю АСИ, Андрею Рэмовичу, Тане Илюшниковой и Александру Исаевичу и абсолютно всем, кто “топил” за то, чтобы эти решения случились!.. Сказать что я счастлива — ничего не сказать», – написала в Facebook бизнес-вумен, как раз управляющая сетью кафе, оборот которых, кстати, в 2019 году составил 2,2 млрд рублей. Возможно, сейчас он подсократился как раз до «льготных» размеров  

Товары и купцы 

Впрочем, пока одни подсчитывали будущий эффект, который принесут обещанные на ПМЭФ-2021 меры, другие уже заключали реальные соглашения. Речь в первую очередь идет, конечно, о крупных компаниях, а также о регионах.  

Их руководители тратили на поездку на форум миллионы для того, чтобы в перспективе заработать миллиарды. Конечно, для тех же компаний и регионов.   

Всего, как сообщил советник президента РФ, ответственный секретарь оргкомитета ПМЭФ Антон Кобяков, подводя итоги мероприятия, на полях ПМЭФ было подписано более 800 контрактов более чем на 3,8 трлн рублей.  

Так Санкт-Петербург заключил контракты более чем на 200 млрд рублей. Речь, в частности, идет о проектах в сфере инженерной, дорожной и транспортной инфраструктуры, IT-технологиях, работе в медицинском кластере.  

Белгородская область пошла дальше – врио губернатора региона Вячеслав Гладков подписал соглашения с «НЛМК» и «Металлоинвестом» в поддержку горно-металлургического производства в общей сложности более чем на 400 млрд рублей. 

В присутствии президента подписывались особенно крупные контракты. Такие, как инвестиции в разработку платинового месторождения в Красноярском крае на 570 млрд рублей. Или — в новую дорогу в обход Тольятти на 120 млрд.   

«Реализация этих проектов обеспечит компаниям и регионам солидные финансовые дивиденды, послужит хорошим стимулом для увеличения объема выпуска востребованных товаров и услуг, будет создавать современные рабочие места, серьезно укреплять, модернизировать в регионах производственную, транспортную, туристическую и другую востребованную инфраструктуру», — прокомментировал подписания Владимир Путин.     

Об экономике и финансах вслух не говорят

Собственно, региональное развитие стало одним из ключевых векторов, обозначенных Петербургским форумом. Так президент обозначил один из таргетов: улучшение деловой среды в субъектах РФ.  

«Задача здесь конкретная и предметная: к 2024 году повсеместно, в каждом регионе России, нужно обеспечить для бизнеса, для частных капиталовложений и запуска новых проектов прозрачные, предсказуемые и комфортные режимы», — заявил Владимир Путин.  

Активно работать в этом направлении должны полпреды, а правительство должно акцентировать внимание на тех регионах, у которых еще есть проблемы с привлечением инвестиций.  

Сами регионы должны определить приоритетные направления своего развития и донести эту информацию для бизнеса.  

А для того, чтобы все причастные выбрали верные примеры для подражания, Президент отметил тех, кто вошел в топ-5 «Национального рейтинга состояния инвестиционного климата» от АСИ. Лидерами стали Москва, Татарстан, Тюменская, Тульская области и Башкортостан. Кроме того, российский лидер похвалил успехи Самарской, Сахалинской и Челябинской областей.  

Очередная идея в направлении давно уже обозначившегося вектора высказана вице-премьером Маратом Хуснуллиным. По его словам, государство должно развивать агломерации и «опорные» населенные пункты в регионах с более высоким качеством жизни – по здравоохранению, образованию, культуре. Эти «пункты» должны стимулировать развитие экономики и рост качества жизни. 

Использование ограниченных ресурсов обсуждалось и на закрытом заседании комиссии Госсовета по направлению «Экономика и финансы» по вопросам обеспечения долгосрочной устойчивости региональных и муниципальных финансов». Как сообщил в своем аккаунте в Twitter председатель Счетной палаты Алексей Кудрин (уже неоднократно только в этом году говоривший о том, что субъектам нужно дать больше самостоятельности в распоряжении финансами), в обсуждении приняли участие губернаторы из 52 регионов, представители Минфина и других ведомств. «Есть хорошие предложения», – отметил Кудрин.  

Какие именно предложения прозвучали и какие из них обретут плоть, не разглашалось. Однако уже тот факт, что «центр» обеспокоен финансовой стабильностью «на местах» внушает определенный оптимизм (хотя некоторым и опасения).  

Многановыхслов    

Но ПМЭФ не был бы сам собой, если бы разговор там не поднялся с регионального на глобальный уровень. 

А в связи с ним речь, например, об энергопереходе, который, как утверждается, уже набирает обороты. Как напомнил (причем неоднократно) Алексей Кудрин, глобальный тренд на снижение углеродного следа – двойной вызов для России, которая должна думать не только о сокращении выбросов, но и о диверсификации экспорта. В этой парадигме, углеводороды не долго будут «нашим всем». Еще лет 10, ну максимум 20 – и пресловутые нефтегазовые доходы покатятся под откос.  

Президент, кстати, назвал в связи с этим ключевые моменты: ставку будем делать на водород, как топливо, а также на карбоновое земледелие (направленное на поглощение парниковых газов), как прогрессивную технологию, на которой можно будет еще и зарабатывать на глобальном рынке квот.  

Тема оказалась настолько животрепещущей, что организаторы сделали ее одной из ключевых для всего форума. Слова «декарбонизация», «энергопереход», «климатическая повестка», «ESG-повестка» вошли в заголовки десятков сессий и панелей. Более того они не сходили с уст участников и других дискуссий, вроде бы, напрямую не имеющих отношения к этому процессу. Эльвира Набиуллина, Алексей Кудрин, Максим Решетников и многие, многие другие, пробовали на вкус пока еще непривычное ESG, которое вроде бы уже прочно вошло в жизнь крупного бизнеса. Но должно еще закрепиться и в госполитике. 

Хотя, по сути, оно там уже есть, ведь ESG-критерии для бизнеса – это продолжение Целей устойчивого развития ООН. И часть из них коррелирует, например, с национальными целями, такими как борьба с бедностью, успешное предпринимательство, комфортная среда. 

Только вот таргеты в нашей стране предмет непостоянный — сегодня они установлены на один срок, завтра — на другой. Так что есть риск, что ESG, энергопереход и прочая декарбонизация так и останутся лишь модной темой для разговоров на масштабных мероприятиях. В конце концов, надо же и на ярмарках говорить о чем-то высоком.