Украина сохранит газовый транзит после 2024 года

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
23 июля 2021, 16:31

Глава «Газпрома» заявил, что компания готова поставлять газ в ЕС через территорию Украины, но это будет зависеть от экономической целесообразности процесса. В выигрыше – Россия и Германия

Коллаж: Тамара Ларина

«Газпром» готов и поле 2024 года транспортировать газ через Украину для поставок по новым контрактам, заявил Алексей Миллер. Однако глава компании оговорился: решение будет приниматься, исходя из экономической целесообразности и технического состояния украинской газотранспортной системы. Он также напомнил, что «Газпром» всегда подходил к «Северному потоку — 2» как к экономическому проекту.

«Вопросы новых объемов закупок газа из России для транзита через территорию Украины должны решаться на рыночных условиях и по рыночным ценам, — сказал Миллер. — Для объемов новых закупок российского газа по украинскому маршруту суммарно выше текущих транзитных обязательств "Газпром" готов даже увеличить объемы транзита через Украину», - добавил он, отметив также, что считает участие немецких партнеров в работе по продолжению украинского транзита полностью обоснованным, учитывая уже обозначенные планы по декарбонизации экономики EC.

По словам Миллера, от появления «Северного потока — 2» выигрывает, в первую очередь, ЕС, поскольку цель газопровода — обеспечить надежность, стабильность и диверсификацию поставок газа на рынок Евросоюза, а также снижение стоимости газа для конечных потребителей за счет более короткого, чем через ГТС Украины — почти на 2 тыс.км — транспортного маршрута до территории Германии. Отметил глава «Газпрома» и соблюдение необходимых современных экологических требований: в частности, выбросы СО2 при эксплуатации «Северного потока — 2» будут в 5,6 раза ниже (в том числе за счет уменьшения количества компрессорных станций), чем украинского маршрута.

Немцы обыграли Украину и Штаты

Разумеется, «Газпром» не будет платить Киеву по миллиарду и более долларов в год за прокачку, чтобы удовлетворить все украинские «хотелки», считает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. И не потому, что русские настолько суровы или несговорчивы, а по простой причине: все эти огромные деньги «Газпрому» придётся заложить в конечную цену газа. А газ этот предназначен для насущных нужд немецких, австрийских, голландских потребителей. И именно их представители будут максимально внимательны в процессе перезаключения контракта на период после 2024 года.

Дело в том, поясняет Пушкарёв, что состоявшееся в эти дни соглашение между Германией и США даёт немцам карт-бланш. Во-первых — оказывать давление не только на российскую, но и в большей степени на украинскую сторону в вопросе стоимости прокачки. А во-вторых — на получение своей доли дохода от украинской газотранспортной системы — с тем, чтобы и немцам был выгоден разумный компромисс по цене транзита.

России теперь по большому счёту всё равно, во сколько будет обходиться транзит через Украину после запуска второй нитки «Северного потока — 2», говорит эксперт. А вот если Киев и его вашингтонские покровители заинтересованы создать хоть сколько-нибудь конкурентоспособные с «Северным потоком — 2» условия по цене транзита, то сделать его слишком дорогим не получится. Иначе кончится тем, что через Украину будет прокачиваться всего 10—20 миллиардов кубометров в год, а обе нитки «Северного потока» с 2025 года загрузят на полную их мощность в 110 миллиардов кубометров. И все необходимые для этого разрешения и исключения Европа выдаст, поскольку это будет нужно европейцам, и лишь во вторую очередь — и не так сильно — России.

Чтобы избежать этой ситуации, сейчас есть возможность обговорить максимально удобный для всех контракт с нормальной разумной стоимостью транзита через Украину, считает Пушкарёв. Да, она будет как минимум на 30% ниже, чем сегодняшняя неподъёмная транзитная цена, считает Пушкарёв, но зато с объёмами прокачки через украинскую ГТС не менее 40 млрд м3. Мало того: в качестве дополнительного условия к новому контракту может быть указана и возможность закачивать больше — при условии ещё более заметного снижения цены транзита на «лишние» кубометры. Причём, величина транзитной скидки может быть либо прописана изначально в действующем сразу до 2035 или 2040 года контракте (чтобы потом не передоговариваться и не вязнуть каждый раз в этом крайне утомительном для всех процессе), либо может быть оставлена как предмет для нового торга на будущее — если какая-то из сторон решит тщить себя надеждой выторговать более выгодные условия потом.

В итоге даже при более низкой удельной цене транзита Киев и конечные финансовые бенефициары прокачки — американцы — на круг получат больше выгод, чем при завышенной цене транзита, но низких объемах, уверен эксперт. Поэтому не случайно Киев в лице вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольги Стефанишиной как раз сегодня и озвучил условия, на которых «согласился» на уже практически законченную и неизбежную и без украинского «согласия» достройку и запуск «Северного потока — 2». Очевидно же, что сами решения уже приняты и согласованы на другом уровне, и исполнителям осталось лишь утрясти мелкие детали. И это логично: потребители в Западной Европе уже чувствуют не за горами вероятный дефицит газа для нужд своей промышленности и давление сегодняшних высоких цен всех видов топлива на себестоимость, тормозящее с топливного фланга темпы восстановления европейской экономики.

Поэтому европейцы сами постараются устаканить на долгие годы условия, обеспечивающие им возможность одновременно максимально загружать и оба «Северных потока», и украинский запасной уже теперь транзитный вариант, и оставить часть объёмов в подвешенном состоянии — ради маневра в зависимости от того, насколько быстро будут расти потребности и какой будет конъюнктура мировых цен, уверен Пушкарёв. Германия, Голландия, Австрия держались так крепко за вторую нитку «Северного потока» еще и потому, что она дала им не только дополнительный и более дешёвый газ на годы вперёд, но и позволила оказать прямое давление, сбив цены как по дорогому, но теперь вынужденно более уступчивому украинскому транзиту, так и на поставки морем ещё более дорогого американского СПГ.

Ни Украина, ни стоящие за ней деловые круги США больше не будут газовыми монополистами в Европе, уверен Пушкарев. Однако конец этой драмы выглядит как хэппи-энд для всех, включая и Украину — если понимать ее интересы не в сиюминутном, а в долгосрочном контексте будущих добрососедских отношений не только с Европой, но и, будем верить в это, с Россией.

Не пора ли европейцам научить Украину договариваться?

За ширмой абсурдных политических заявлений, которыми была обставлена совместная декларация первых лиц США и Германии, вполне отчетливо проступает экономическая составляющая достигнутых между Вашингтоном и Берлином договоренностей, отмечает, в свою очередь, преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. На данный момент на уровне сделанных заявлений можно констатировать возникновение предпосылок для выстраивания чисто делового взаимодействия между Россией и ЕС по вопросам поставок газа.

Европа во главе со своим бесспорным лидером Германией получила возможность регулировать взаимодействие с нашей страной по экономическим вопросам, исходя из приоритета европейского законодательства, без постоянной оглядки на реакцию своего заокеанского союзника. В определенном смысле, считает Гожий, ситуация вышла на некую исходную «точку равновесия» интересов, что создает предпосылки для формирования системы договоренностей между Россией (поставщиком «голубого топлива»), государствами-транзитерами и конечными потребителями на основе согласования экономических интересов всех контрагентов.

Разумеется, «зазеркальный» характер политических декораций, в окружении которых будет осуществляться реальный переговорный процесс, сохранится, уверен Гожий. Однако появилась надежда, что экономический образ мышления у наших основных европейских партнеров возобладает над узколобым политиканством.

Постпандемийное восстановление и дальнейшая реструктуризация экономики ЕС немыслимы без стабильного рынка энергоносителей, подчеркивает эксперт. А едва ли не основным гарантом устойчивых поставок газа на европейский рынок является «Газпром». Даже в период сворачивания деловой активности и тотальных локдаунов в странах Старого Света его доля на европейском рынке не падала ниже 33%. Учитывая же сокращение добычи газа в самой Европе (Норвегия, Нидерланды), а также постепенную переориентацию экономически развитых стран на топливо без углеродного следа, значение поставок газа из России будет только возрастать. И вероятность того, что на определенном этапе развития потребление в ЕС приблизится к заветной цифре 600 млрд кубометров в год, не выглядит нереальной, считает Гожий.

В такой ситуации даже с учетом газопроводов «Ямал-Европа» и «Турецкий поток» украинский транзит (в лучшие годы обеспечивающий прокачку более 100 млрд кубометров) мог бы стать неплохим дополнением в формирование единой системы поставок газа в Европу. Такое, ориентированное на средне- и долгосрочную перспективу, использование газопроводной системы Украины отвечает интересам, как Евросоюза, так и (при соблюдении определенных условий) России.

Однако, заключает Анатолий Гожий, реализация взаимовыгодных договоренностей по украинскому транзиту возможна только при условии модернизации украинской части трубопровода. А это, в свою очередь, потребует не только европейских инвестиций и обслуживания ГТС профессионалами из Европы, но и корректировки со стороны европейской и американской дипломатии той политики, которую проводит нынешнее руководство Украины. Пока же эта политика явно мешает выстраиванию деловых отношений между нашими странами.