Банки прохудились: россияне массово снимают деньги с депозитов

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
27 июля 2021, 16:52

Всё больше россиян понимают, что хранить деньги в банке невыгодно. Одни перекладываются в фондовые инструменты и недвижимость. Другие просто проедают эти деньги.

Коллаж: Тамара Ларина

Отток вкладов со счетов физических лиц из российских банков составил в июне 151 млрд рублей — это самый крупный отток за последние четыре года, следует из свежего отчета ЦБ РФ. Всего же с начала года россияне вывели со счетов 867 млрд рублей. В результате общий объем средств, которые вкладчики держат на банковских счетах, сократился до 15 трлн 766 млрд рублей.

Важны не только абсолютные цифры ухода вкладчиков в кэш, но и то, что процесс этот длится непрерывно уже 17 месяцев (исключением стал только декабрь 2020, когда приток средств на вклады кратковременно превысил их отток на 99 млрд рублей).

До начала нынешнего года уход вкладчиков из срочных депозитов происходил параллельно с ростом накоплений на текущих счетах, причем средства на последних превышали средства на первых примерно в два раза. Но в этом году баланс нарушился: отток со срочных депозитов превысил приток на текущие счета, и в результате сальдо в целом по банковской системе оказалось отрицательным (минус 365 млрд рублей).

Триггером бегства вкладчиков в первую очередь выступают инфляционные ожидания россиян, достигшие максимума с 2016 года. По ощущениям населения, в июле инфляция превысила 16%, а роста цен через год ожидают на уровне 13,4%, следует из опроса ООО «ИнФОМ», взятого ЦБ за основу своего отчета «Инфляционные ожидания и потребительские настроения». Месяцем ранее инфляционные ожидания давали цифру 11,9%.

«Оценки наблюдаемой и ожидаемой инфляции возросли у респондентов как со сбережениями, так и без сбережений», - констатирует ЦБ. Ожидаемая населением инфляция разительно отличается от официального прогноза ЦБ, который составит 5,7—6,2% к концу 2021 года.

По данным ЦБ, 51% опрошенных полагает, что сейчас свободные деньги лучше откладывать, чем тратить. Деньги население откладывает как в рублевый кэш — в июле доля таковых составила 32% (+2 п. п. к июню), так и во все возрастающих объемах — в иностранные акции и облигации (что, помимо прочего, говорит о растущей финансовой грамотности россиян). В иностранные бумаги в нынешнем году было конвертировано 697,3 млрд рублей, в то время как в отечественные аналоги — только 256 миллиардов.

Рубли на депозит — деньги на ветер

Инфляционные ожидания целиком и полностью объясняют поведение банковских вкладчиков, независимо оттого, какую альтернативу депозитам они выбирают, говорит завкафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Плеханова Константин Ордов.

«За прошлый и нынешний годы на фондовом рынке появилось от 10 до 13 миллионов новых участников — физлиц. Значительная часть этих инвесторов — как раз те, кто забрали свои средства с депозитов, чтобы вложиться в акции или облигации, а кто-то в криптовалюты. Другая часть “беглецов” вложила свои деньги в старый добрый инструмент — недвижимость», — говорит он.

Вложения в ценные бумаги очевидно выгоднее хранения денег на депозитах. Это видно невооруженным глазом: средняя доходность рынка акций сегодня составляет 8 процентов годовых. С другой стороны, каждый пятый респондент (21,7%) сообщил, что по его ощущениям инфляция в стране превышает 30%. А такая оценка уже попадает под определение гиперинфляции. И это означает, что для значительной части населения ситуация из сложной превращается в трагическую, констатирует Ордов.

«Есть такое выражение, что инфляция — это налог на бедность. В самом деле, люди, у которых нет свободных средств, чтобы их перекладывать из одних инструментов в другие, ощущают рост цен сильнее всего, потому что измеряют инфляцию пресловутым “борщевым набором”, который дорожает гораздо быстрее недвижимости, золота и валюты. В капусту и морковь невозможно инвестировать. Поэтому чем беднее люди, тем сложнее им что-то противопоставить инфляционному прессингу», — заключает эксперт.

Ожидаемая инфляция такого уровня делает бессмысленным накопление денег на срочных депозитах, ставки по которым остаются на предельно низком уровне, для всех категорий населения. Несмотря на то, что ЦБ на прошлой неделе в очередной раз поднял ключевую ставку — в этот раз сразу на 100 пунктов, до 6,5% - коммерческие банки пока не торопятся повышать проценты по вкладам физлиц.

Новые инвесторы рискуют оказаться у разбитого корыта

Национальная валюта — это индикатор общего состояния всего, что есть в государстве, от экономики до политических институтов. Начало бегства из депозитов с точностью до месяца совпадает с началом пандемии в России, и это означает, что у вкладчиков нет уверенности в том, что власти страны сумеют справиться с этой неприятностью без ущерба для ее населения.

Финансист Алексей Герасимов, известный по книге «Как привести деньги в порядок», не споря с коллегой из РЭУ считает все же, что длящийся уже полтора года отток денег с банковских депозитов является безошибочным «ПЦР-тестом» на доверие граждан к государству — во всяком случае, к его экономической политике.

К психологическим мотивам недоверия вкладчиков к банковской системе добавляется мизерная ставка по срочным депозитам, и люди предпочитают совершать ошибки на фондовом рынке, имея все же хоть какие-то шансы на успех, чем оставаться в «безопасной безнадежности», говорит эксперт.

Он напоминает, что приток начинающих инвесторов на фондовый рынок в последние два года приобрел лавинообразный характер. Ссылаясь на собственные исследования, Герасимов утверждает, что большая часть новых игроков рискует выйти с этого рынка с разбитым корытом.

«Люди, не искушенные в фондовом рынке, с ходу применяют агрессивную тактику, покупая акции Tesla, Virgin Galactic и прочих “горячих” компаний. Это серьезная ошибка, — уверен эксперт. — Они вошли на рынок в начале пандемии, когда он просел процентов на 20, а затем, до февраля нынешнего года, постоянно рос. Эти инвесторы, да, оказались в прибыли. И они ошибочно возомнили себя крутыми финансистами. В то время как начинающим инвесторам есть смысл вкладываться в паевые фонды, чтобы неизбежные ошибки не оказывались критическими».

Наконец, продолжает Герасимов, какая-то часть вкладчиков после начала пандемии и связанного с ней сжатия экономики вынуждена просто проедать свои сбережения. Они не перекладывают деньги в более выгодные финансовые инструменты, а просто живут на них.

«Эти люди оказываются в самой невыгодной ситуации, потому что именно потребительские продукты дорожают быстрее всего, — констатирует эксперт. — Официальная инфляция потому в разы меньше той, которую ощущаетнаселение, что ее тормозят товары и услуги, которыми самое бедное население пользуется меньше всего. Вот и получается, что в среднем по экономике инфляция выглядит не такой уж устрашающей».

Тем не менее, доля тех, кто считает, что свободные деньги лучше тратить на покупку дорогостоящих товаров, а не на финансовые инструменты или «парковку» в наличности, тоже выросла: по данным ЦБ, на 3 п.п. (до 31%). По тем же данным, если на начало 2018 года размер финансовых активов российских домохозяйств составлял 76,7% от ВВП, то на конец I квартала 2021-го — уже 95,4%. На начало II квартала они оценивались в 105,5 трлн рублей.

Проценты не пахнут

В то же время, судя по отчету ЦБ, российские банки чувствуют себя совершенно благополучно: за январь-июнь они заработали 1,2 трлн руб. (+13% к тому же периоду прошлого года).

Но пренебрегать оттоком вкладов банки все равно не могут, потому что сокращение ресурсной базы делает всю финансовую систему менее устойчивой, отмечает директор по финансовым исследованиям и руководитель департамента финансового анализа Института энергетики и финансов Михаил Ершов.

«Если банковские пассивы сжимаются, это делает финансовые институты более хрупкими, поэтому совсем выгонять вкладчиков им нет никакого резона. Другой вопрос, что до поры до времени у банков есть другие инструменты получения прибыли, и это в какой-то степени объясняет, почему финансовые учреждения не повышают ставки по депозитам несмотря на уход клиентов и повышение ключевой ставки ЦБ», — говорит он.

При существующем соотношении годовой инфляции и ставок по срочным депозитам получается, что вкладчики не зарабатывают, кредитуя банки, а наоборот, дотируют их себе в убыток. Хотя во второй декаде июля средняя максимальная ставка по вкладам в первой десятке банков по объему депозитов физлиц в рублях (Сбербанк, Тинькофф, ВТБ, Райффайзенбанк, Газпромбанк, МКБ, Альфа-банк, ФК Открытие, Промсвязьбанк, Россельхозбанк) выросла с 5,3% до 5,46% (максимум с мая 2020 года), все же отмеченный в отчете ЦБ рост прибыли коммерческих банков достигнут в основном за счет повышения процентных ставок по кредитам. Годовые темпы прироста розничного кредитования в июне составили 21,8%, что вместе с удорожанием кредитов сыграло роль позитивных ножниц для всей банковской системы РФ.