Минфин сдерживает попытки рубля укрепиться

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
7 июля 2021, 00:10

Министерство наращивает закупки валюты, воспользовавшись ростом нефтяных цен.

Хранители резервов: министр финансов РФ Антон Силуанов и председатель Банка России Эльвира Набиуллина ТАСС Автор: Сергей Бобылев

Минфин решил наращивать валютные интервенции. Ведомство сообщило об увеличении объема закупок валюты и золота: с 7 июля по 5 августа на эти цели в рамках бюджетного правила направят 296 млрд рублей. То есть, ежедневно будут совершаться сделки на 13,5 млрд рублей. Это на треть больше, чем в июне.

По словам экспертов, основная причина столь резкого повышения — рост нефтяных котировок. Как напоминает доцент института мировой экономики и бизнеса РУДН Владимир Григорьев, цена отсечения (то есть стоимость нефти, при превышении которой доходы от экспорта черного золота становятся сверхдоходами), согласно бюджетному правилу, на текущий год составляет $43,3 за баррель. При этом в бюджете цена российской нефти Urals на 2021 год была заложена в размере 45,3 долларов за баррель.

«Почти все первое полугодие мы видим рост цен на нефть, уже в мае средняя цена Urals составляла 66 долларов и рост продолжается. Таким образом, котировки примерно в 1,5 раза, сейчас даже больше, превышают планку отсечения», — констатирует Григорьев.

По мнению портфельного управляющего УК Альфа-Капитал Евгения Жорниста, пока предпосылок для снижения цены нефти нет. И в наших общих интересах, чтобы это продлилось как можно дольше

Контролировать курс

Как поясняет руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев, с помощью закупки валюты Минфин корректирует курс рубля так, чтобы он находился в диапазоне, комфортном для восстанавливающейся после кризиса экономики.

«Валютные операции ведомства сдерживают курс рубля в паре с долларом и евро, чтобы происходило более быстрое наполнение бюджета. Это происходит благодаря росту нефтяных котировок до 77 долларов за баррель», — говорит эксперт, напоминая, что помимо высокого спроса на топливо, который приближается к докризисным показателям (энергоносители нужны для запуска производств, сельскохозяйственных работ и восстановления авиаперелетов), провал переговоров на встречах ОПЕК+ по поводу уровня добычи, стимулировал рост цен. А так, как нефть продается за доллары, текущий курс рубля выгоден стране. Поэтому Минфин и дал сигнал, о покупке валюты в июле в рамках «бюджетного правила» на 296 млрд руб.

При этом эксперты не думают, что наращивание валютных интервенций, пусть даже в таком объеме, окажет серьезное влияние на рубль, «обрушив» курс российской валюты.

«На самом деле объемы довольно небольшие для валютного рынка. И они не оказывают определяющего влияния», — считает Евгений Жорнист.

Все в копилку?

Однако реакция рубля на закупки Минфином валюты — вопрос, на самом деле, вторичный. Гораздо интереснее то, куда пойдут эти деньги дальше? Деньги, надо сказать, немалые. Согласно подсчетам банка ING, которые приводит «Коммерсант», среднегодовая цена на нефть составит $66 за бочку вместо ранее обозначенных $62,5. Это приведет к увеличению профицита текущего счета платежного баланса с $55 млрд до $65 млрд. Но покупая валюту, Минфин, по сути «стерилизует» эти дополнительные $10 млрд, изымая их с рынка.

По идее, эти деньги «оседают» в Фонде национального благосостояния, становясь частью золотовалютного резерва.

«Далее правительство может (а ликвидная часть ФНБ уже превысила 7%, что дает такую возможность) расходовать средства ФНБ сверх 7% ликвидной части. В этом случае ЦБ может прекращать покупки валюты на валютном рынке. А может этого не делать и купить валюту у Минфина не прекращая покупки валюты по бюджетному правилу, то есть, оставить валюту себе», — поясняет Евгений Жорнист.

«Что касается судьбы купленной валюты, то ее определяют президент и правительство. Конечно, она может осесть в резервах, но очень надеюсь, что она будет использована для развития российской экономики - реализации перспективных проектов, способных создать новые рабочие места и наполнить российскими товарами прилавки российских магазинов», — добавляет Владимир Григорьев.

Впрочем о том, что средства ФНБ (точнее их небольшая часть) все-таки увидят свет, говорят уже давно. В прошлом году председатель Счетной палаты Алексей Кудрин уже говорил о том, что на поддержку и восстановление экономики можно было бы пустить часть средств из «подушки безопасности», но использование денег Фонда ограничилось софинансированием пенсий. В этом году президент в своем Послании Федеральному собранию поручил составить перечень инфраструктурных и других проектов, при финансировании которых могут в том числе использоваться деньги из «кубышки».

Уже в мае кабмин выбрал семь приоритетных инфраструктурных проектов, которые могут софинансироваться из ФНБ, а в июне — расширил этот список, добавив в него 15 новых позиций. Речь, конечно, идет не о наполнении полок продуктами, но о проектах, определяющих перспективы развития регионов, отраслей, имеющих значение для всей страны. Это и развитие БАМа, и реконструкция трасс, строительство ледоколов и терминала СПГ. Кроме того, в список вошли многофункциональная ледовая арена в Новосибирске и проект «Сибирского кольцевого источника фотонов».

Казалось бы, все проекты — разноплановые. Но есть у них и одна общая черта: все это — инвестиции «вдолгую». Даже дороги и трассы не обеспечат сиюминутной отдачи, не говоря уже о научных разработках. Возможно, так и должны расходоваться резервы — не на латание дыр, а на построение будущего. Только вот долго ли простоит постройка на дырявом фундаменте?