Сделка ОПЕК+: почему не могут договориться Аравия и Эмираты

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
8 июля 2021, 10:34
imago/Xinhua

Складывается впечатление, что ОПЕК+ трещит по швам. Уникальному соглашению между входящими в нефтяной картель и не состоящими в нем нефтедобывающими странами угрожает региональный конфликт между Саудовской Аравией (КСА) и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ). Большинство аналитиков объясняют причины, заставившие Абу-Даби упорно требовать повышения квоты на рост добычи нефти, однако у разлада между еще вчера близкими союзниками есть и другие причины, на которые большинство специалистов не обращают внимание.

Одна из них, например, инвестиции ОАЭ в добывающую и перерабатывающую промышленность. Эмиратская нефтяная госкомпания ADNOC планирует увеличение добычи нефти, что требует пересмотра принятых еще в 2018 году базовых показателей, от которых ведется расчет сокращения или увеличения объемов добычи для всех участников соглашения ОПЕК+. Сейчас на основании базового показателя 2018 г. Абу-Даби имеет право добывать ок. 3,2 млн б/с. Между тем, его мощности позволяют качать 3,8-4 млн б/с или даже еще больше.

Агрессивная инвестиционная стратегия ADNOC означает, что у ОАЭ имеется достаточно причин для наращивания добычи нефти. Рассчитанные на продолжительные периоды времени и жестко контролируемые квоты ОПЕК+ не только влияют на денежные потоки Эмиратов, но могут даже превратить часть его многомиллиардных вложений в долгосрочной перспективе в неокупаемые активы.

Недавно кронпринц ОАЭ Мухаммед бен Заед (МБЗ) принял независимую геополитическую и экономическую стратегию. После многих лет очень тесного сотрудничества с Саудовской Аравией по всем вопросам, начиная от политики ОПЕК и заканчивая региональными геополитическими кризисами, пути Эр-Рияда и Абу-Даби начали расходиться. Очень сильно, к примеру, разошлись взгляды по войне в Йемене и блокаде Катара. Наследный принц КСА Мухаммед бен Салман (МБС) энергично стремится к региональному лидерству. Программа диверсификации экономики к 2030 г. (Vision 2030) заставила его вступить в конфликт с другими членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (GCC), чтобы переманить иностранных инвесторов из Абу-Даби и Дохи в КСА. Очевидно, что ухудшение отношений между Аравией и Эмиратами ОАЭ сыграло немаловажную роль в конфликте внутри ОПЕК+.

Эр-Рияд планирует, например, занять ведущее положение в логистике региона, где сейчас доминируют ОАЭ, и превратить Аравийское королевство в логистический хаб, через который будут проходить товарные и денежные потоки между Евросоюзом и Азией.

В последние пару месяцев Эр-Рияд проводит особенно агрессивную политику в этой сфере. И хотя открытого логистического конфликта между КСА и ОАЭ нет, очевидно, что Ближний Восток слишком мал для двух крупных морских логистических хабов.

МБЗ очень недоволен попытками КСА потеснить в логистике общепризнанный хаб Дубай и перенаправить его потоки на себя.

Если в Абу-Даби недовольны аравийской атакой на логистику, то Эр-Рияд не устраивает крепнущее сотрудничество Эмиратов с Израилем. Сотрудничество Абу-Даби и Тель-Авива в логистике, технологиях, обороне и сельском хозяйстве представляет прямую угрозу планам аравийского кронпринца по диверсификации экономики. При помощи израильских технологий эмиратские проекты вполне могут конкурировать в привлечении иностранных инвестиций с такими аравийскими мегапроектами, как, скажем, строительство умного города будущего NEOM. Эр-Рияд отреагировал на дружбу между ОАЭ и Израиля запретом на импорт технологий и товаров из Эмиратов, связанных с Тель-Авивом.

Экономическое и геополитическое соперничество в арабском мире – обычное дело и едва ли может быть причиной для серьезного конфликта. Возникшие трещины скорее всего будут заделаны, потому что МБС и МБЗ выгоднее сотрудничать, чем конфликтовать. Компромисс в переговорах по ОПЕК+, считает Oil Price (ОР), очень вероятен, но для сохранения лица участники конфликта, прежде чем договориться, скорее всего будут какое-то время обмениваться воинственными заявлениями.

Областей для сотрудничества, считает ОР, у КСА и ОАЭ гораздо больше, чем поводов для конфликта. Например национальные нефтяные компании Aramco и ADNOC могут существенно расширить свои доли на рынке в предстоящие годы, проводя скоординированную политику.

Эмиратский суверенный фонд благосостояния остается важным источником финансирования крупных проектов в Саудовской Аравии, а эмиратские проекты в области энергетики трудно осуществить без помощи и денег КСА.

Конечно, обмениваясь угрозами, кронпринцы еще укрепляют свои позиции как дома, так и в регионе. Что же касается неизбежного конфликта интересов, то соглашение ОПЕК+ является вполне подходящим местом для их выплескивания и улаживания. Главное, считает OP, – понимание и в Эр-Рияде, и в Абу-Даби, что многолетнее сотрудничество между двумя монархиями, не одно десятилетие ключевой элемент жизни региона, останется таким и в будущем.