Перестройка и ГКЧП: причины и следствия

Григорий Герасимов
д-р ист. наук, научный консультант Тульского государственного музея оружия
18 августа 2021, 21:49
А. Чумичев
Танки на Красной площади 19 августа 1991 года

По прошествии трех десятилетий с момента краха Советского Союза историки, политологи, философы так и не пришли к единому мнению по поводу причин, лежащих в основе его распада. Среди ученых преобладает мнение о решающем вкладе объективных факторов: гонка вооружений, экономический кризис, падение цен на нефть, и др. Среди широкой читающей публики преобладают теории заговора: происки ЦРУ или КГБ, заговор сионистов или мирового правительства, предательство Горбачева или Ельцина. Ни в одной из этих теорий советский народ, как субъект истории, не учитывается, он лишь объект воздействия внешних сил, под влиянием которых действует, как марионетка, разваливая сверхдержаву, созданную кровью и потом поколений советских людей.

Исторические события такой силы и масштаба не происходят по воле одного человека и не могут быть результатом заговора. Такие процессы вызываются движущими силами, лежащими в самой основе истории. Объяснения краха СССР экономическими и другими, материалистически понимаемыми причинами, не состоятельны с фактической точки зрения, поскольку государство и народ переживали и более тяжелые, в материальном отношении, времена. Не может быть адекватно объяснена перестройка и с позиций популярной в современной политической и исторической науке теории модернизации, поскольку в 1960-х годах в СССР уже было построено «современное» по тогдашним меркам общество – реальная альтернатива западному, но развить советский проект коммунистическая партия не смогла.

В данной статье причины распада великой державы объясняются действиями советского народа, разочаровавшегося в идеях коммунизма и принявшего либерализм в качестве главной мировоззренческой идеи. С этих позиций основной причиной распада Советского Союза стало разочарование элиты и граждан страны в коммунистической идее, на которой был построен СССР. 

Идейный кризис в СССР и его последствия

Причины деградации коммунистической идеи были заложены еще при Сталине, когда творческое развитие коммунизма было прекращено, учение Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина забронзовело в трудах классиков и не могло быть подвергнуто ревизии никем, кроме вождя партии. 
Развенчание культа личности Сталина пошатнуло веру в «светлое будущее», как в умах многих коммунистически настроенных граждан в СССР, так и за рубежом. ХХ съезд КПСС был не первым, но самым сильным событием, потрясшим основы коммунистической идеи в массовом сознании. В политической и интеллектуальной элите сомнения были и раньше, но после съезда у многих они превратились в твердую уверенность в ошибочности коммунистического пути.

Консервация коммунистической идеи в ее сталинском варианте, отказ от идейного развития, в конце концов, привели к тому, что коммунистическая идеология перестала адекватно объяснять настоящее и не могла уже представить внятного проекта будущего, поскольку в построение коммунизма после 1980 года, – срока, когда согласно Программе КПСС, он должен был быть построен, мало кто верил. Коммунизм сначала рухнул в сознании и душах советских людей. 

Неспособность к идейному творчеству закономерно привела руководство коммунистической партии к стремлению закрыть страну от постороннего идеологического влияния, от проникновения более сильных и убедительных идей, объясняющих мир и предъявляющих более привлекательные проекты будущего, прежде всего, против либерально-демократической идеи. Вместе с тем, история борьбы с инакомыслием и диссидентством показала, что колоссальная мощь государственно-партийной машины оказалась бессильна перед стремлением людей к новым, более привлекательным идеям. Вспомним, что влияние самиздата было сопоставимо с влиянием официальной пропагандистской машины, при несравнимо меньших затратах.  

Идея только тогда убедительна, когда она успешно осуществляется в реальном мире и создает более совершенную, чем иные идеи, реальность. В послевоенное время конкурировали два проекта модерна (современности) — либеральный и коммунистический. Первоначально казалось, что будущее за динамично развивающимся коммунизмом, однако темпы экономического развития начали падать, наметилось отставание в науке и технике, начался застой в социальной жизни. 

В основе исторического развития любого общества лежит творчество людей, меняющих природную среду, формирующих социальное окружение, созидающих культурные ценности. Иного источника развития, кроме деятельности человеческого разума, воплощающего в реальности свои идеи – нет. Для того, чтобы успешно творить, человеку нужна цель, которая всегда идеальна. Чем значительнее идея, тем большие изменения человек может произвести во внешнем мире. 

Пока коммунистическая идея была большой и сильной, она вдохновила советских людей на трудовые подвиги и на победу в Великой Отечественной войне. Когда вера в коммунизм иссякла, люди стали руководствоваться обыденными идеями: ушли в быт, в улучшение личного благосостояния. Такие идеи не рождают покорителей космоса, укротителей ядерной энергии, – они создают миллионы обывателей, думающих лишь о собственном благополучии. Парадокс заключается в том, что цели достижения личного благосостояния успешнее всего достигаются при реализации больших идей, не ставящих во главу угла личные блага. Коммунизм относился к таким идеям. 

Таблица  

Темпы экономического роста в СССР в послевоенный период, рассчитанные разными авторами оказались напрямую связаны с верой людей в коммунизм. По мере ее истончения, пропадала цель общественного производства, что закономерно вело к падению темпов экономического роста. Никакие финансовые вливания, смены хозяйственных моделей не смогли заменить положительного целеполагания, обеспечивающего производительную работу человека в общественном хозяйстве. 

Надо помнить, что советский человек, трудясь в общественном производстве, работал, прежде всего, на общество и государство, и лишь во вторую очередь на — себя. Для того, чтобы добровольно и добросовестно трудиться на других, нужно иметь очень мощный идейный стимул, и пока он был, советское народное хозяйство развивалось невиданными в то время темпами, когда пропал, – началось падение темпов производства, застой в экономике и социальной жизни. 

Экономические и социально-политические институты создаются людьми, реализующими конкретные идеи, пока они верят в эти идеи, созданные ими институты работают нормально, когда эта вера исчезает, институты перестают работать. Коммунистические формы хозяйственной и общественной жизни, лишенные оживляющей их идеи, предстали «как побеленные гробницы, которые снаружи выглядят красиво, а внутри полны костей мертвецов и всякой нечистоты» (Евангелие от Матфея 23:27). Социально-экономические институты и механизмы, созданные коммунистической идеей, перестали работать, когда люди перестали верить в нее. 

В 1980-е годы в стране разразился масштабный мировоззренческий кризис. 

Первая попытка преобразований была сделана Ю. Андроповым, занявшим пост генсека ЦК КПСС после смерти Л. Брежнева. Его борьба с коррупцией, отсутствием дисциплины на производстве были в целом положительно встречены в обществе. 

Перестройка

Начало радикальным преобразованиям в СССР положил М. Горбачев, избранный в 1985 году Генеральным секретарем ЦК КПСС. Ни понимания действительного положения дел в стране, ни продуманной программы действий у нового генсека не было. Первоначально он считал, что сложившийся в СССР социалистический строй является самым свободным, прогрессивным и перспективным. Предполагалось, что за семьдесят лет строительства коммунистического общества основные проблемы уже решены, а комплекс «отдельных недостатков» можно устранить привычными административными методами.  

Все начинания Горбачева последовательно проваливались, не принеся положительного результата для СССР и советского народа. Ускорение – курс на форсирование экономического роста привел к резкому снижению темпов развития. Внедрение рыночных методов разрушило административно-командное управление народным хозяйством. Политика демократизации и гласности оказалась внедрением в существующую политическую систему несовместимых с ней свобод и демократических элементов, которые, вместо укрепления существующего строя, расшатывали и подрывали идеологические основы советской власти. 

Гласность привела к появлению новых течений общественной мысли: либералов, консерваторов, ультрарадикалов, националистов. Большинство из них стали противостоять коммунистической идеологии, а затем вступили на путь непримиримой борьбы с ней. В обществе стал все шире распространяться антикоммунизм. Различные идейные направления получили возможность открыто состязаться. В этом идейном соревновании победил либерализм.

Либерализм показался советским гражданам более убедительным и привлекательным, чем другие идеи и проекты, потому что либеральная идея господствовала в западном мире и могла наглядно предъявить свои достижения. Другие идеи такой доказательной силой не обладали, поэтому выглядели менее убедительными, к тому же либерализм имел мощную западную поддержку – материальную, организационную, идейную.

Политика демократизации и гласности переросла в широкомасштабное движение за свободу и демократические преобразования в обществе. Вместо укрепления существующей системы, на что первоначально надеялся М. Горбачев, эта политика явилась одним из факторов ее разрушения. Оппозиционные либеральные настроения широко проникли и в партию. Их выразителем в высшем партийном эшелоне стал Б. Ельцин, в то время кандидат в члены Политбюро ЦК, первый секретарь Московского горкома КПСС. 

Политика «нового мышления» во внешнеполитической сфере, рассчитанная на то, что «Запад нам поможет», не дала реальных положительных результатов.  Улучшение отношений с рядом ведущих стран мира явилось итогом не столько отказа от идеологии классовой борьбы и противостояния капитализму, сколько следствием колоссальных уступок, на которые шел СССР в одностороннем порядке.

Дальнейшее ухудшение экономического положения, нарастающий дефицит товаров народного потребления, снижение уровня жизни, рост преступности и массовые выступления протеста окончательно подорвали веру в КПСС и руководство СССР. Мировоззренческий кризис закономерно перерос в социально-политический и экономический. Валовой национальный продукт сократился в 1990 году на 4%, а в 1991 г. еще на 11%. 

Ослабление союзного центра власти привело к нарастанию центробежных тенденций, выражающихся в кризисе межнациональных отношений и начавшемся распаде единого государства.

Журнал «Молодой коммунист» в декабре 1990 года писал: «Страна в упад¬ке. Власть бездействует. Пустые полки магазинов. Инфля¬ция. Разгул преступности. Кровь межнациональных кон¬фликтов. Безработица. Сумрачные лица прохожих на ули¬цах, как зеркало, отражают сумеречное состояние нашего общества, его кризис. Кризис экономики, социально-по¬литических структур, размывание идейных и нравствен¬ных ценностей». 

ГКЧП

Реального плана выхода из кризиса у власти не было, страна оказалась на пороге гибели. Последней попыткой части правящей элиты спасти единое государство стало введение 19 августа 1991 года режима чрезвычайного положения. Осуществлять режим должен был Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в состав которого вошли: Г. Янаев (вице-президент СССР), В. Павлов (премьер-министр СССР), Д. Язов (министр обороны СССР), В. Крюч¬ков (председатель КГБ СССР), Б. Пуго (министр внутренних дел СССР) и др.

Из обращения Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР к советскому народу 18 августа 1991 г.

«Соотечественники! Граждане Советского Союза! 
В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам! Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! Начатая по инициативе М.С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой…»
Президент М. Горбачев был изолирован в своей крымской резиденции в Форосе.  Судьба страны решалась в столице. В Москву были введены войска и бронетехника. Основной силой, противостоящей ГКЧП, стало российское правительство во главе с Б. Ельциным, которое признало введение чрезвычайного положения попыткой государственного переворота.

Из обращения президента РСФСР Б. Ельцина “К гражданам России!”  19 августа 1991 г.: «В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранен от власти законно избранный Президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом». 

Российским руководством было выдвинуто требование о немедленном созыве чрезвычайного съезда народных депутатов СССР, возвращении власти М. Горбачеву, отмене всех постановлений ГКЧП. В тот же день Б. Ельцин подписал Указ, подчинявший ему все дислоцирующиеся в России подразделения КГБ, МВД и МО СССР. Он также возложил на себя полномочия командующего Вооруженными Силами СССР на территории Российской Федерации. Российскими властями была развернута мощная информационная кампания, направленная на дискредитацию путчистов, проведена  широкомасштабная организационная работа по мобилизации своих сторонников. На защиту Белого дома – резиденции российских властей на Краснопресненской набережной в Москве, вышло несколько десятков тысяч человек.  

Три дня, которые ГКЧП фактически осуществлял власть в стране, показали его беспомощность и неспособность в решении проблем, стоящих перед страной, а также отсутствие поддержки в народе, который своими действиями выразил доверие политике Б. Ельцина. Регионы России путч не поддержали. 

21 августа войска были возвращены в казармы. По распоряжению Генерального прокурора России члены ГКЧП и их активные сторонники были арестованы. 

Путч ускорил распад единого государства. 25 августа Украина объявила о независимости и отказе от подписания нового союзного договора, ее примеру последовали другие республики, кроме России и Казахстана. Формально оставаясь во главе государства, Президент СССР фактически потерял рычаги управления страной. 

Британский историк, специалист по славянским странам и Восточной Европе Норман Дэвис писал: «Неудавшийся переворот в Москве 19 — 22 ав¬густа 1991 г. был произведен, чтобы остановить подписание Союзного договора и таким образом сохранить остатки власти КПСС. Но он только ускорил катастрофу, которую должен был оста¬новить… Это вообще был даже не переворот; это был просто последний взмах хвоста умиравшего динозавра».

Следствия ГКЧП

В результате победы над ГКЧП, Б. Ельцин сосредоточил в своих руках всю полноту власти на территории России. В союзные министерства направлялись уполномоченные Правительства РСФСР для контроля за их деятельностью. Б. Ельцин потребовал от М. Горбачева согласовывать с ним основные кадровые назначения. Указом Президента РСФСР была прекращена деятельность Коммунистической партии России, поддержавшая ГКЧП.  М. Горбачев объявил о сложении с себя обязанностей Генерального секретаря и призвал КПСС самораспуститься. 

События 19-21 августа кардинальным образом   изменили соотношение сил между сторонниками и противниками сохранения СССР в пользу последних. Окончательная ликвидация единого союзного государства была вопросом ближайшего времени. Распад СССР был неизбежен и неотвратим, поскольку создавшая и скреплявшая его коммунистическая идея перестала быть путеводной звездой в сознании советских людей.  

Осенью и зимой 1991 года шел ускоряющийся процесс деградации союзных политических и государственных структур. Управление экономическими процессами к тому времени, в основном, перешло на республиканский уровень. 8 декабря 1991 г. в местечке «Белая Вежа» под Минском руководители Республики Беларусь, РСФСР и Украины подписали «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ)», в котором объявляли, что «Союз ССР, как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Беловежское соглашение было закономерным завершением процесса распада Союзного государства и явилось реальной возможностью выхода бывшим союзным республикам из системного кризиса, в котором оказался Советский Союз. Вместе, под руководством фактически распавшейся центральной власти, преодолеть кризис республики не могли, и с разной степенью успешности стали выходить из него, полагаясь на собственные силы. С распадом СССР в одночасье исчез и почти трехсотмиллионный советский народ, – в основе национальной идентичности которого лежала коммунистическая идея.

Итоги

В понятном и хорошо объяснимом, с позиций идеалистического подхода к истории, процессе распада СССР путч ГКЧП был лишь одним из значимых и закономерных событий. Как и в любом решительном противостоянии стороны преследовали противоположные цели, определяемые их идейными ценностями. Для ГКЧП ценностью было сохранение единого советского государства, для российского руководства – либеральные идеи. Несомненно, что каждый из участников процесса мог преследовать и личные эгоистические цели: захват, либо, наоборот, удержание власти; стремление к деньгам, имуществу, славе. Однако не они определяли целеполагание, личные цели достигались в случае реализации идей большого социально-политического значения: сохранения коммунистического СССР или создание суверенной свободной России и других республик. Поэтому нет оснований рассматривать ни путчистов, ни борцов с ними, как преследующих свои личные эгоистические цели. Не они лежали в основе действий ни тех, ни других. Более того, отчетливо видно, что каждая из сторон вела борьбу за свой проект лучшего будущего народа и страны, при этом, представления об этом будущем были кардинально противоположные. 

История показала, что ни коммунистический, ни либеральный проект оказались невозможным для страны и народа. Коммунистическая идея иссякла и воскреснуть уже не смогла, а реализация либеральной идеи привела страну на грань социально-экономического краха и очередного распада. «Лихие девяностые» еще раз показали, что либеральный путь развития для России закрыт. Таким образом, с позиции реализации своих «больших» идей, обе противоборствующие в августе 1991 года стороны были неправы. Их борьба была столь же бессмысленной, как и вся перестройка, в ходе которой победила нежизнеспособная в российской исторической действительности либеральная идея. Исправить эту великую историческую ошибку власть, элита, общество до сих пор так и не смогли. 

Отказавшись в новом веке де-факто от либерализма и остановив, благодаря этому, дальнейший распад государства и общества, элита так и не смогла выработать новую идею, которая одна может поднять к исторической жизни многонациональный российский народ. Без выработки такой идеи мы будем вынуждены полагаться на мудрость просвещенных правителей, смена которых будет всегда болезненно сказываться на судьбе современной России.