Передовики и зомбяки

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
18 августа 2021, 13:19

Примерно поровну по 15% фабрик и заводов страны сегодня являются высокоэффективными, конкурентоспособными — и крайне неэффективными, убыточными и балансирующими на грани банкротства. Первых на 3 процента больше, но вторые, вот незадача, оказывают негативное влияние на всю экономику.

Коллаж: Тамара Ларина

Каждое седьмое российское предприятие сегодня неэффективно и находится в предбанкротном состоянии, согласно выводам исследования деловой активности в промышленности РФ в июле Центра конъюнктурных исследований ВШЭ. Документ подготовлен на основе данных опроса руководителей более 4 тысяч крупных и средних промышленных предприятий из 82 субъектов РФ, проведенного Росстатом.

Количество таких предприятий составляет порядка 15% от общего количества работающих в России. Однако, исходя из того же исследования, в России на данный момент всего 15-18% высокоэффективных, конкурентоспособных, причем не только на внутреннем рынке, предприятий. Они финансово устойчивы и могут регулярно решать как инвестиционные, так и инновационные задачи. 

Неэффективные предприятия, однако, оказывают негативное влияние на всю экономику. Эти бедолаги выпускают продукцию, которая неконкурентоспособна, не пользуется спросом, а зачастую просто не нужна.

«Как правило, подобные экономические агенты, работающие даже с отрицательной добавленной стоимостью, сосредоточены в малых и моногородах и финансируются в том числе за счёт патернализма местных властей путем бюджетной субсидированной помощи в целях сохранения хоть каких-то рабочих мест и доходов для проживающих на этой территории людей», — говорится в исследовании ВШЭ.

А по отраслям выглядит так. Убытки несут примерно каждый третий производитель компьютеров, электронных и оптических изделий, полиграфии, табачных изделий и напитков. А также 21,5% предприятий в фармацевтике, 29,8% в машиностроении, 22,5% в металлургии, 27,5% в пищевой промышленности. 

Будучи зачастую градообразующими, такие «зомби-предприятия» находят аргументы для получения кредитов, участвуя в распространении дефолтов и безнадёжных долгов. Власти также вынуждены поддерживать их бизнес, чтобы не допустить социальных проблем.

В ВШЭ полагают, что часть таких предприятий можно было бы вывести с рынка или перепрофилировать, кардинально сменив управленческий состав. Но это требует высоких затрат, а главное неясно, что делать с людьми, которые работают на этих предприятиях, получая пусть и небольшой, но доход.

Тревожным фактором является то, что общее количество действующих коммерческих компаний, сведения о которых содержатся в едином госреестре ЕГРЮЛ, в 2020 году уменьшилось на 9,6% - до 2,822 млн с 3,122 млн. Это означает, что в результате пандемии, остановки производства и снижения спроса на их продукцию они ушли с рынка либо перестали существовать, отмечает преподаватель Высшей школы управления финансами Валерий Корнейчук.

Конечно, признает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв, очень многие предприятия давно нуждаются всего лишь в выборочном пересмотре ассортимента, который просто на данный момент не пользуется спросом у широкого покупателя. А нормальные маркетинговые исследования такими заводами не проводятся. 

Но, по мнению эксперта, есть и более глубокая причина, характерная для очень обширного среза наших обрабатывающих предприятий, а именно высокая себестоимость производства, а также низкая производительность производственного процесса. 

Государство же, констатирует эксперт, практически не оказало даже и более жизнеспособной части обрабатывающего сектора той поддержки, которая была бы существенно соизмерима с накопившимися кредитными задолженностями перед банками, с долгами по аренде складских и производственных помещений, из-за дорожающего топлива возросла и стоимость транспортных перевозок. А перекладывать эти все расходы сверх разумной меры на потребителя, поднимая и дальше цены, нереально.

Завершение пандемийного 2020 года в России снизило объем ВВП на 3,1%, напоминает Валерий Корнейчук. 

2021 год начался с восстановления российской экономики. По прогнозам Банка России, рост экономики России должен был составить 3-4% в 2021 г., в 2022 — 2023 гг. – на 2,5-3,5% и 2-3% соответственно. 23 июля Банк России повысил прогноз по росту российской экономики в 2021 году, обозначив диапазон 4-4,5% вместо апрельских 3-4%.

Такой рост стали возможным благодаря научно-производственной, технологической, сырьевой основе, которая была создана в предыдущие годы, а также человеческому фактору, уверен эксперт. Вместе с тем в России остались старые проблемы, от которых никто никуда не ушёл.  

В этой связи дальнейшие перспективы развития экономики России будут зависеть от ее ориентации на выпуск не только нефтяной и газовой продукции, а продукции с высоким уровнем технологической обработки, наукоемкий технологий прорывного направления в рамках Новой технологической инициативы (НТИ), полагает Валерий Корнейчук.  

Поставленные стратегические задачи требуют не только создания новых предприятий и строительства новых заводов и объектов производства, в частности в СФО и ДВО, но и бережного отношения к ещё находящимися «на плаву» предприятиям, возможного продления моратория на банкротство, введённого в период пандемии, говорит эксперт. А также — принятия дальнейших мер  поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, инновационно-технологических центров развития, венчурных фондов, то есть таких субъектов хозяйствования, которые составляют основу инновационной  экономики в странах ЕС и США, и которые пока не стали заметным звеном российской экономики.