Цель – инфляция. Осталось выбрать оружие

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
3 августа 2021, 14:15

Центробанк надеется на снижение инфляции благодаря повышению процентной ставки. Максим Орешкин выступает против такого подхода.

Коллаж: Тамара Ларина

Банк России ожидает возвращения темпов инфляции к цели в 4% в конце 2022 года, однако не исключает и более значительного падения показателя. Как отмечается в докладе регулятора о денежно-кредитной политике (ДКП), решения о повышении ключевой ставки в июне-июле направлены на ограничение риска более существенного и продолжительного отклонения инфляции вверх от цели и на ее возвращение к 4% к концу 2022 года.

В июне ЦБ повысил ставку на очередные 50 б.п. — до 5,50%, в июле — сразу на 100 б.п. — до 6,50%. Согласно июльскому базовому прогнозу, возвращение годовой инфляции к цели к концу 2022 года должна обеспечить ставка на уровне 6,5-7,1% годовых в период с 26 июля до конца 2021 года и 6-7% в 2022 году. На 2023 год Банк России прогнозирует среднюю ключевую ставку в интервале 5-6% годовых, что соответствует диапазону долгосрочной нейтральной ставки. При этом на пресс-конференции в конце июля глава ЦБ Эльвира Набиуллина упоминала опыт ряда стран, которые, начав, как и Россия, с таргета в 4%, затем понизили цель до 2-3%. 

Между тем, против активного повышения ставки выступил помощник президента, бывший глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

«Сбивать внутренними инструментами инфляцию, которая вызвана временной волной глобального спроса, контрпродуктивно — это дорого обойдется экономике», — заявил он в эфире телеканала "Россия 24". В качестве примеров Орешкин привел США и указал на волну глобального спроса, которая проходит по всему миру и затрагивает каждую экономику.

Эта волна спроса, с одной стороны, позволяет ускорить экономическую динамику, но, очевидно, влияет и на инфляционные процессы практически во всех странах, сказал Орешкин. Очевидно, что на локальном уровне контрпродуктивно бороться с волной именно глобального спроса. В каждой экономике, в том числе российской, есть истории и с внутренним спросом, но вот с волной глобального спроса внутренними инструментами бороться, конечно же, контрпродуктивно: если внешнюю волну останавливать внутренними инструментами, цена окажется очень высокой.

Инфляция — импортная, проблемы - собственные

Ожидания ЦБ РФ по инфляции имеют право на существование, признает ведущий аналитик управления анализа рынков «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. До конца 2022 года рост цен вполне способен замедлиться до 4%. Более того, замедление инфляции может произойти даже в августе, поскольку поступление продукции нового урожая уже привело к падению цен в магазинах. Тем не менее, инфляция — это не только продукты питания. Столь же сильно она ощущается на рынках недвижимости, бытовых товаров и товаров длительного пользования. В случае сохранения «ползучей» девальвации доллара рост цен по этим категориям товаров сохранится, а это означает, что цели Центробанка могут быть под угрозой.  

Распространено мнение о том, что инфляция в РФ носит импортный характер и будет весьма неправильно бороться с ней внутренними инструментами, говорит Кочетков. Отчасти это так, но у РФ есть такой инструмент, как собственная валюта. При ухудшении ситуации по товарам российского экспорта рубль слабеет, позволяя Минфину наполнять бюджет. Логичной была бы обратная зависимость — при улучшении ситуации по товарам российского экспорта рубль должен укрепляться, снижая инфляционное давление внутри страны. 

Однако на текущий момент курс российской валюты, по сути, остаётся на кризисных значениях. Если несколько лет назад мы привыкли к стоимости барреля около 3000-3500 рублей, то сегодня эта цена выросла до 5000-5500. Естественно, что при таком дисбалансе внутренних и внешних цен инфляция не заставит себя долго ждать. Изобретение демпферных механизмов, заградительных пошлин и т.д. приведёт лишь к тому, что производители будут терять мотивацию поставок на внутренний рынок, а также стремление к развитию. 

Все это означает, полагает Кочетков, что повышение ставки ЦБ РФ, как один из инструментов укрепления рубля, является как раз тем самым внутренним механизмом борьбы с импортируемой инфляцией. Если бы сегодня курс рубля был в районе 65 за доллар, то многие проблемы отпали сами собой. Меж тем курс около 73 за доллар продолжает разогревать инфляцию, которую теперь может сдержать лишь население, доходы которого демонстрируют очень слабую динамику. 

Меньше спроса — меньше ценовых претензий от производителей. Но это, заключает аналитик, путь к сокращению производства и торгового оборота, а значит и к падению ВВП. Соответственно, усиление рубля и повышение доходов населения — наиболее оптимальный путь борьбы с инфляцией, стимулирующий производство, которое расширит предложение на рынке и усилит ценовую конкуренцию производителей. 
 
Забавно вот что, говорит руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган: Эльвира Набиуллина поняла, что повышенная инфляция в России надолго, только после публикации протокола заседания ФРС и видеозаписи доклада Джерома Пауэлла, который точно так же говорил об инфляции в США. Тогда как факт того, что пытаться сбивать инфляцию через повышение ключевой ставки не только контрпродуктивно, но и опасно, был понятен еще во время ее повышения в начале июня. 

ЦБ никак не может признать, что на данном этапе он никоим образом не влияет на движение инфляции, кроме как на ее рост через ястребиную денежно-кредитную политику, при которой стоимость денег для производителей выражается в росте стоимости конечного продукта, за который платит потребитель, говори Коган. Основная же роль в процессе снижения инфляции сейчас принадлежит правительству, которое занимается этим вопросом, замораживая цены на ряд продуктовых позиций и запрещая на экспорт нефтепродуктов.

Основной посыл интервью Максима Орешкина не в том, что происходит с инфляцией и как реально нужно с ней бороться, а в том, что руководством ЦБ недовольны на самых верхних эшелонах власти, и перестановки внутри регулятора становятся все более реальными, уверен Коган. Что же касается инфляции, то прогнозы по ее выравниванию на 4% к концу 2022 года по крайней мере на текущий момент видятся слишком оптимистичными. Многое будет зависеть от выборов в Госдуму и того, какой будет дальнейшая экономическая политика, а уже после этого будет иметь смысл давать какие-то ориентиры по инфляции.