Польша втягивается в угольную битву с ЕС

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
22 сентября 2021, 20:20
Zuma\TASS

Конституционный суд Польши не смог принять решение по вопросу о том, какие законы главнее, страны или Евросоюза. Вердикт ожидался в среду, но вместо этого в процессе объявлен перерыв до 30 сентября. Карты польским судьям спутали коллеги из Суда ЕС. Они наложили на Польшу штраф за эксплуатацию угольной шахты «Туров», закрыть которую по экологическим причинам требуют в Чехии.

Конституционный суд Польши не смог принять решение по вопросу о том, какие законы главнее, страны или Евросоюза. Вердикт ожидался в среду, но вместо этого в процессе объявлен перерыв до 30 сентября. Карты польским судьям спутали коллеги из Суда ЕС. Они наложили на Польшу штраф за эксплуатацию угольной шахты «Туров», закрыть которую по экологическим причинам требуют в Чехии.

Взаимоотношения с европейской юстицией для нынешнего руководства Польши – больной вопрос. Правящая партия «Право и справедливость» упорно стремится совместить трудносовместимое. С одной стороны, она хочет, чтоб страна оставалась в ЕС, получая все выгоды от членства в Объединенной Европе – от субсидий по линии Брюсселя до пребывания в Шенгенской зоне. С другой – «Право и справедливость» желает, чтоб Польша шла своим, особым польским путем. Иначе говоря, чтоб она находилась на особом положении, когда обязательные для других стран Евросоюза правила совершенно не касались бы ее.

Не раз и не два польским властям давали понять, что так не бывает. Или членство в Евросоюзе – или польские «духовные скрепы» и «властные вертикали». «Карающим мечом», то и дело обрушивающимся на головы однопартийцев Ярослава Качиньского, является Суд ЕС. Власти Польши очень бы хотели действовать без оглядки на него. Но нельзя. Коль скоро страна – член Евросоюза, приходится уважать ее высшую судебную инстанцию.

Летом «Право и справедливость» попробовала было бунтовать против Суда ЕС – тот постановил свернуть судебную реформу, любимое детище Качиньского. В результате пришлось уступить. Конституционный суд начал пересмотр своего собственного постановления, согласно которому законы Польши объявлялись выше законов ЕС. Однако грянула история с шахтой «Туров». Точнее, вынесенный в понедельник вердикт Суда ЕС, где на Польшу накладывается штраф, 500 тыс. евро за каждый день эксплуатации шахты. Судья Юлия Пжилебска объявила о перерыве в заседании до 30 сентября «в связи с появлением новых обстоятельств и новых обвинений».

«Туров» - давний предмет недовольства соседней Чехии. Шахта расположена в Нижней Силезии, в районе города Богатыня, практически на границе двух государств. Соответственно, Чехии достаются издержки этого соседства. Загрязняются воздух и вода. Последнее наносит удар и по фермерам: в чешской Силезии сельское хозяйство достаточно развито. Просьбами и требованиями закрыть «Туров» поляков донимали давно. Конспирологическая польская версия гласит, что на самом деле Чехия лишь хочет избавиться от конкурента, чтобы без помех продавать свой уголь на рынке ЕС. Подозревают в Варшаве и Германию в наличие интереса в данном деле. Дескать, Берлин покушается на энергетическую независимость Польши, чтобы продвинуть в ней свои зеленые технологии. А заодно – чтобы побудить ее покупать побольше газа. Все-таки после запуска «Северного потока-2» Германия приблизится к положению хаба «голубого топлива» всего ЕС.

Как бы то ни было, защита экологии, а, следовательно, отказ от угля – это общеевропейский тренд. Поэтому Еврокомиссия в целом находится на стороне Чехии в ее конфликте с Польшей. Теперь чехи празднуют победу еще и в Суде ЕС, куда они обратились в начале года.

Проблема только в том, что закрыть «Туров» - та роскошь, которую польские власти себе позволить не могут. И дело тут не в политической позиции «Права и справедливости». ТЭС «Туров», работающая на добываемом в шахте топливе, производит 7% польской электроэнергии. А Польша итак уже согласилась, под давлением ЕС, закрыть ТЭС «Белхатув». Эта крупнейшая теплоэлектростанция страны прекратит свою работу до 2036 года. Как бы не оказалась под угрозой то, к чему в Польше трепетно относятся – энергобезопасность страны.

Кроме того, польские шахтеры отличаются своей социальной активностью. Их профсоюзы сильны. И вообще местный рабочий класс давно приучил власть имущих считаться с собой. Ссорится с ним может выйти себе дороже, особенно когда уровень популярности правящей партии итак оставляет желать лучшего. В этих условиях правительство Матеуша Моравецкого приняло решение не закрывать шахту. Правда, что будет делать дальше, оно не объяснило. Обжаловать, а пока платить штрафы? А если не получится обжаловать?

Профсоюзы уже допустили вариант референдума по выходу страны из Евросоюза. Только вот Полэкзит (как, по аналогии с Брекзитом, называют гипотетический выход из ЕС) совершенно непопулярен в польском обществе. Доля его сторонников никогда не превышала 10%, а в условиях пандемии, когда стране нужны деньги Евросоюза может еще и упасть. Среди противников идеи Полэкзита также много энергичных трудящихся со своими профсоюзами и с сильными протестными традициями. Покинуть ЕС согласны шахтеры, а, например, фермеры категорически не согласны. Кто более правящей партии и правительству ценен? Вопрос, ответ на который «Праву и справедливости» давать очень не хочется.

Тему бездарного правительства, которое тянет Польшу в пучину Полэкзита, вовсю эксплуатирует оппозиция и ее лидер Дональд Туск. Он даже предложил внести в Конституцию статью, запрещающую выход из ЕС без решения абсолютного большинства парламентариев. То есть, без согласия оппозиции. Лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский, между тем, четко заявлял: его партия – за сохранение страны в Евросоюзе. «Полэкзита не будет. Это пропагандистская идея, которая много раз использовалась против нас. Мы видим будущее Польши в Евросоюзе», - заявлял он в интервью агентству PAP в середине сентября. А несколько дней назад тот же Качиньский высказался за то, чтобы польские законы все-таки были выше общеевропейских. Видимо, соответствующий вердикт Конституционного суда представляется ему идеальным выходом из сложившейся ситуации. Осталось только убедить Евросоюз и его высшую судебную инстанцию, что все члены ЕС равны перед требованиями ЕС, но бывают страны равнее других. Задача трудная и, как создается впечатление, едва ли решаемая.