Еда теперь своя, но меньше, хуже и дороже

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
3 сентября 2021, 13:48

В Высшей школе экономики оценили эффект российских продовольственных контрсанкций — продовольственного эмбарго, введенного в ответ на западные санкции в 2014 году. Позитивный эффект есть, пришли к выводу исследователи, но России крайне необходима долгосрочная политика импортозамещения и развития сельского хозяйства. Там также отметили, что полноценному насыщению рынка отечественными продуктами питания помешало повышение, в тот же период, ключевой ставки ЦБ.

Коллаж: Тамара Ларина

Введенные Россией ограничения на импорт продукции сельского хозяйства в ответ на санкции США и их союзников дали весьма ограниченный эффект. Сектору мешает развиваться зависимость от зарубежного оборудования, семенного материала и ветеринарных препаратов. Кроме того, на сельхозпроизводстве негативно отразилось повышение ставки ЦБ, которое привело к снижению доступности кредитов для реального сектора экономики.

Улучшить ситуацию могла бы долгосрочная политика рационального импортозамещения и развития сельского хозяйства, уверены доцент департамента прикладной экономики факультета экономических наук ВШЭ Елена Котырло и заместитель заведующего сектором международно-экономических исследований Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Александр Зайцев. Они проанализировали влияние контрсанкций на отечественное сельское хозяйство в целом и в отдельных регионах в 2014—2017 гг. Свои выводы эксперты изложили в препринте «Контрсанкции и динамика сельского хозяйства в регионах России: произошло ли ускорение?»

Как напоминают в ВШЭ, в августе 2014 года в ответ на санкции США и их союзников в России были введены так называемые контрсанкции, которые привели к краткосрочному стимулирующему эффекту в развитии сельского хозяйства. Эксперты отмечают однако, что влияние экономических трендов 2014—2015 гг. на развитие сельского хозяйства в России было разнонаправленным. В частности, двукратная девальвация рубля из-за снижения цен на нефть значительно повлияла на отечественную экономику, а повышение ставки ЦБ осенью 2014 года до 17% резко снизило доступность кредитов для реального сектора. Дополнительно усложнили ситуацию финансовые санкции, введенные США и ЕС против России.

Тем не менее, экспортно-ориентированные отрасли — такие, например, как выращивание зерновых и подсолнечника — благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре получили дополнительные стимулы. А на ориентированные на внутреннее потребление животноводство и производство овощей и фруктов оказала позитивное влияние девальвация рубля: из-за сокращения импорта и роста цен на продукцию выросли рентабельность и объемы производства. Негативным фактором девальвации стали большие издержки сельхозпроизводителей из-за значительной зависимости от импорта посадочных материалов, продуктов селекции, машин и оборудования.

Сегодня, считают в ВШЭ, России крайне необходим анализ того, как политика контрсанкций работает на более долгосрочных временных периодах. Особенный интерес может представить изучение результатов второй пятилетки, когда станут ясны эффекты прежних инвестиций и постепенного усиления экспортной ориентации отрасли — от этого будет зависеть дальнейшая динамика развития сельского хозяйства. Необходимы механизмы, обеспечивающие переход к экспортной ориентации и создание компаний, конкурентоспособных на мировом рынке. Отраслевая политика также должна дополняться программами рационального импортозамещения в отраслях, производящих продукцию для АПК: машиностроения, сельскохозяйственной химии, ветеринарных препаратов.

Выиграли некоторые производители, но не производство в целом

Программа импортозамещения в целом не привела к решению поставленных задач и во многом оказалась даже контрпродуктивной, считает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. Контрсанкции в большей степени ударили по наполнению внутреннего рынка, чем содействовали увеличению производства соответствующей продукции в России. По расчётам Национального рейтингового агентства (НРА), объем ввоза санкционной продукции за период с 2013- 2019 г. (то есть до «ковидного 2020 г.) сократился на 25% в реальном и на 40% в стоимостном выражении. Но при этом объем российского производства данных категорий продуктов вырос только на 12,3%.

В определённом выигрыше от контрсанкций оказались производители некоторых видов агропромышленной продукции — в частности, мяса, рыбы, молока. Доля импорта этих категорий в России составляла 16% в 2013 г., а в 2020 г. — 7,7%. При этом за период 2013-2019 г. внутреннее производство мясной продукции выросло на треть — до 10,2 млн тонн (при сокращении импорта на 65%), производство рыбной продукции сократилось на 7%, до 4,5 млн тонн (тогда как импорт снизился на 39%), сыромолочной продукции увеличилось на 5%, до 10,4 млн тон (импорт сократился за период на 20%).

Производителям мяса, рыбы, молока были обеспечены льготные условия конкуренции, констатирует Гойхман. Они использовали это для наращивания объёмов выпуска. При этом у них были и возможности увеличения цен из-за снижения поставок из-за рубежа. Уменьшение же ввоза другой продукции не сопровождалось ростом выпуска в России. В результате наполнение внутреннего рынка снизилось, это способствовало росту цен и во многих случаях снижению качества продукции. В проигрыше оказались прежде всего потребители, то есть те, в интересах кого декларировалось импортозамещение.

Производство оказалось ограниченным во многом из-за усложнения условий финансирования, подтверждает аналитик вывод экспертов ВШЭ. Агросектор — такая сфера, где большой временной производственный цикл, требующий длительного периода для выращивания сельхозкультур или животных. Поэтому крайне необходимы «длинные» кредиты. Но введённое в 2014 году резкое повышение банковских процентных ставок одновременно с импортозамещением резко подорвало возможность агропрома наращивать производство, обеспечивать увеличение прибыльности. Кроме того, высокие ставки препятствуют инвестициям в основные фонды, обновлению и модернизации производственной базы, подчеркивает Гойхман.

В таких условиях повышается и зависимость от импортных поставок оборудования, комплектующих, кормов, семян и пр. По ряду позиций ввоз ограничен и из-за санкционных факторов. Учитывая все эти обстоятельства, производителям в большинстве случаев выгоднее и проще увеличить цены и ограничить выпуск продукции. Во многом именно поэтому импорт хотя и уменьшается, но не замещается в той же мере отечественными товарами, заключает аналитик.

За успехи импортозамещения платит потребитель

И все же, позитивные результаты импортозамещения для российской экономики не вызывают сомнения, возражает Марку Гойхману преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. Он убежден, что одним из главных бенефициаров контрсанкций выступили сельское хозяйство и производители продуктов питания. Одним из существенных итогов импортных ограничений в продовольственной сфере, введенных нашей страной, явилось достижение высокого уровня продовольственной безопасности. Самообеспеченность основными продуктами питания уверенно стремится к 100%. Небольшие сезонные проблемы возникают по узкому перечню овощных и бахчевых культур, а также фруктов. Сохраняется необходимость внешних поставок молока и молочной продукции, однако данной сектор развивается достаточно динамично и закрывает более 80% спроса.

Сокращение импорта продовольствия и сельхозпродукции сопровождается наращиванием экспорта, чему во многом способствовал рост спроса на продовольствие в мире, отмечает Гожий. На данный момент АПК является одним из драйверов динамичного развития экономики. Даже сужение базы потребительского спроса в период обострения эпидемиологического спада не изменило этого тренда. Вынужденный уход из России большинства зарубежных, прежде всего западноевропейских, поставщиков продовольствия обеспечил российскому агропромышленному комплексу практически полное господство на внутреннем рынке.

Это обстоятельство в совокупности с мерами институциональной поддержки и повышением доступности кредитных ресурсов в период мягкой денежно-кредитной политики способствовали концентрации производства в АПК и выстраиванию отечественными производителями среднесрочных стратегий, констатирует эксперт.

Таким образом, несмотря на сохраняющуюся необходимость в импорте по отдельным видам продовольствия, наша страна достигла практически полной продовольственной независимости. В этом смысле можно считать, что цели импортозамещения в сфере сельского хозяйства и производства продуктов питания, в основном достигнуты.

Однако не стоит забывать, добавляет Гожий, что позитив во многом был обеспечен снижением уровня конкуренции на российском рынке продуктов питания. Отечественные производители получили возможность занять освободившиеся ниши на внутреннем рынке, по сути, «без боя». Исчезла необходимость достижения качественного и ценового паритета с импортной продукцией. Кроме того, в условиях ослабления рубля и раскручивающейся инфляции издержек, российские производители продуктов питания получили практически неограниченные возможности по перекладыванию бремени затрат на конечного потребителя, что создает реальную угрозу постоянно ускоряющегося роста цен на продовольственные товары.

Меры административного воздействия на негативную ценовую динамику, затрагивающие исключительно сегмент реализации и оставляющие без внимания всю цепочку формирования стоимости носят ограниченный характер. Для достижения отечественным АПК качественно нового уровня хозяйствования, ориентированного на повышение эффективности производства и улучшение качества продукции, необходимо увеличение количества конкурирующих субъектов рыночных отношений. Достичь этого можно посредством постепенного снятия эмбарго на поставку продуктов питания из-за рубежа. Тогда, уверен Анатолий Гожий, станет ясно, чего действительно стоят отечественные производители.