Во Франции появился экс-президент-рецидивист

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
1 октября 2021, 09:00

Николя Саркози приговорен к году лишения свободы за незаконное финансирование своей избирательной кампании 2012 года. Но этим злоключения экс-президента Франции не ограничатся. Впереди – самое опасное для него дело: о предполагаемом финансировании его избрания Муаммаром Каддафи.

Zuma\TASS

Стараниями парижского суда, Саркози установил своеобразный рекорд. Раньше история Франции знала только одного экс-президента, которому вынесли приговор. Это Жак Ширак. Только его судили один раз (за финансовые махинации ему дали 2 года условно и обязали выплатить символический штраф в 1 евро). А у Саркози – уже два приговора. В марте его признали виновным в коррупции и злоупотреблении влиянием и приговорили к трем годам, два из которых он должен отбыть условно. Впрочем, и на год Саркози в тюрьму не отправился. Ему назначили ограничение свободы – фактически, домашний арест с браслетом, контролирующим передвижение.

И в четверг суд так же решил, что Саркози не сядет за решетку. Под тем же домашним арестом он пробудет год. Его признали виновным по нашумевшему делу Bygmalion. Так называется пиар-фирма. Одно из ее подразделений занималось пиар-сопровождением президентской избирательной кампании Саркози в 2012 году. На практике же с помощью Bygmalion осуществлялись манипуляции с предвыборным фондом главы государства.

Во Франции действуют строгие правила финансирования президентских избирательных кампаний. Для кандидатов, участвующих в первом туре, потолок расходов установлен в 16,8 млн. евро. Для участников второго тура – в 22,5 млн. Нарушение потолка финансирования – это серьезное преступление, о чем Саркози, конечно, знал. Но в 2012 году во втором туре он, на тот момент действующий президент страны, соревновался с Франсуа Олландом. Тот в первом туре обходил Саркози на процент. Саркози рассчитывал на поддержку избирателей Марин Ле Пен. Однако переговоры с ней успехом не увенчались. Показав хороший для себя результат (третье место в первом туре) она решила не разменивать его на поддержку теряющего популярность президента и призвала своих избирателей голосовать по своему усмотрению. Видимо, поэтому (или осознавая, что договориться с Ле Пен не получится), Саркози решил рискнуть.

Как установило следствие, всего расходы на избирательную кампанию президента составили около 43 млн. евро. Они оформлялись как оплата пиар-услуг Bygmalion партии Саркози – «Союза за народное движение». Так как на практике «услуги» пиар-фирмы заключались только в печатании бумажек о проведении не проведенных или проведенных для галочки консультаций, презентаций и прочих такого рода действий, получается, имело место мошенничество. И действительно, часть из 13 обвиняемых по делу осудили по этой статье. А еще фигурантов расследования приговорили к наказанию за подложные документы, растрату и сокрытие преступлений. Подельники Саркози – те из них, кто не был оправдан - отправились не под домашний арест, а в тюрьму на срок от 2 до 3 лет. Он же сам обвинялся лишь в нелегальном финансировании избирательной кампании. На суде не было доказано, что Саркози знал, какими методами пользуются те, кто обеспечивал поступление денег на его предвыборные акции, или что он отдавал приказы, скажем, вести двойную бухгалтерию. Словом, имел место эксцесс исполнителя да преступное невнимание президента к этим эксцессам. Хвала адвокатам Саркози, так решил суд.

Победа экс-президента? Отнюдь. Суд доказал главное: с избирательными кампаниями Саркози дело нечисто. Значит, оправдан

интерес к финансированию его победы на выборах 2007 года. Собственно, приговор по первому делу и связан с тем, что Саркози, используя служебное положение и подслушивающие устройства, пытался выяснить, что известно прокуратуре о его финансистах. Теперь же экс-президенту предстоит процесс по грозному обвинению – что он брал деньги не от кого-нибудь, а от Муаммара Каддафи.

Предположения, что Саркози пользовался финансовой помощью ливийского диктатора, а потом, чтоб не выполнять свои обязательства перед ним, инициировал его свержение, а может, и убийство, высказывались давно. В марте 2011 года сын Муаммара Каддафи Саиф аль-Ислам прямо и публично сказал, что французский президент получил крупные суммы на президентскую компанию. Он даже потребовал от Саркози, поддержавшего ливийскую оппозицию, вернуть деньги.

А начиная с 2012 года, уже после того, как Каддафи был свергнут и убит, появились свидетели и доказательства. Сначала было расследование интернет-издания Mediapart. Оно утверждало, что Каддафи дал Саркози в 2006 году 50 млн. евро. Потом всплыли имена бизнесмена ливанского происхождения Зияда Такиеддина и друга президента Клода Геана. И тот, и другой, якобы, имели отношение к финансированию Саркози ливийским лидером. Сейчас в руках у следствия – внушительный список имен и фактов. Если все они конвертируются в обвинительный приговор, домашним арестом Саркози не отделаться. А французскому обществу предстоит тогда пережить шок. Или смириться с неприятным осознанием того, что они выбрали своим президентом человека, готового ради власти на все, в том числе, обелить диктатора и развязать войну.