Акциз на жидкую сталь рискует затронуть не только металлургов

Анна Куклусова
25 октября 2021, 15:38

Со следующего года в России может начать действовать акциз на жидкую сталь. Ряд неинтегрированных металлургических компаний, позицию которых поддерживают Минпромторг, РСПП и несколько российских регионов, попросили изъять из-под его действия сталь, произведенную на электрометаллургических предприятиях.

Андрей Гордеев/ Ведомости / ТАСС

Вопрос еще окончательно не решен, но уже складывается понимание, что, если все-таки акциз распространится на электросталь, это может коснуться не только черной металлургии, но и других стратегически важных отраслей экономики, включая машиностроение, атомную энергетику, оборонный сектор. Законопроект, вводящий акциз на жидкую сталь, сейчас находится на рассмотрении в комитете по бюджету и налогам Государственной думы. Жидкая сталь — это сплав железа с углеродом, используемый как первичное сырье для производства металлопродукции.

Введение акцизов инициирована Правительством РФ в рамках донастройки налоговой системы применительно к стальной отрасли. Ранее Правительство одобрило повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургов и производителей удобрений. Министр финансов Антон Силуанов пояснял, что повышение налоговой нагрузки необходимо из-за потребности бюджета в дополнительных ресурсах, которые в первую очередь пойдут на реализацию антикризисных планов и на борьбу с пандемией коронавируса.

Однако в случае с акцизом на жидкую сталь, как считают в Ассоциации электрометаллургических предприятий (АЭМП), подобное увеличение налоговой нагрузки несет значительные риски для электрометаллургических заводов, не имеющих в отличие от крупных вертикально интегрированных металлургических компаний (ВИК) собственной сырьевой базы и производящих стальную продукцию, используя лом и отходы черных металлов.

Метод производства жидкой стали с помощью электропечей на сегодняшний день является наиболее экологически чистым, поскольку, во-первых, вовлекается и используется вторсырье – металлолом, во-вторых, с точки зрения технологии производства электросталь обладает существенно более низким углеродным следом по сравнению со сталью, выплавляемой более традиционным доменно-конвертерным способом, который используют крупные российские металлургические холдинги. Для справки – по итогам 2020 года производство электростали составило 23 млн т, конвертерной стали — почти 50 млн т, всего в 2020 году в России выплавлено более 72 млн т стали.

Крупные металлургические предприятия, входящие в состав вертикально-интегрированных холдингов, тоже выплавляют электросталь, но они имеют технологическую возможность использовать в своих электросталеплавильных печах жидкий чугун собственного производства. Неинтегрированные производители электростали такой возможности не имеют — они выплавляют жидкую сталь из покупного лома, который добавляет существенную часть в себестоимость продукции. Это не только плата за современные и более экологичные технологии, дело в том, что широкий ряд специальных сталей и сплавов может быть произведен только в электропечах.

«В период с 2015 по 2020 годы рентабельность электрометаллургических предприятий не превышала 10%, а их маржинальность традиционно в 2-3 раза ниже, чем у вертикально-интегрированных компаний. Электрометаллурги производят продукцию из металлолома, который закупается на свободном конкурентном рынке в условиях постоянной ценовой нестабильности. Так, за последний год стоимость металлолома в России выросла более чем на 90%. Кроме того, многие предприятия имеют высокую долговую нагрузку в связи с реализацией инвестиционных проектов и программ модернизации», – говорится в официальной позиции АЭМП, озвученной в ответ на новую налоговую инициативу.

По мнению управляющего директора рейтинговой службы Национального рейтингового агентства (НРА) Сергея Гришунина, от обсуждаемого акциза на жидкую сталь пострадают в первую очередь неинтегрированные электрометаллургические предприятия и в значительно меньшей степени акциз отразится на бизнесе ВИК, которые, обладая собственной железорудной и угольной сырьевой базой, фактически получают за счет этого природную ренту.

«У электрометаллургов и интегрированных компаний совершенно разная рентабельность бизнеса. К примеру, в 1-м полугодии 2020 года многие неинтегрированные электрометаллургические предприятия продемонстрировали убытки, а в 1-м полугодии 2021 года их рентабельность по чистой прибыли – я беру усредненные цифры по отрасли – составила менее 10%. При этом у отдельных компаний этот показатель был отрицательным», – говорит Сергей Гришунин.

«Если посмотреть на отчетность лидеров рынка из числа интегрированных компаний, то здесь картина совсем другая. У "Северстали" рентабельность по чистой прибыли за 1-е полугодие 2021 года составила 36%, у НЛМК – 30%, у ММК – 28%, у ЕВРАЗа – 28%, у "Металлоинвеста" – 43%. То есть в среднем более 30%. В опубликованных на днях отчетах НЛМК и Северстали этот показатель еще выше – 33% и 37% соответственно. Совершенно другие цифры», – продолжает он.

«В случае введения предложенных мер металлургические гиганты все равно останутся в хорошем плюсе, тогда как большинство неинтегрированных электрометаллургов понесет значительные убытки. А некоторые предприятия, которые и так находятся в непростом положении и едва сводят концы с концами, рискуют вообще прекратить свое существование. И это нельзя не учитывать при введении дополнительного налогообложения», – заключает эксперт.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) в своем письме в Правительство тоже выступил в защиту отечественной неинтегрированной электрометаллургии. Он сделал акцент на отсутствие у нее железорудных и угольных месторождений, применяемый сложный технологический цикл и стратегическое значение ее продукции для машиностроения, атомной энергетики, химической индустрии, жилищно-коммунального хозяйства, топливно-энергетического комплекса и даже медицины.

Ситуация в значительной мере осложняется еще и тем, что новая налоговая мера затронет и предприятия средне- и малотоннажной специальной металлургии, которые играют ключевую роль в межотраслевых цепочках поставок в отечественной промышленности. А это свыше 150 предприятий в более 50 регионах РФ. Возникает также вопрос о дальнейшем продвижении России на пути замещения импорта: для производства отечественных аналогов зарубежных промышленных агрегатов нужно, чтобы в стране развивалось производство нержавеющей стали, специальных сплавов. Распространение акциза на электросталь может поставить крест на инвестициях в эту малорентабельную, но стратегически важную отрасль.

Кроме того, речь идет не только о предприятиях черной металлургии: электропечи есть у предприятий машиностроения (включая автомобильное, железнодорожное, авиационное, судостроительное, топливно-энергетическое, станкостроительное, подшипниковое, арматурное, специальное и др.), а также оборонной, атомной, химической, медицинской промышленности. Их также используют ремонтные предприятия и организации, ведущие научные разработки и лабораторные исследования. Российская трубная отрасль выплавляет сталь только в электропечах из покупного металлолома, ее потребители – ТЭК, атомная, химическая, транспортная, авиационно-космическая промышленность и сектор исполнителей ГОЗ, ЖКХ и др.

«Акциз на сталь в случае его распространения на сталь, произведенную в электропечах, будет иметь долгосрочные негативные последствия для многих промышленных предприятий и в целом может нанести серьезный долгосрочный ущерб экономике и национальной безопасности страны», – считает Сергей Гришунин.

Опасения неинтегрированных электрометаллургов и предприятий из других отраслей, использующих электропечи, разделяет и Министерство промышленности и торговли России (Минпромторг).

«В связи с отсутствием собственной сырьевой базы, а также низким уровнем рентабельности по сравнению с вертикально-интегрированными компаниями считаем необходимым предусмотреть механизм освобождения электрометаллургических производств от акциза на тонну выплавленной стали», - сообщалось в комментарии Минпромторга, который процитировал ТАСС. Эту позицию в начале октябре подтвердил и сам глава ведомства Денис Мантуров: «Мы рассчитываем на то, что акциза по электросталеплавильным заводам не должно быть».

«Еще одна сложность с акцизом на электросталь состоит в том, что практику взимания предлагаемого акциза в отношении неинтегрированных производителей электростали невозможно надлежаще администрировать и может повлечет негативные последствия для этих предприятий в виде налоговых претензий и санкций, судебных споров. С учетом неблагоприятного экономического положения таких предприятий это будет равнозначно взиманию акциза с убытков, с еще большим усугублением негативного положения, что недопустимо и противоречит производственно-экономической логике», – полагает Сергей Гришунин.

«Каждая новая налоговая инициатива должна быть тщательно продумана с учетом долгосрочных последствий, а сделать это можно только в диалоге с теми производителями электростали, которые рискуют больше всех с точки зрения обеспечения дальнейшей стабильной работы предприятий. Возможно, стоит немного сместить акцент и при донастройке налоговой системы обратить внимание на другие – в частности, сырьевые – отрасли, которые в период пандемии показывают устойчивую повышенную маржинальность. Например, возросшую рентабельность демонстрируют такие сферы как производство ферросплавов и некоторых сельскохозяйственных товаров, а также финансовый сектор, фармацевтика, недвижимость, золото и драгметаллы », – подчеркивает эксперт. «Это помогло бы более равномерно распределить налоговую нагрузку на экономику в целом и не делало неинтегрированных электрометаллургов заложниками взлетевших доходов российских металлургических гигантов», – заключает Сергей Гришунин.