Эксклюзив: свобода находящихся на «Академике Йоффе» не ограничена

Дмитрий Машенских
корреспондент Expert.ru
12 ноября 2021, 20:39

Арестованное датскими властями российское научно-исследовательское судно «Академик Иоффе» по-прежнему ожидает окончания судебных тяжб. Предсказать, чем они закончатся, эксперты затрудняются. В то же время, по информации от очевидца с борта судна, обстановка на нем нормальная

Henning Bagger/EPA/ТАСС
Российское научно-исследовательское судно «Академик Иоффе», принадлежащее Институту океаналогии имени П.П. Ширшова Российской академии наук, задержано в порту Скаген в Дании

История о том, как судно влипло в историю

В России не так много сегодня на плаву научно-исследовательских судов. Тем менее приятно было узнать о задержании в Дании научно-исследовательского российского судна «Академик Иоффе», о чем стало известно 4 ноября. Прежде такого рода происшествия случались с судами коммерческого назначения. Не обошлось без коммерции (хотя и вынужденной) и на этот раз.

Имеющее статус уникальной научной установки океанографическое судно (полное название УНУ НИС «Академик Иоффе») судно водоизмещением 6 тыс. т имеет специализацию на исследованиях в области акустики. Его конструктивные особенности и оборудование позволяет проводить эксперименты по дальнему распространению звука в океане.

Эксплуатируемое Институтом океанологии имени П.П. Ширшова РАН (ИО РАН) судно находилось в научной командировке. 1 ноября, во время заправки в датском порту Скаген, оно было арестовано представителями властей Дании, изъявшими судовые документы. Позднее российское диппредставительство в Дании сообщило, что этот арест — обеспечительная мера, наложенная по иску канадской туристической компании One Osean Expeditions Ltd к Институту океанологии.

Дело в том, что в 2011 году между этими двумя юридическими лицами при посредничестве кипрской компании Terragelida Ship Management Limited был заключен контракт, согласно которому «Академик Иоффе» начал помимо научных командировок совершать чартерные туристические рейсы. А в мае 2019 года российская сторона вывела судно из эксплуатации (вместе с научно-исследовательский судном «Академик Вавилов», также принадлежащим ИО РАН).

Через полгода, в октябре 2019-го вестник мировой круизной индустрии Cruis Industry News сообщил, что канадский туроператор One Osean Expeditions Ltd попал в чрезвычайно сложную деловую ситуацию. Управляющий директор компании Эндрю Проссин заявил, что вывод российских кораблей был неожиданным и дестабилизирующим событием, из-за которого компания была вынуждена прибегнуть к реструктуризации. Было сказано также, что нарушение контракта между канадским туроператором и российской стороной остаётся предметом продолжающихся судебных исков.

Еще через полгода, в мае 2020-го, Cruis Industry News сообщила, что канадская компания, сорвав контракты, задолжала своим кредиторам 29,5 миллиона канадских долларов (около 24 миллионов долларов США) и начала процедуру банкротства. В рамках этой процедуры туроператор предъявил иск к российской стороне в размере 19 миллионов американских долларов: 6,5 миллиона долларов за ремонт «Академика Иоффе», севшего на мель в 2018 году, и 12,5 миллиона компенсации за незаконное прекращение фрахта.

Однако, согласно Cruis Indasrtry News, ИО РАН ещё в 2019 году заявил, что не имеет прямых договорных отношений с One Osean Expeditions Ltd — при заключении договора институт пользовался услугами упомянутого кипрского посредника, компании Terragelida Ship Management Limited, которая и зафрахтовала российские суда. Основываясь на этом, российская сторона подчеркивала, что не несёт ответственности перед One Osean Expeditions Ltd. Это, кстати, подтвердил и сам посредник, заявив, что суда зафрахтованы по тайм-чартеру, и добавив, что Институт океанологии не виноват в отмене круизов.

Несмотря на это на «Академика Иоффе» и «Академика Вавилова» были наложены санкции, и они с тех пор не заходили в иностранные порты во избежание ареста. Неизвестно, что на этот раз заставило «Иоффе» изменить этим правилам, но его заход в датский Скаген тут же арестом и закончился. С тех пор уже почти две недели российское судно не имеет возможности покинуть воды Дании, имея на борту 38 членов экипажа и 23 научных работника.

Из первых рук: экипаж и ученые следят за прессой

Expert.ru связался с бортом «Академика Иоффе» и из первых рук узнал о том какова ситуация в настоящий момент.

По словам собеседника, находящегося на судне, «Академик Иоффе» по-прежнему стоит в датском порту Скаген. Никаких упаднических настроений среди команды и пассажиров не наблюдается. Экипажу и научным сотрудникам не возбраняется вести привычный образ жизни, никаких ограничений на любые формы работы и досуга датские власти не накладывали. «Судно на рейде порта Скаген. Обстановка нормальная. Ограничений нет», — сообщил собеседник Expert.ru.

При этом было сказано, что информацией о том на какой стадии находится процесс освобождения российского судна и людей, о его сроках и перспективах экипаж не обладает, получая сведения только из прессы. В том числе данные, озвученные в интервью РБК директором Института океанологии Алексеем Соковым, который сообщил, что ИО РАН будет оспаривать арест «Академика Иоффе» в суде.

«Институт не был предупрежден об аресте, он незаконен и должен быть снят. В настоящее время работают адвокаты, специализирующиеся на морском праве, которые направили апелляцию и альтернативный иск», — сказал Соков.

Оспорить решение будет сложно

Российская сторона столкнулась с серьезными проблемами, и пути решения ее выглядят достаточно сложными, считает доктор права, руководитель международной практики юридической компании «Федоров, Данилов и партнеры» Сергей Данилов.

«Судя по тому, что судно было арестовано в Дании, One Ocean выиграла арбитражное разбирательство и начала исполнение решения третейского суда, — сказал он. — Канада, РФ и Дания являются участниками Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвенция). Статья III Конвенции гласит: “Каждое Договаривающееся Государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений, на условиях, изложенных в нижеследующих статьях”».

Поскольку арбитражное разбирательство является закрытым, неизвестно, как выглядела арбитражная оговорка в договорах фрахтования, отметил Данилов. Но в целом оспаривать решения арбитра, по его словам, весьма сложно: статья V Конвенции предписывает очень ограниченный набор обстоятельств, при которых суд общей юрисдикции по месту исполнения решения третейского суда может его отменить. Если же суд общей юрисдикции по месту исполнения не отменил решение, то у проигравшей стороны еще есть возможность подать апелляцию в суд более высокой инстанции. Но такая апелляция, как правило, не задерживает исполнение решения, в том числе арест имущества проигравшей стороны.

«Исходя из того, что "Академик Иоффе" был арестован в Дании, можно предположить, что One Ocean, выиграв третейский суд, провела процедуру исполнения решения в Дании, а Институт либо не оспорил это решение, либо не убедил суд в необходимости его отмены», — заключил Сергей Данилов.