Японский литератор обнаружил, что Достоевский предсказал коронавирус

14 ноября 2021, 16:46

Все происходящее во время пандемии уже было описано в «Преступлении и наказании»

из открытых источников

Японский писатель и журналист Масару Сато назвал Федора Достоевского самым популярным автором в кризисные времена. И сейчас, когда пандемия коронавируса продолжает увеличивать социальное расслоение, самое время прочитать его произведения, написал он в своей статье в Daily Shincho. Особое внимание, по его мнению, стоит уделить роману «Преступление и наказание», в котором болезненные сны Раскольникова о моровой язве из Азии очень похожи на то, что происходит сейчас во всем мире.

«Все больше людей оказываются в ситуации, когда у них нет иного выбора, кроме как жить на улице или умереть. Растут гонения на бедных, малоимущих обвиняют во лжи или заставляют молчать, заявляя, что некоторым приходится намного тяжелее. Между тем лично я знаю тех, кто заработал 100 миллиардов иен на акциях благодаря пандемии коронавируса. В настоящее время VIP-залы в лучших токийских ресторанах полностью заняты. И я остро ощущаю, как увеличивается разрыв между богатыми и бедными, особенно в Токио», — говорится в статье Масару Сато. 

Чтение Достоевского, по его словам, в трудные времена имеет огромное значение, потому что в его произведениях можно найти подсказки для выживания. Масару Сато практически полностью процитировал отрывок из эпилога «Преступления и наказания», в котором описываются сны Раскольникова, увиденные им в тюремной больнице «в жару и бреду».

«Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей... Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные», — написано у Достоевского.

Японец поражается, насколько все точно было описано у русского классика: «Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина... Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром».

На этом Масару Сато заканчивает цитирование, удивляясь, насколько точно Достоевский смог описать ситуацию во времена, когда даже еще не было испанского гриппа. При этом он не упомает, чем все это закончилось у великого классика. В частности, про то, как «начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

Как писал «Эксперт», ранее российские ученые построили математическую модель «идеальной» эпидемии. Ее описание они взяли из романа Достоевского «Преступление и наказание», а «идеальной» назвали потому, что инфекция приводит к сумасшествию. Из-за массового психического расстройства человечество не сможет защитить себя от пандемии. Прогноз ученых таков: от всего населения планеты в живых останутся лишь тысячные доли процента. Они предположили, что это был гипотетический для того времени, но вполне реальный для настоящего сценарий уничтожения человечества путем эпидемического распространения неизвестной инфекции — моровой язвы.