«Саммит за демократию» станет началом больших проблем в американской внешней политике

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
28 ноября 2021, 09:55

Не из-за России и других многочисленных не приглашенных на это знаковое для нынешней администрации США мероприятие, а, напротив, из-за всего лишь одного приглашенного – Тайваня.

Sarah Silbiger - Pool via CNP

Послы РФ и КНР в США Анатолий Антонов и Цинь Ган в издании The National Interest выступили с совместной статьей, где высказались о «Саммите за демократию», который пройдет в онлайн-режиме 9-10 декабря. Высказались, как и следовало ожидать, некомплиментарно. «Саммит за демократию» они назвали «очевидным продуктом менталитета холодной войны», который «разжигает идеологическую конфронтацию» и создает новые «разделительные линии».

Сам факт того, что власти как России, так и Китая выразили недовольство намерением Вашингтона проинвентаризировать всех, кто идеологически близок США, конечно, не может удивить. Не удивляет и отсутствие этих двух стран в составе проинвентаризированных. В Китае, как говорится, никогда и не претендовали. А времена, когда Россия могла быть включена, хотя бы в качестве аванса, в число участников такого рода саммитов, миновали давно. От того ушедшего прошлого осталось разве что, сожаление Путина, который на коллегии МИД недавно помянул, что Москва и Вашингтон двадцать лет назад были «почти союзниками».

Претензии Вашингтону, скорее, уместны от Венгрии, Турции и Египта. Их на саммит не пригласили, хотя для этих важных и вполне лояльных США стран Байден мог бы поступиться принципами.

Впечатляет другое: то, что Китай и Россия критикуют затею американского президента вместе.

Пекин не очень любит жесты демонстративного единства с Москвой в противостоянии Вашингтону и прибегает к ним редко, когда американцы, с точки зрения китайских властей, совсем уж переступают грань. А сейчас как раз такой случай.

В числе приглашенных на саммит оказался Тайвань. И это – после беседы Си Цзиньпина и Байдена, в ходе которой последний ясно сказал, что США признают территориальную целостность Китая. Конечно, президент снабдил свои слова оговоркой, что вторжения на Тайвань американцы не потерпят. То есть, Байден проигнорировал призыв Си Цзиньпина «двигаться на встречу» Китаю. И все же в Пекине были вправе надеяться на некоторое снижение, по крайней мере, на риторическом уровне противостояния с США. Вместо этого в Вашингтоне решили, что настало время стукнуть кулаком по столу. Отсюда – «Саммит демократий» и приглашение на него Тайваня, подкрепленное, кстати, на уровне Конгресса. За месяц остров посетила уже вторая делегация американских парламентариев. В пятницу группа конгрессменов во главе с одним из самых заметных лоббистов интересов острова, демократом Марком Такано встретилась с самым раздражающим китайское руководство политиком - президентом Тайваня Цай Инвэнь, которая является убежденной сторонницей независимости от КНР.

Столь явное признание того, что для Вашингтона по-прежнему существуют два Китая – коммунистический и нет – не могло не взбесить Си Цзиньпина. Официальный представитель китайского МИД Чжао Лицзянь назвал визит конгрессменов «личным вызовом в адрес Китая», который привел к «огромному негодованию 1,4 млрд жителей КНР».

Увы, логика американо-китайских отношений подталкивает обе страны к конфронтации. Ее частью и станет предстоящий «Саммит демократий». Он зафиксирует окончательное завершение того периода, когда США и КНР сотрудничали или соперничали друг с другом, выведя за скобки разницу политических систем. Теперь противостояние двух стран будет приобретать все более идеологизированный характер. Собственно, контуры этой перемены были видны еще при Трампе. Именно он заговорил о том, что Китай, несмотря на все перемены, остается страной, где у власти – марксисты, одержимые планами мировой экспансии. Тогда это еще казалось многим в Америке очередным затейливым проявлением взбалмошного характера президента. Теперь же очевидно, что Трамп задал долгосрочный внешнеполитический тренд.

При этом и в Китае противостояние с США с недавних пор описывается в идеологических категориях. «Новый этап социализма с китайской спецификой», в который обещал вести страну Си Цзиньпин, сопровождается возрождением забытой уже коммунистической риторики. Нельзя не признать эти перемены пугающими. Если международная политика самыми сильными державами планеты начинает описываться в категориях добра и зла, значит, впереди ждет сложный период истории. Так было в прошлом. К сожалению, так может быть и в будущем.