Путин: углеродной нейтральности Россия достигнет к 2060 году

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
3 ноября 2021, 21:29

Климатический саммит в Глазго начался с громких заявлений, обещаний и разочарований. Богатые страны не спешат раскошелиться на борьбу с глобальным потеплением за пределами собственных границ.

Andrew Milligan/PA/ТАСС

В шотландском Глазго второй день проходит саммит ООН по изменению климата. Мероприятие было намечено еще на 2020 год, на него возлагались большие надежды, с ним были связаны серьезные опасения: ожидалось, что в Глазго будут «закручивать гайки» неэкологичному производству, странам, недостаточно стремящимся к углеродной нейтральности — в общем, всему и всем, мешающим борьбе с изменением климата.

Достижение углеродной нейтральности, кстати, — одна из целей устойчивого развития, обозначенных ООН на период до 2030 года. Но собирая саммит организаторы почему-то забыли сразу о двух других целях: формировании позиций соблюдения здорового образа жизни и формировании санитарных условий — на что не замедлили обратить внимание практически все СМИ, освещающие встречу.

Во-первых, в день, когда в Глазго начали съезжаться лидеры стран и делегаты, в городе бастовали мусорщики — участникам и гостям саммита в прямом смысле пришлось пробираться через отходы человеческой жизнедеятельности. Хотя, возможно, это и было поучительно — мол, смотрите, с чем надо бороться — момент для такого педагогического воздействия вряд ли можно назвать подходящим.

Во-вторых, саммит — полномасшабное, если не сказать крупномасштабное, оффлайн мероприятие, на которое съехались 120 мировых лидеров и 25 тысяч делегатов из более чем 200 стран. Настоящее столпотворение, хотя пандемию никто не отменял. Возможно, именно предполагая такую ситуацию, участвовать в саммите очно не захотели лидеры трех стран, леса которых можно в прямом смысле слова назвать лёгкими планеты — России, Китая и Бразилии.

Ну, а о том, сколько углерода эмитировали в атмосферу самолеты и прочие средства передвижения участников и гостей саммита, не написал только ленивый.

Из покорителей — в хранители. Попытка №…

Президенты Бразилии и Китая ограничились приветственными письмами в адрес участников, а вот российский лидер записал видеообращение — специально для заседания по вопросам управления лесным хозяйством и землепользования.

Владимир Путин на этот раз краток: он напомнил, что на долю России приходится около 20% всех мировых лесных массивов и сообщил, что наша страна принимает самые серьезные и энергичные меры для сохранения лесов — в том числе наращивая финансирование на эти цели.

«Россия поддерживает предложенный к утверждению на сегодняшнем заседании проект совместной декларации по лесам и землепользованию. Рассчитываем, что её реализация будет стимулировать более тесное партнерство всех заинтересованных государств в деле сбережения лесов», — резюмировал Путин.

На фоне громких заявлений и обещаний, прозвучавших на «лесном» заседании, речь российского президента, назвавшего сроком достижения нашей страной углеродной нейтральности 2060 год, оказалась верхом сдержанности и осторожности.

Что же касается непосредственно лесного покрова планеты, то лидеры более, чем сотни стран — и России в том числе — пообещали остановить процесс его исчезновения уже к 2030 году. Имеется в виду, конечно, не тотальный отказ от использования древесины, а борьба с лесными пожарами, восстановление уже пострадавших от вырубки и огня территорий. Кроме того, правительства 28 стран обязались прекратить вырубку, которая велась ради сельхозпроизводства — в первую очередь, с целью производства пальмового масла, какао и сои.

Председательствующий на саммите премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что это соглашение будет иметь решающее значение для ограничения повышения температуры на планете 1,5 градусами Цельсия.

«С сегодняшними беспрецедентными обещаниями у нас будет шанс положить конец долгой истории человечества как покорителя природы и вместо этого стать ее хранителями», — провозгласил британский премьер.

Джонсон не стал напоминать, что превратиться из покорителей в хранителей страны мирового сообщества собирались еще в 2014 году, на климатической конференции в Нью-Йорке. Тогда участники договорились вдвое сократить вырубку лесов к 2020 году и полностью прекратить к 2030. То есть, ничего «беспрецедентного», как пафосно выразился британский премьер, в нынешних решениях нет. Собственно, это даже и не решения, как таковые — пока все остается на уровне обещаний. Не исключено, что к концу саммита они превратятся в обязательства, но в современном мире написанное пером, увы, отнюдь не мешает работать топором. Тем более, что в запасе у лесопромышленников остается еще 10 лет.

Именно на этом, кстати, акцентировали внимание представители Гринпис, отметив, что инициатива, прозвучавшая в Глазго, по сути, дает «зеленый свет» еще одному десятилетию вырубки лесов.

«Климат и окружающая среда не могут позволить себе такую сделку, — заявила исполнительный директор Гринпис Бразилии Каролина Паскуали. — Коренные народы призывают к защите 80 процентов Амазонки к 2025 году, и они правы, это необходимо».

Стоит отметить, что дождевые леса Амазонии, расположенные в Бразилии — самые большие в мире. И в 2020 году их вырубка велась рекордными темпами.

Обещать — не значит жениться

Обещание об отказе вырубки лесов, по словам Джонсона, уже подкреплено соответствующим финансированием. 12 экономически-развитых стран, в числе которых Великобритания, Франция, Германия и США, в ближайшие 4 года выделят 12 миллиардов долларов, которые пойдут на помощь развивающимся странам в сокращении вырубки лесов. Еще 7 с небольшим миллиардов должен добавить частный бизнес. Деньги направят на спасение как раз тех самых дождевых лесов в Латинской Америке — через развитие новых методик землепользования.

Тем же, кто с первого (хотя на самом деле уже неизвестно какого по счету) раза не поймет, что ветер давно поменялся и сельское хозяйство должно развиваться не во вред лесам, просто, что называется, «перекроют кислород»: более 30 банков, чей совокупный капитал составляет почти 9 триллионов долларов, пообещали отказывать в инвестициях проектам, которые будут осуществляться «по старинке».

Однако заявленные на саммите 20 миллиардов долларов — далеко не первые деньги, обещанные в контексте борьбы с изменением климата. Об этом богатым странам напомнили представители стран Африки.

На «Большую двадцатку» приходится около 80% всех выбросов, а страдают от тяжелых последствий изменения климата в первую очередь беднейшие государства — в том числе, расположенные в Африке. В связи с этим еще в 2009 году G-20 пообещала выделять развивающимся странам по 100 миллиардов долларов в год на борьбу с последствиями климатических изменений. По словам африканцев, однако, эти обещания по сию пору так и остались обещаниями. Мало того: в начале саммита прозвучали заявления, что спасительные финансы начнут поступать не раньше 2023 года.

Комментируя такой поворот событий, президент Ганы Нана Аддо Данква Акуфо-Аддо заявил, что африканцы, естественно, разочарованы.

«Однако эти же страны настаивают на том, чтобы мы отказались от возможности быстрого развития наших экономик. Это было бы равносильно закреплению в мировом сообществе неравенства наивысшего порядка», — отметил Акуфо-Аддо. А президент тихоокеанского островного государства Палау Сурангель Уиппс-младший выступил еще жестче:

«С таким же успехом вы могли бы бомбить наши острова, вместо того чтобы заставлять нас страдать только для того, чтобы стать свидетелями нашей медленной и роковой кончины. Лидеры G-20, мы тонем, и наша единственная надежда - это спасательный круг, который вы держите в руках».

Пока, впрочем, высказывания лидеров беднейших стран никак не повлияли на ранее принятые решения и вновь данные обещания. Да и вряд ли повлияют: главы государств, отметившиеся на саммите, уже разъехались, а оставшимся представителям-переговорщикам предстоит разве что отточить формулировки прозвучавших заявлений.

Надо сказать, что ситуация с финансированием спасения лесов и поддержкой бедных стран весьма показательна. Пандемия явно сместила приоритеты, и богатые государства не готовы сейчас разбрасываться деньгами даже на словах. По миллиарду долларов от каждого на сокращение вырубки лесов — еще куда ни шло. Но сотню миллиардов в Африку, да еще и ежегодно — с этим придется подождать.

Не исключено, конечно, что какие-то решения, принятые на саммите, будут все же направлены на ужесточение требований Парижского соглашения. Но и они, скорее всего, будут носить рекомендательный характер.