Станет ли друг России президентом Франции?

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
9 ноября 2021, 08:37

Во Франции входит новая ультраправая политическая звезда. Известный журналист Эрик Земмур вполне может устроить во Франции новую политическую революцию

Apaydin Alain/ABACA

Новая надежда

«Франция еще не сказала своего последнего слова». Таков был, наверное, девиз президента Франции Эммануэля Макрона всю его нынешнюю каденцию. Хозяин Елисейского дворца пытался косплеить ДеГолля или даже Наполеона и возродить величие Франции. Казалось бы, внешние обстоятельства были для этого благоприятными – российско-европейский конфликт давал возможность Парижу сыграть роль посредника между Москвой и Брюсселем, общее ослабление США на внешней арене открывало пространство для лидерского маневра, а Германии снова требовался партнер для контроля за Европейским союзом. Однако Макрон не справился ни по одному из направлений, и за время его правления Франция испытала целый ряд унижений, последним из которых стал конфуз во время «рыбной войны» с Великобританией.

Однако несмотря на все эти неудачи в Пятой Республике еще остаются люди, уверенные в том, что «Франция еще не сказала своего последнего слова». Так, в частности, называется последняя книга Эрика Земмура. Французского журналиста еврейского происхождения и нынешней звезды французских ультраправых, взошедшей аккурат за полгода до президентских выборов. Земмура уже называют французским Трампом за его взгляды и отсутствие всяческого стеснения в их выражении. «В отличие от своих соперников, он не отворачивается от религиозных и расовых провокационных тем, а также не скрывает своих склонностей говорить о заговорах. Он – ярый противник иммиграции, политкорректности и феминизма. Для своих сторонников он – знакомое лицо, которое не боится говорить о вещах как они есть на самом деле. Для противников же он является зажигательным популистом, раскалывающим страну. И благодаря СМИ он сейчас везде», - пишет издание The Atlantic.

В буквальном смысле везде. Так, за сентябрь месяц Земмура во французских СМИ упоминали более 4 тысяч раз – то есть примерно около 140 упоминаний в день. В тот же месяц у него было почти 11 часов эфира (для сравнения, у Ле Пен был всего час). И это он еще не кандидат в президенты – для этого Земмуру нужно заручиться поддержкой сотен французских мэров, а также собрать деньги на предвыборную кампанию.

За этим, скорее всего, дело не станет. Земмур уже обхаживает спонсоров и, скорее всего, они готовы будут вложиться в политика. Опросы уже сейчас дают Эрику Земмуру 17-18% голосов в первом туре, что делает его вторым по рейтингу кандидатом после президента Эммануэля Макрона (у которого 24-27% голосов). И тенденции отнюдь не в пользу действующего президента – в сентябре рейтинг Земмура был в районе 8%. В случае второго тура Макрон набирает 57% голосов, а Эрик Земмур – 43%. То конфигурация плюс-минус такая же, как и в случае дуэли Макрона с Ле Пен. Однако нужно понимать что Ле Пен а) куда менее харизматична, чем Земмур и б) у Ле Пен длинная и весьма противоречивая политическая история, в которой есть к чему прикопаться.

А что нароют на Земмура? Обвинят в расизме? Бесполезно – уже обвиняли и даже дважды осуждали за разжигание расовой ненависти (по словам Земмура, мусульманам нужно сделать выбор между Исламом и Францией). Кроме того, в устах левой французской прессы под словом «расизм» понимается любая критика, связанная с национальной принадлежностью. Так, например, когда Эрик Земмур говорил, что большую часть наркоторговцев во Франции составляют выходцы с Ближнего Востока и Северной Африки – это не расизм, а объективная реальность (хотя албанцы могут подать на него в суд за нивелирование значения албанской наркомафии). Докажут, что его помощница Сара Кнафо является его любовницей? Так об этом многие давно подозревают, да и во Франции адюльтер не является чем-то крайне предосудительным. Подсунут в отеле страшную как атомная война горничную и обвинят в попытке ее изнасилования? Франция это уже проходила во время предыдущей предвыборной кампании.

Возвращение рациональности

В России к кандидатуре Земмура относятся, судя по отечественной прессе, крайне положительно. Вплоть до того, что называют другом России.

И, судя по его позиции, так вполне можно утверждать. Эрик Земмур выступает за снятие с Москвы санкций, нормализацию российско-европейских отношений и даже выстраивание некой оси Париж-Берлин-Москва для противостояния внешним угрозам. В том числе и тем, которые исходят из Америки. «Союз Франции, Германии и России для американцев станет концом их господства в Западной Европе. Поэтому американцы потратят все усилия на то, чтобы найти разногласия между Францией и Германией с одной стороны и Россией с другой», - поясняет француз. Ну и вишенкой на тортике его позиции является готовность Земмура выводить Францию из НАТО – не частично, как это сделал ДеГолль, а совсем. Что, в свою очередь, может нанести серьезный удар, даже критический удар по репутации Североатлантического Альянса.

Звучит, конечно, здорово и интересно – если (ЕСЛИ!) Земмур изберется, то перед Россией открываются большие перспективы. Вот только у этих планов есть два больших «но»: глубинное государство и свечи.

Коль сравнивать Земмура с Трампом, то нужно сравнивать полностью. Как и у Трампа, у Эрика Земмура много правильных и интересных идей. Однако, как и Трампу, ему эти идеи не даст осуществить т.н. «глубинное государство» - сонм французских чиновников и управленцев, не мыслящих для Франции иного выбора кроме евроантлантического. И вряд ли Земмуру удастся этот сонм победить и переломить – тем более даже не имея своего большинства в парламенте. Поэтому либо он встроится в систему, либо – если будет упорствовать – парализует весь французский государственный механизм.

Если же представить, что Земмуру удастся одержать победу и повести Францию по выбранному им пути, то этот путь приведет и страну, и всю Европу к хаосу. Резкому росту ультраправых настроений в обществе (ибо правые увидят, что оказывается можно побеждать), усилению неуверенности европейских элит, очередному кризису в ЕС, который Союз может уже не пережить. В общем, победа Земмура приведет к хаотизации европейского пространства – которое (при всех наших культурных различиях) является крупнейшим торговым партнером России. И абсолютно непонятно, во что эта хаотизация в итоге превратит в Европу. Возможно, Старый Свет станет более рациональным и европоцентричным – тогда Москва с Берлином и Парижем (не с Брюсселем и евробюрократами, а именно с французами и немцами) решит ряд спорных проблем. А возможен и другой сценарий – Европа станет слишком слаба, нерешительна и нерациональна, погрязнет во внутренних конфликтах, и в результате будет представлять еще более враждебное России пространство, чем сейчас.

Земмур несет революцию – а она редко когда приводит к позитиву, в отличие от эволюции. Однако что делать, когда эволюция в Евросоюзе оказалась невозможна?